Гобой: гончая до ближайшего рынка

В доме Василия собаки были всегда. А так как его отец, потомственный охотник, передал свою страсть ему, то и у него не было других вариантов, как держать не просто собак, а собак охотничьих пород.

Фото автора

Фото автора

 

Любовь к русской гончей передалась ему, как говорится, с кровью отца при рождении, так, что когда его не стало, а потом и его собак, Василий, долго не думая, взял у друзей-гончатников месячного щенка русской гончей.

Шустрого и смышленого выжленка Василий решил назвать Гобой.

Уже к семи месяцам тот сносно гонял русаков и даже пару зайцев-листопадников ему удалось взять.

Но случилась непредвиденная проблема: завод, на котором Василий работал охранником, обанкротился, и ему пришлось искать другую работу.

Огорченный таким ударом судьбы, Василий не мог найти себе места.

Близость канувшей в небытие работы и удобный график, сутки — трое, очень его устраивал, давая возможность много охотиться, проводя время в полях за нагонкой молодой собаки.

Теперь это счастливое время безвозвратно ушло, и ничего не оставалось, как смириться с тяжкой потерей, перевернув очередную страницу прожитой жизни.

Как всегда бывает, второй такой работы Василию найти не удалось, и, ничего не оставалось, как пойти работать в теплосеть — каждый день. Оставлять взаперти Гобоя у охотника не хватало сил, и он, уходя, отпускал выжлеца на свободный выгул.

Вечером, возвращаясь, Василий всегда заставал выжлеца возле порога, радостно виляющего гоночком и подвывающего от переполняющих его чувств.

В выходные они снова уходили в поля, где топтали бесчисленные километры в поисках русаков.
Со временем Василий стал замечать изменения в работе своей собаки.

Выжлец, подняв зверя, часто уходил со слуха и пропадал до темноты. Охотник, прождав три-четыре часа на месте подъема, начинал смещаться в сторону ушедшей собаки, но, так и не услышав гона Гобоя, под вечер уходил домой.

 

Скорее всего, молодой гончак натекал на след лисицы, и та уводила его со слуха через поля в соседнее хозяйство. Других объяснений у озадаченного охотника в голове просто не возникало.

Тем более в ближайшей округе оврагов с лисьими норами было превеликое множество. Поля пока еще постоянно засеивались, и мышей для рыжих кумушек водилось в избытке.

…Скрипнула ржавой пружиной калитка, отодвинувшись на несколько сантиметров. В образовавшуюся щель просунулась рыжая голова собаки. Василий, сидевший на ступенях крыльца, покуривая задумчиво сигарету, поднял глаза. Взгляды выжлеца и его хозяина встретились.

«Гобоюшка! Ну наконец-то припылил, пропащая душа!» — беззлобно выдохнул Василий, выпуская струйку дыма. Выжлец, завиляв всем телом, словно змея, протиснулся в калитку и, радостно поскуливая, прижался к хозяину.

«Загоняла тебя рыжая плутовка?!» — поинтересовался хозяин у пыхтящего пса, трепля его за ухом. «Ладно, пришел, и слава Богу! — уставшим голосом сказал Василий. — Иди поешь да отдыхай! И я пойду, завтра побьем ноги, авось и сероухого заполюем, если повезет...»

На охоту Василий с Гобоем вышли с первыми лучами зародившейся зари. На высокой березе, что стояла в небольшом колке посредине убранного овсяного поля, бубнили рассевшиеся на ней косачи.

Охотник спустил с поводка выжлеца, и тот выпущенной стрелой полетел по полю, чуть поодаль перейдя на челнок. Напуганные собакой и приближающимся человеком тетерева слетели с дерева и прерывистым полетом направились в ближайшую лесополосу.

Гобой завертелся у края поля, распытывая чьи-то наброды, то ли улетевших тетеревов, то ли ночную жировку русака.

Василий остановился, внимательно наблюдая за поведением выжлеца. Вот рыскающий гонец распутал ночной след и направился в небольшой колок леса, примыкающий к вытянутому оврагу, заросшему кустарником.

Собака скрылась из виду, но вскоре взревела, и яркий, пробирающий до мурашек гон пошел эхом по просыпающейся округе. Василий побежал наперехват к верному лазу, на ходу заряжая ружье. Но вскоре гон стих.

 

Ничего не понимающий охотник стоял, задыхаясь от быстрого бега, до рези в ушах вслушиваясь в затихшее пространство, но, кроме стука собственного сердца, ничего не слышал.

«Наверное, скололся, сейчас обрежет и натечет на след!» — успокаивал себя Василий, но время шло, а долгожданного гона так и не было слышно. «Может, профессор попался молодому выжлецу, и хитрый косой запутал Гобоя?! Еще подожду чуток и пойду на помощь», — стоя на своем номере, размышлял Василий.

Но время шло, а Гобой так и не обозначился ни голосом, не своим появлением перед глазами хозяина. Тяжело вздохнув, Василий закинул за плечи двустволку и стал спускаться в овраг, свистя и зовя пса.

Но Гобой не отзывался и не вышел к нему, несмотря на то что Василий облазил в его поисках всю округу. Василий брел, уставший и злой, кляня на чем свет стоит и Гобоя, и косых с их ушастой матерью, и лисье племя до десятого колена...

— Вася! Ты чего рычишь, как тигр в клетке?!
— А, это ты, Николай Фомич. Здравствуй дорогой! — поздоровался Василий со старым отцовским другом и охотником в отставке.
— Никак случилось что? — лукаво улыбаясь, спросил старик, расправляя седые, словно у Буденного, усы.
— Да вот гончак мой Гобой чудит в последнее время! Уходит со слуха, и перехватить не могу и найти — не выходит! Хорошо еще, что приходит под вечер домой, не блудит. И никак не пойму, то ли лиса хитрющая уводит в соседний район, то ли лопоухий профессор ребусы ему закатывает.

Старый охотник внимательно выслушал рассказ Василия, ловя каждый жест разгоряченного охотника с небесно-голубыми бездонными глазами.

— А это не твой ли гонец каждый день ошивается на рынке? Уже пару месяцев, как вижу его. С утра приходит и выпрашивает у торгующих бабенок подачки. А вечером, в конце рабочего дня, исчезает.

Ласковый, смышленый, сам не раз кормил, не удержался. Все гадал, чей гонец потерялся? Уже мысля была себе забрать, приютить попрошайку...

 

«Теперь все сходилось! Сам виноват! Пожалел пса, отпускал на выгул — вот и получай сполна!» — корил себя Василий.
— Застрелю гада! — вырвался гневный крик из груди охотника.
— Ты, Вася, не серчай на пса! Не бери грех на душу! Лучше отдай его мне, коль проку от него нет.

Пусть дом охраняет, да мне, старому, трухлявому пеньку, не так скучно будет...

— Будь по-твоему, Фомич! — немного поразмыслив, ответил Василий.
— Ну вот и хорошо! — обрадовался старик, хлопнув морщинистыми, мозолистыми ладошами.

Василий слово свое сдержал. Со временем он завел себе нового гонца и удачно с ним охотился, учтя прошлые ошибки, а Гобой стал жить с Фомичом, сопровождая его на рынок и обратно, не отказывая себе в своей собачьей слабости выпросить лакомый кусочек у сердобольных торговок...

Дмитрий Васильев 19 июля 2019 в 14:45

 
 
Источник ➝

Незабываемое путешествие

Тяга к путешествиям у меня с детства. Благодаря отцу, заядлому рыбаку и охотнику, первое знакомство с лодочным мотором у меня состоялось в четыре года. Тогда отец купил мотор «Москва», и мы с братом с нетерпением ждали, когда у него будет выходной, чтобы поехать с ним на рыбалку на лодке «Казанка».

Свою первую лодку «Обь-М» с подвесным мотором «Вихрь-30» я приобрел в 1990 году. Затем у меня была «Обь-3» с таким же мотором. И все вроде бы было хорошо, но хотелось чего-то большего и надежного.

Места в этих лодках было мало, двигатели почему-то постоянно ломались и всегда, как на зло, в самом дальнем месте очередного путешествия. Поэтому в дальнее путешествие мне сходить так и не получалось.

И вот в 2006 г. на лодочной базе «Якорь» я увидел катер «Томь-605». Внутри что-то приятно шевельнулось, и я понял — это то, что мне надо. Я связался с предприятием-изготовителем, выпускающим катера «Томь», приехал в г. Юргу и познакомился со всеми выпускаемыми моделями, а также прошел на них по реке Томь.

Из всех катеров я выбрал «Томь-525» как модель, на мой взгляд, более подходящую для меня.

Применение российского «движка» от УАЗика в качестве стационара меня порадовало, так как двигатель мне хорошо знаком. Осмотрев «внутренности» катера, я остался доволен: надежное крепление узлов и механизмов, добротный монтаж проводов.

В мае 2007 г. я приобрел катер, и наступил долгожданный момент испытать то, что я так долго искал.

Сначала прошел акваторию Оби: от нашей ГЭС и до протоки Симан, что в Томской области, привык к управлению катером и, как говорится, узнал его поближе. Кроме того, оснастил катер отопителем и эхолотом, потому что производители не комплектуют ими катера стандартной комплектации.

К августу месяцу решил освоить маршрут р. Казыр, Саяно-Шушенское водохранилище и Красноярское водохранилище.

В путешествие пошли вчетвером: трое взрослых — все опытные рыбаки, «13-летний капитан» — мой сын и наш верный спутник — спаниель. Погрузив катер на трейлер и прицепив его к «Патриоту», двинулись в путь. Уже где-то на второй трети прицеп, одолженный у товарища, слегка прогнулся и просел под тяжестью катера. А ведь юргинцы предлагали свой прицеп, честно предупреждая, что он немного дороже аналогов из-за большего запаса прочности, заложенного в конструкцию. Мы, слегка поумерив пыл «Патриота», а также переложив часть поклажи из катера в машину, продолжили путь чуть с меньшей скоростью.

И вот река. Спуск катера на воду прошел без сучка и задоринки. Переносим вещи на катер и снаряжаем его в поход. Сразу же оценили прелесть релингов на крыше сдвижной рубки, нагрузив ее не сильно тяжелым, но объемным грузом. Катер и команда готовы к отплытию. На ум пришел отрывок из Марк Твена и, немного перефразируя, получилось: «Катер — лучший дом», тем более что нам предстояло провести на нем в ближайшее время не один день.

Итак, по Казыру нам предстояло пройти от деревни Гуляевки через Убинский порог и до Базыбаевского порога.

Катер, мерно работая и добросовестно поедая бензин, идет без сюрпризов, четко подчиняясь всем поворотам руля. Еще на протоках Оби мы убедились, что заявленная катеростроителями как достаточная глубина в 30 сантиметров на глиссере, на наш взгляд, завышена — вполне хватает воды «по щиколотку» (15—20 см). Поэтому идем по фарватеру смело. Пороги реки преодолеваем безбоязненно, но соблюдая все же предельную внимательность.

Однажды, решив чуть срезать путь, вышли на такое мелководье, что слышно было, как шумят камни, поднимаемые кильватерной струей водомета. И… оказались на мели. Первой была мысль: «Как там водомет и импеллер в частности?» Осмотр показал, что все в порядке. Решетка была забита камнями, но ни один из них не повредил водомет изнутри. Уф, пронесло! Раскачивая катер из стороны в сторону, мы сантиметр за сантиметром затолкали его в русло. На будущее уяснили для себя, что катер может проскочить мель и в 10 сантиметров, но идти все же надо на глубине не менее 15—20 см.

Герметичная рубка несколько раз надежно защищала нас от непогоды. Капли дождя яростно колотили снаружи, а внутри, расположившись кому как удобно, мы устраивали себе отдых. Места хватало всем.

Бывали случаи, когда, утомленные рыбалкой, мы, причалив к берегу, ночевали в катере. Разложив сиденья, мы получили довольно комфортное для всех спальное место. В очередной раз были довольны выбором именно этого катера.

За время нашего путешествия двигатель и водомет работали исправно. Даже наш четвероногий друг оценил по достоинству катер. Во время пути он занимал место на носу, и ни в какую не хотел идти к нам в салон.

И вот позади Казыр.

Катер вновь на трейлере, прицеплен к «Патриоту», и мы едем дальше, на Саяно-Шушенское водохранилище. Оно находится среди гор, в 120 километрах от г. Абакан. Глубина достигает отметки 250 метров. Единственным, но, пожалуй, самым главным недостатком водохранилища является обилие топляка. Целые острова из бревен плавают по его поверхности, гонимые ветром. Для нашего катера замусоренный фарватер не помеха.

Но зато какие там щуки! Экземпляры от килограмма до пяти мы ловили без проблем, а вот к более крупным наши снасти были не готовы. Попадались очень большие особи. Для примера, ведешь блесну — удар и тишина. Думаешь, что это зацеп за очередное бревно. Начинаешь подтягивать катер, чтобы отцепиться — и в этот момент из воды вылетает огромнейшая щука, все рвет, ломает и уходит в бездну, оставив нас без снастей, но с изрядной долей адреналина. И так было несколько раз.

В это же время мы ходили в устье реки Кандегир, на Красноярском водохранилище, на реке Енисей, где брали в основном окуня.

Вернувшись из Хакасии, уже в сентябре 2007 г. мы ходили в Венгеровском районе Новосибирской области, прошли по речкам Тартас и Омка. Рыба — щука. На Тартасе щука крупная, а на Омке — мелкая.

Я не обманулся в выборе: за сезон 2007 г. катер и двигатель меня не подвели ни разу. Выбор же в качестве топлива бензина АИ-80 оправдал себя на все сто. Заправляясь в отдаленных деревнях, мы не раз обращали внимание на отсутствие 92-го и тем более 95-го бензина.

В планах этого года — пройти по Телецкому озеру.

Станислав Бабушкин, г. Новосибирск

Картина дня

))}
Loading...
наверх