Последние комментарии

  • Татьяна Гладкова15 декабря, 15:07
    Большая буквально трогала за пятки)))Сытые были.да и малой показывали.наверное,человека)Любопытные косатки поплавали рядом с купающейся женщиной
  • Вермонти-9 Соколянская15 декабря, 11:57
    Жуть   оказаться на её месте   с касатками Любопытные косатки поплавали рядом с купающейся женщиной
  • Елена Кавковская (Карапетова)14 декабря, 22:10
    И холодные закуски и первое и второе--все в одной тарелке. Мм.., интересно...Супчик "чебурашка",всё гениальное просто!

Щучья напасть

зубастая хищница

Немного тех, кто хоть раз не был женат. Рыбаков среди них — того меньше. Ибо страсть к ужению способствует нахождению объекта для оформления матримониальных взаимоотношений, но никак не к сохранению оных. Впрочем, не торопитесь нас жалеть, потому как истинный рыбак никогда не опускает руки, а разводит ими, исключительно дабы похвастаться очередным трофеем: «… с вОООт такими глазами!

».

На первом же году моего брака родственник со стороны жены пригласил меня отдохнуть на речке и поблеснить. И не куда-нибудь — аж на Западную Двину! А я, во-первых, понятия не имел, где располагается это славное место, во-вторых, мой опыт обращения со спиннингом был небольшим, а точнее — нулевым.

Дабы не опозориться, постарался отговориться, сославшись на объективные обстоятельства: отсутствие загранпаспорта и спиннинга как такового. Выяснилось, что река протекает по территории моей Родины, а удилище с катушкой дает тесть.

— Колымага твоя, надеюсь, не барахлит? — «закинул удочку» шурин, и все встало на свои места.

— Доедем, — буркнул я в ответ и сунул за пазуху увесистый камень.

Утомлять читателей рассказом о дорожных перипетиях не стану; о том, как разбили на берегу табор и весьма обрадовались этому обстоятельству, не имею морального права говорить, потому и перехожу сразу к делу.

Дебют спиннингиста

Утреннюю вылазку на водоем старшие товарищи (чиновники средней руки во главе с паном Начальником) дружно манкировали. Мне — самому молодому и бесперспективному — казалось, сам Бог велел оставаться в палатке отгонять комаров и нестерпимую мигрень, хорошо знакомую адептам нездорового питания, однако…

В чужие дорогущие лодки сесть не посмел, а направил стопы к ближайшему срезу воды, за кустики. Бережно нес арендованную снасть, которая выглядела следующим образом:

1) простенькое двухколенное удилище — одна штука;

2) дешевая инерционная катушка — одна штука;

3) блесна-ложка — одна штука (цена 35 коп.);

4) кусок лесы — около 20 метров.

И все это «сокровище» я держал в руках первый раз в жизни.

«Брошу разок другой и обратно — досыпать», — решил я. К тому времени пропасть между мной нынешним и годами тренировок за столом для пинг-понга была не столь широка, так что приманка благополучно погрузилась в воду. «Теперь основное — не зацепиться и не порвать леску, вдруг у тестя эта блесна… любимая?» — пронеслась в голове тревожная мысль, после чего везенье сразу закончилось.

Кончик удилища внезапно согнулся, катушка остановилась. «Приплыли! Надо было раньше узнать, как называется эта чертова блесна, и на обратном пути купить такую же!» — обреченно подумал я. Тянул, тянул… словно сказочную репку.

Наконец, предполагаемая коряга поддалась… На поверхности показался бурун неизвестного тревожного происхождения. «Коряга» удовлетворила свое любопытство и решительно занырнула.

— Ну и ну! — выдохнул я.

Единоборство на берегу

«Бревно» дернулось сначала в одну сторону, затем — в другую. «Да это же рыба!» — мысли в моей голове заметались рассыпанным в лифте бисером, схватка началась.

Несколько раз мне удавалось выволочь щуку на мелководье, но, что делать дальше, не знал. Едва почувствовав под брюхом песок, хищница активизировалась не на шутку. Уж я и уговаривал, и ногами пинал… без толку.

Не поверите: на ум пришла сцена из поэмы «Мцыри», и засверкал луч надежды. Удилище отнес подальше от воды, выдернул из плавника подходящую по размеру ветку, просунул в жаберную щель и пригвоздил соперницу к земле. Бросок! «Копье» треснуло, щука освободилась и устремилась на глубину.

— Аааа!!! — в отчаянии заорал я, выломал из ближайшей березы устрашающего вида сук и принялся подматывать лесу вновь.

Преуспел, но орудие в цель пролезать не хотело… Обошел ворога со спины, запустил в обе щели ладони и в раскоряку потащился к берегу. У-ф-ф, поверженная щука билась в истерике, изрыгая проклятья.

— Шалишь… — прохрипел я и воспользовался своей импровизированной дубинкой.

Сук очень даже пригодился: через пасть вошел, как надо, как отоларинголог прописал. Рыба умолкла.

Возвращался героем: обе руки забрызганы кровью, в одной лапище — спиннинг, в другой — дубина, на которой за спиной (вместо сапог) раскачивается щука-монстр.

Роковое пророчество

Дорога, легко догадаться, пролегала опять же через кустики. Там я неожиданно наткнулся на начальника старших товарищей, спугнув его с облюбованного места.

— Все по лодкам! — скомандовал он.

Стайка подчиненных мигом погрузилась и отчалила выполнять распоряжение. Моя скромная персона в штатном расписании их гордого учреждения не значилась; оставалось смиренно поджидать респектабельных «кастингистов» в лагере, что я не без удовольствия и проделал, ибо завтрак для руководителя к этому времени поспел (когда еще выпадет шанс полакомиться деликатесами из спецбуфета?).

Спустя пару часов, исхлестав без вины виноватую реку, измученные и обозленные мужики вернулись. На всю компанию улов составил одинокий щуренок-карандаш, пойманный за бок и проклинавший тот день и ту минуту, когда нелегкая занесла бедолагу в зону дислокации столичной флотилии.

Любопытство не порок, тем паче на обед предполагалась наваристая уха. Педантичный Начальник приказал взвесить зубастый ингредиент, а лук и укроп добавить на глазок. Супротив моего трофея фирменный пятикилограммовый безмен оказался не у дел. Пришлось шурину, скрипя зубами, взвешивать родственное счастье по частям, благо топор в багажнике имелся.

Камень за пазухой явно полегчал. Но главное — не это. Пока мы возились с зубастой хищницей, подошли профессиональные спортсмены-рыболовы. Их предводитель поздравил меня с почином и предрек:

— …Отныне станешь ты, парень, колесить в поисках щуки большего размера. И не будет тебе покоя, пока не сыщешь. В чем я сильно сомневаюсь, но успеха, тем не менее, искренне желаю!

Сбылось роковое пророчество. Где я только не ловил! Какую снасть не пользовал! Увы… безрезультатно. Пришлось довольствоваться лишь несколькими забавными случаями. Об одном из них, вопреки канонам построения литературного произведения, вкратце поведаю.

Ну и улов!

Как-то раз, будучи с компанией единомышленников на Онеге, приметил броски крупной щуки возле старых гнилых свай. Сменил мелкую блесну на солидную ложку-колебалку и буквально с третьего заброса зацепил хищницу. Подвести к берегу не удалось, — сноровки не хватило.

Уязвленное самолюбие взывало к отмщению. Вечером установил в этом месте ольховую жерлицу с приличной красноперкой в качестве наживки: «Не попадется, так подавится».

С первыми лучами солнца, сгорая от нетерпения, я крался к засаде в надежде увидеть размотанную снасть. Не дойдя с десяток шагов, стал свидетелем мощного удара аккурат возле моей неказистой рогатки. «Раньше не могла! — с раздражением подумал я. — Жди теперь, пока заглотит!».

Делать нечего, нарезаю поблизости круги, поглядывая на часы. Жду, перебирая в уме щучьи повадки вплоть до процесса пищеварения. Волнуюсь похлеще, чем на первом свидании. Все! Больше не могу! Трясущимися руками медленно выбираю лесу. Глубина небольшая, вода прозрачная. Показалась спина, и… мать честная! Морда с щукой в пасти! Выходит, одна зубастая хищницу другую сцапала!

От нервного потрясения лесу бросил… и в кусты. Стучало в висках, сердце ухало разбуженным филином. Минут через сколько-то слегка успокоился. «Эдак она до самой весны заглатывать будет. А ну как не пролезет? — мучили тревожные сомнения. — Или передумает?».

Вернулся к жерлице. Нежно, словно хрусталь, поднял хищницу к поверхности, отбуксировал к ногам. Подсачек из-за суеверия не брал. Уговаривать щуку самостоятельно выбраться на берег не решился и, преодолев врожденное слюнтяйство, ткнул перстами рыбине в очи. Бросок на себя — и трофей с возмущением катается по траве.

— Ну уж дудки! — проворчал, отрезая рыбине путь к спасению. При этом ноги выделывали замысловатые па в духе Английской премьер-лиги, виртуозно отпихивая трофей подальше от озера, поближе к разделочной доске.

Результаты аутопсии подтвердили догадку: первая щука проглотила красноперку, вторая — решила полакомиться обеими. Пищевую цепочку замкнул автор этих строк, по-братски разделив наваристый успех с остальными участниками экспедиции.

Постскриптум

С того памятного дня, когда поймал свою первую щуку, минули десятки лет. Уж и череп ее, лаком покрытый, затерялся в ворохе старых вещей, и сам я становлюсь год от года меньше размером. Однако стремление побить собственный рекорд не покидает, и, вероятно, по этой причине цепляюсь за жизнь скрюченными подагрой пальцами.

Словно за не пойманную щуку.

Владимир Фомичев, г. Москва

Источник