После 17 лет неволи уссурийский медведь обрел свободу

17-летний уссурийский бурый медведь по кличке Кай всю свою жизнь прожил в музее-зоопарке Айну на японском острове Хоккайдо. Его продали сюда совсем маленьким браконьеры, убившие его мать. Один из побывавших там британских туристов привлек к его судьбе внимание зоозащитной организации Wild Welfare, спасающей животных из неволи. И вот после многих лет заточения Кай, наконец, обрел свободу в заповеднике в Йоркшире.
После 17 лет неволи уссурийский медведь обрел свободу Счастливый конец, дикая природа, животные, зоозащитники, обретший свободу, освобождение, свободу животным, уссурийский медведь
0
Сотрудники национального парка в Йоркшире, близ Донкастера, запечатлели на видео волнующий момент, когда 17-летний бурый уссурийский медведь Кай, наконец, обрел свободу. На видео видно, с каким недоверием он обнюхивает траву и землю - ведь он видит их впервые в жизни. Когда он был еще совсем маленьким, браконьеры убили его мать, а сам он попал в музей-зоопарк Айну в Японии, на острове Хоккайдо. Там он провел всю жизнь в клетке площадью 2 на 3 метра с бетонным полом, и никогда не знал, что такое свобода. Полтора года сотрудники зоозащитной организации Wild Welfare боролись за его освобождение. И вот теперь Кай переехал в свой новый дом - в национальный парк в Йоркшире, где сможет наслаждаться свободой на природе. В тот момент, когда Кай впервые вышел из клетки, сотрудники национального парка не смогли сдержать слез.
После 17 лет неволи уссурийский медведь обрел свободу Счастливый конец, дикая природа, животные, зоозащитники, обретший свободу, освобождение, свободу животным, уссурийский медведь
Кай - один из четырех медведей, выступавших в качестве "живых экспонатов" в музее-зоопарке Айну на острове Хоккайдо. Они представляют редкий для Японии вид: таких медведей в этой стране осталось не более 10 тысяч. Судьба живых экспонатов была жестокой: они жили в тесных клетках и умирали от скуки. Кай и его брат Рику зчастую развлекались тем, что отрыгивали съеденную еду - более интересных занятий у них не было. Полтора года назад западные туристы, шокированные невыносимыми для животных условиями содержания медведей, привлекли к их судьбе внимание зоозащитников из Wild Welfare.
"Сотрудники музея очень хотели перевести медведей в более подходящие условия, но у них не было соответствующих помещений, - рассказывает Джорджина Гроувз из Wild Welfare. - Мы стали искать по всей Японии, но желающих забрать их не было". В конце концов, Джорджина обратилась в Йоркширский национальный парк, и там немедленно согласились забрать животных. Только перелет медведей в специальных кондиционированных клетках через половину земного шара обошелся примерно в $200 000. Ханако, 27-летняя медведица, с охотой зашла в клетку-перевозку. Остальным - Каю и Рику, а также 27-летнему гиганту Аму - пришлось сделать уколы транквилизаторов. В полете медведей сопровождали пятеро ветеринаров - три британца и двое японцев.
В Токио медведям пришлось сделать пересадку на самолет до Лондона. Ветеринары дали им воды и постарались, насколько возможно, оградить животных от лишнего беспокойства. "Мы очень волновались, - говорит Алан Тивендейл, один из ветеринаров, - ведь условия были далеко не идеальными". Затем, по прибытии в национальный парк, медведей выпустили в приготовленные для них просторные жилища с сенными подстилками, игрушками и, конечно, вкусной едой - яйцами, овощами, фруктами, йогуртом и, разумеется, медом. Это очень отличалось от привычной им еды на Хоккайдо, где их кормили, в основном, объедками.
После 17 лет неволи уссурийский медведь обрел свободу Счастливый конец, дикая природа, животные, зоозащитники, обретший свободу, освобождение, свободу животным, уссурийский медведь
Ханако и Аму еще долго будут оставаться в своих убежищах, куда будут приходить только служители, которые ухаживают за ними. Эти медведи провели в заточении по 27 лет и должны привыкать к переменам постепенно. А вот братьев Кая и Рику уже вскоре после переезда решили выпустить на свободу - на огромный участок площадью в четыре акра, предназначенный специально для них, где есть все для медвежьих радостей - гамак, гигантская шина-игрушка, качающийся шест и приспособления для лазания.
Более скромный Рику задержался в своем убежище. А вот Кай лишь поначалу засмущался, но потом храбро пошел гулять. Он покатал огромную деревянную колоду, а увидев пруд, с удовольствием туда плюхнулся.
Сотрудники национального парка с волнением следили за купанием Кая: ведь всю свою жизнь он видел воду только в поилке глубиной несколько сантиметров. Но все же он остался медведем - животным, которое любит и умеет плавать. Также, попав в вольные условия, он перестал отзываться на свое имя, которое всю жизнь отлично знал. Он, наконец, начал становиться тем, кем был рожден, - медведем.
По сравнению со своими дикими собратьями Кай все еще очень ослаблен. Кроме того, у него заметные залысины на бровях, боках и на заду - от постоянного чесания об решетку клетки. Однако они постепенно входят в нормальную жизнь. Ханако впервые за много лет прекратила нервно мерить шагами свое жилище, а братья перестали отрыгивать пищу. Сотрудники национального парка надеются, что скоро они будут чувствовать себя здесь, как дома.
После 17 лет неволи уссурийский медведь обрел свободу Счастливый конец, дикая природа, животные, зоозащитники, обретший свободу, освобождение, свободу животным, уссурийский медведь
Так выглядели жилища, в которых медведи провели всю свою жизнь. Несмотря на то, что вся четверка жила по соседству, они никогда не оказывались рядом друг с другом: максимум, на что они были способны, - понюхать друг друга сквозь прутья клетки. В ближайшее время служители национального парка планируют выпускать животных в парах, надеясь, что они помогут друг друг освоиться в новой жизни.
После 17 лет неволи уссурийский медведь обрел свободу Счастливый конец, дикая природа, животные, зоозащитники, обретший свободу, освобождение, свободу животным, уссурийский медведь
Четверо спасенных медведей - не последние животные, страдающие в подобных музеях в Японии. "Мы не можем спасти всех 400 животных, - говорит Джорджина Гроувз из Wild Welfare. - Но мы можем научить жителей Японии, как обогатить окружающую среду".



Источник