Охота в ОАЭ: арабская сказка

Кальян-бар в Дубае. В воздухе витает сладковатый запах благовоний, яблок, винограда и перечной мяты. Кто-то из отдыхающих играет в нарды; кто-то смотрит по телевизору, висящему не стене, футбольный матч. Мы здесь собрались обсудить предстоящую охоту с Гансом — единственным профессиональным охотником, кто легально организовывает сафари в пустынях Объединенных Арабских Эмиратов.

Фото автора.

Фото автора.

 
 

Последние несколько дней в Дубае шел дождь — настоящее благословение для пустынного эмирата, хотя оно и приносит высокую влажность воздуха.

Но для нас уж лучше сидеть на террасе в сырости, чем внутри бара, как в холодильнике.

К тому же с этой террасы можно увидеть почти нереальный горизонт столичной береговой линии и невероятный искусственный остров Палм-Джумейра.

С веранды также отлично видны главные достопримечательности Дубая — Бурдж-эль-Араб, роскошный отель в форме паруса, и Бурдж-Халифа — самое высокое здание в мире.

Не хватает только Аладдина с его ковром-самолетом, чтобы почувствовать себя героем сказок «Тысячи и одной ночи».

 

Впрочем, кому сегодня нужны ковры-самолеты, когда лучшие представители итальянских суперкаров, породистых английских автомобилей и самых вызывающих американских «мускул-каров» припаркованы перед каждым домом.

Именно эта роскошь ежегодно привлекает в Эмираты миллионы туристов.

С помощью нефтедолларов и международных инвесторов этот роскошный оазис был создан за последние 30 лет, однако бурный рост городов оказался фатальным для дикой природы.

Многие думают, что ОАЭ — это только пустыня, где бесчисленные небоскребы вонзаются в небо и двенадцатиполосные шоссе разрезают бескрайние пески. Но в прошлом эта пустыня была полна жизни.

В дополнение ко всевозможным видам рептилий, птиц и мелких млекопитающих здесь в течение сотен лет был дом некоторых эндемичных арабских газелей и антилоп.

Но быстрый рост инфраструктуры Дубая, Абу-Даби и Шарджи, трех крупнейших эмиратов ОАЭ, разрушил места обитания этих животных. Да и бесконтрольная охота поспособствовала тому, что в очень короткий срок многие из этих видов почти вымерли.

 

 

Фото автора.

 

Правительству во главе с отцом-основателем Объединенных Арабских Эмиратов — шейхом Заидом ибн Султаном Аль Нахайяном пришлось безотлагательно решать эту проблему, пока не стало слишком поздно.

И сегодня благодаря комплексным программам создания особо охраняемых природных территорий, реализации селекционных программ искусственного разведения и выпуска животных в дикую природу, аравийская горная газель, аравийская пустынная газель и аравийский орикс снова встречаются в достаточном количестве.

Один из таких центров был построен в Абу-Даби под эгидой шейха Мухаммада ибн Заида Аль Нахайяна во главе с Гансом, уроженцем Южной Африки, который в кальян-баре сидел напротив меня.

На площади около 80 км² свободно живут и размножаются все три вида эндемиков. Успех природоохранных программ несколько лет назад сделал возможным открытие легальной охоты на них.

Каждый год выделяются лицензии для строго контролируемого отстрела взрослых трофейных особей, что не только помогает сохранить здоровую популяцию животных, но и приносит деньги, необходимые для дальнейшего расширения программ сохранения животных.

 

 

Вид аравийских ориксов, пасущихся в пустыне, скоро станет привычным для ОАЭ. Фото автора.

 

Итак, мы с Гансом и двумя моими клиентами и друзьями сидели в баре и обсуждали предстоящую охоту. Сезон открывался 1 октября и заканчивался 31 марта. В течение этого времени температуры на Ближнем Востоке находятся в пределах нормы и вполне комфортны для европейцев.

Планирование охот было строго индивидуальным: один из моих клиентов хотел поселиться в роскошном туристическом центре, находящемся прямо в районе охоты, а другой намеревался сочетать семейный пляжный отдых в Дубае с охотой в течение одного-двух дней.

Те, кто бывал в Эмиратах, знают, что любую проблему здесь можно решить несколькими телефонными звонками.

После того как мы обговорили с Гансом все нюансы поездки и точные даты, я представил своим клиентам-охотникам готовый план.

Ввоз оружия в Объединенные Арабские Эмираты запрещен, но это некритично, так как Ганс мог предоставить хороший выбор разнообразного оружия для охотников.

Так как турцентр, где предполагалось проживание клиентов, предоставлял много дополнительных услуг, таких как соколиная охота, катание на верблюдах и внедорожниках по дюнам, мой друг, путешествующий с семьей, решил, что, отдохнув несколько дней в Дубае с родными, он привезет их в туристический центр, чтобы и они, как говорится, «понюхали бедуинского воздуха».

 

 

Ганс, Бела и автор с трофеем аравийской горной газели. Фото автора.

 

До начала охоты у меня оставалось несколько свободных дней, и я решил использовать их для встречи с друзьями. Вот уже много лет меня связывает дружба с некоторыми членами королевской семьи Эмиратов, и я навещаю их каждый свой приезд в страну. И на этот раз за воспоминаниями, планами и мечтами о новых сафари время в гостях пролетело быстро...

С Гансом мы договорились, что он приедет в аэропорт забрать Белу и меня, оттуда мы проследуем прямо к тиру, где Бела сделает несколько выстрелов из прокатного оружия. Все пошло по намеченному плану.

Никаких замечаний к оружию у клиента не возникло, он был полностью удовлетворен карабином, и вскоре мы уже мчались сквозь красноватые дюны.

По дороге Ганс рассказывал нам о программах своего центра, с гордостью показывал искусственно созданные оазисы, где животные могли отыскать и воду и тенистые места в самые жаркие летние месяцы. Снова и снова он останавливал машину, чтобы рассмотреть пустыню в бинокль.

 

 

Почти каждый араб в душе охотник. Почти каждый любит чистокровных лошадей, ловчих соколов и охотничьих гепардов. Численность гепардов в частных питомниках ОАЭ и Саудовской Аравии превышает 1 тысячу особей, в то время как общая численность африканского гепарда не выше 8 тысяч. Численность азиатского подвида гепарда еще меньше — 50 голов, и все они находятся в питомниках Ирана. Еще недавно охота на антилоп с гепардами была распространена на Аравийском полуострове. Бурная урбанизация резко сузила возможность применять кошек на охоте. Но до возрождения мечты — вольной травли пустынных газелей гепардами — осталось ждать недолго. ФОТО MALENE THYSSEN/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 3.0)

 

Для неопытного глаза здесь все выглядело однообразно. Я видел только песок и ничего, кроме песка, но Ганс знал пустыню досконально, как свою гостиную, и казалось, в ней не было для него секретов.

Вскоре по его команде мы вышли из машины и после короткого подхода буквально в ста метрах от себя увидели группу белых аравийских ориксов. Тренированный глаз Ганса сразу определил самого большого рогача.

Аравийский орикс похож на своего кузена гемсбока, но стройнее, и в его окраске доминирует белый цвет, который поразительно красиво контрастирует с глубоким черным цветом его головы и ног.

Песчаная дюна, откуда мы наблюдали за ориксами, оказалась идеальным местом для стрельбы. Через несколько мгновений раздался выстрел, и антилопа мгновенно упала на землю... По сияющим глазам Белы мы поняли, как он доволен своим трофеем.

Пока мы по традиции фотографировались, Ганс вызвал по рации вторую машину, чтобы отвезти добытое животное на базу, а там поместить в холодильник. Но наш день еще не закончился — Белу ждали две газели. И дождались-таки!

Ганс действительно прекрасно знал свою территорию и животных, обитающих на ней. В пустыне, где все выглядит одинаково, он ориентировался мастерски. Но главное — он мог отлично организовать и провести поиск животных, их скрадывание, добычу и доставку в центр, и все до того, как солнце достигнет зенита. Так что мы возвратились в турцентр полностью довольные выполненной программой.

 

 

Светлая окраска орикса не только делает его менее заметным на фоне песков, но и помогает поддерживать термобаланс в самое жаркое время года. Фото автора.

 

По плану следующий день был отведен на охоту с Лукой. Джип из отеля в Дубае, где он проводил отпуск с семьей, пришел точно по расписанию, и уже в восемь утра мы приветствовали Луку в нашем туркомплексе.

Его жена и двое детей остались отдыхать и купаться в бассейне, а позже, после поездки на верблюдах, намеревались посмотреть охоту с соколами. Нас же интересовали аравийская песчаная газель (Gazella Марика) и аравийская горная газель (Gazella Cora).

Мы уселись в Ленд крузер, и вновь замелькали красноватые дюны, расступаясь перед нами, как волны, пока мы не наткнулись на первых песчаных газелей. Точеные тела, длинные ноги, красиво изогнутые рога, большие выразительные глаза,— сама элегантность, само очарование!

К сожалению, в этой группе не оказалось подходящего самца, но через несколько минут нам повезло. Ветер дул в нашу пользу, и мы без опаски приблизились к цели на расстояние 170 метров.

Лука, будучи опытным горным охотником, прекрасно стрелял на большие расстояния. Как и накануне, песок пустыни послужил отличным упором для оружия, и через несколько минут мы уже поздравляли Луку с удачным выстрелом.

Теперь ему оставалось добыть только темно-коричневую горную газель. Нам повезло: очень скоро мы обнаружили группку этих животных на краю небольшого оазиса, в тенистом месте между пальмами, где газели любят отдыхать.

Более того, среди них оказался трофейный рогач. Лука применил телескопический упор и через несколько секунд держал в руках трофей аравийской горной газели.

 

 

Аравийская песчаная газель — один из трех видов охотничьих животных, восстановлением которых занимаются в Эмиратах. ФОТО PIXABAY

 

Охота в Объединенных Арабских Эмиратах — это нечто уникальное и экстраординарное. Поддержка государства позволила претворить в жизнь программы восстановления традиционных для Ближнего Востока диких газелей и антилоп, и сегодня у трофейных охотников есть шанс законно охотиться на трех типичных для Аравийского полуострова животных, таким образом активно способствуя этим программам.

Это блестящий пример того, как регулируемая селекционная охота позволяет сохранять здоровый генофонд популяции и гарантирует будущее этих животных, обеспечивая будущим поколениям возможность наслаждаться видом уникальных животных в бескрайних песках Аравийской пустыни.

Источник ➝

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх