Охота и рыбалка

25 595 подписчиков

Свежие комментарии

  • Оганес Мгдесян
    Вот поэтому Якфар Ахатович капитаном и остался...Ловим на лопату
  • Мухтар Муслихов
    При температуре ниже минус 40, заранее прорубь не рубят - проба пера автора, не более того.Ловим на лопату
  • Игорь Малихов
    Прежде чем запрещать троллинг и другие виды - может просто попробовать половить браконьеров !!! ( в прошлом году вес...Вести с водоемов

В погоню за волками

В погоню за волками

Выждав время, я двинулся вслед за другими к месту и, не пройдя и ста саженей, заметил три свежих волчьих следа — махом. Проследив в пятку, я увидал, что тенетчики потревожили серых хищников, лежавших почти в опушке, и они подались к болоту… Волк у нас смирен, и дело еще не было потеряно…

Я все шел и шел; там и сям тянулись стрельцы и становились по своему усмотрению, приткнулся в пади и я за густой елочкой…

Кто сорвал охоту?

Мало-помалу люди перестали шататься, и все стихло… Вдруг слева, у самой деревни, где остались блюстители всяких порядков и мой компаньон, — стукнул выстрел… Опять тишина… Что за притча?.. Наконец, послышались отрывочные крики нескольких голосов, и странное дело, загонщики шли не от болота, а от деревни, совершенно параллельно тенетам… Удружили!

Таким путем ко мне вышло четверо; обругав каждого порознь, я пошел к деревне, где уже собралась беспутная толпа… Оказалось, что волки после одиночного выстрела вышли левей и направились чистым полем к тому месту, где заранее предположено было делать второй загон… Хоть это отрадно…

Но по чему же сделан выстрел, испугавший волков?.. По русаку… Мой компаньон, остававшийся у деревни в сообществе станового и урядника, рассказал мне всю историю, которая происходила на его глазах…

Едва тронулись к месту гурьбой кричане (а известно, что хохлы тихо идти не могут), как из ближайшего березняка шмыгнул русак… При виде такой благодати какой-то мужичонка по команде урядника пустил заряд и подранил русака…

Видя свою удачу, с чувством лихой борзой презирая все преграды, ринулся урядник за злосчастным зайцем… две-три угонки, — и в зубах!.. виноват — обмолвился, — в руках…

Сияющий урядник, свершивший такой подвиг на глазах начальства, схватил оравшего русака за задние пазанки, торжественно поднес его своему патрону, который ввиду такого трофея схватил его и, ни с кем не простившись, удрал на своих пегих туда, где нет ни беспутных кричан, ни волков, ни урядников…

Впрочем, наш милейший Григорий Степанович любезно оставил в нашем распоряжении урядника для порядка… И мило, и целесообразно…

Спрашивается, почему же при уряднике царила такая неурядица?!. Кажется, тут и Иван Степанович, и Захарец, и Филипп… А потому, что в этой собранной орде хохлов не было ни уменья, ни сознания того, что они делают.

С ними хорошо лишь галушки есть…

Новый замысел

Иван Степанович со своим неугасаемым юмором и шутками веселил всех нас, но дела этим не поправил… Захарец удивлялся, Филипп, видимо, страдал… С мужиком нужна строгость, а добродушие и все просительные начала — ни к черту. Это не радостно, но это так, и те господа, которые фантазируют в кабинетах (вдали от нашего мужика и от истины), крайне заблуждаются.

Объявляя эти истины, я посоветовал Ивану Степановичу назначить на каждых 10 человек кричан старшего и послать объехать волков; по нашему расчету, звери должны были залечь на небольшом острове у хутора Комендатовщины — место тоже отъемистое и во всех отношениях угодное.

Как думали, так и вышло: волки действительно заняли лесок, и при известных условиях их можно было взять очень легко… Но… вышло вот что.

Прежде всего, нужно заметить, что вслед за становым многие ружейники (не ахти беда) и загонщики разошлись по домам; оставшихся человек двадцать погнали пешком версты за три; тенета пошли к месту, Захарец и Филипп поехали в объезд, а мы в ожидании уведомления заехали в ближайший хуторок К-го.

Не прошло и часа (тенетчики не могли управиться), как явился урядник и сообщил, что уже гонят… Мы поспешили к месту и, собравшись у опушки отъема, ждали окончания наброски тенет. Налево был лесок, вправо — чистое поле, а прямо перед нами — болото с островами, к которому полем тянулась дорожка.

Вдруг мы заметили, что ехавший дорогой мужичок отстегнул пристяжную лошадь, вскочил верхом и поскакал полем за бугор… Минута — и дело выяснилось: в полуверсте от нас (правее и тенет, и загонщиков) выметались из болота три волка; заскакать (отрезать путь, вынудив серых хищников изменить направление движение. — Прим. редакции) их мужичку не удалось, звери взяли перед и на виду у всех нас пошли не спеша, приостанавливаясь и осматриваясь, чистым полем по направлению села Корильского.

Вслед за волками вышли два загонщика; с глупо сияющими рожами они рассказали, что шли от самой Царевки следами, дошли до волков шагов на двадцать и тронули их. Разодолжили!..

Решение «совета»

Было три часа пополудни февральского дня, времени до вечера — малость, надежды — нисколько, и поэтому все двинулись по дворам. Филипп же, Захарец, Студент, еще два мужика и я решились последить за волком, ибо Филипп уверял, что они скоро лягут.

Поехали, повезли с собой и тенета, которые негде было скинуть, а запасных саней не было. Двое саней с тенетами и четырьмя стрелками шли передом, мы с Филиппом ехали налегке следом за ними волчьей тропой, зорко присматриваясь к раскинутым на полях навозным кучам, где волки нередко залегают зимой.

Не проехали и двух верст, как передние сани остановились, люди скатились наземь, а Захарец знаменательно ткнул вперед рукой. Я слез с саней, подполз к передним и, немного приподнявшись, увидал волков: они мирно лежали в ста саженях от нас у небольшой пади, как на ладони, среди чистого поля версты на три во все стороны. Только влево виднелся в версте хуторок, окруженный ничтожным леском, а ниже начинались дубовые мелоча.

Собрали совет, и, словно на земском собрании, голоса разделились. Захарец советовал отвезти в перелески стрелков, а одному заехать и пугнуть волков; мы же с Филиппом предлагали, сбросив тенета, чтобы облегчить лошадей, троим стрелкам залечь там и сям в навозе, а троим ехать в заезд кольцом.

Захарец ставил на вид свое знание местности, и мы поддались, и — не выйди опять неурядицы, может быть, дело удалось.

Оставив одни сани на месте и приказав оставшемуся стрелку, выждав время, пока станут стрелки, заехать и тихонько держать прямо на волков, мы двинулись к перелескам на виду у волков, ибо на чистом поле замаскироваться было нечем… Да и не к чему было: звери ни мало не тревожились; мало того — самый матерый из них приподнялся, потянулся и опять покойно на лежку…

— Вот теперь же выспится! — с усмешкой прошептал Захарец, и мы быстро тронулись к перелескам занимать места.

Ловкий маневр

Поставили одного мужичка, поставили Студента, которому я советовал немедленно залечь за грушей, а не топорщиться, поставили Захарца; и так как место было не объемисто, то мы с Филиппом поехали в заезд с другой стороны.

Не успели мы заехать и половины, как заметили, что все три волка, словно брошенные со своры, метнулись врозь. После выяснилось, что заезжавший охотник, вопреки приказанию съезжать как можно выше, подъехавши шагов на двести, выстрелил, но выстрела мы и не видали, и не слыхали… Воистину, недаром говорится, что одна шелудивая овца все стадо портит!..

Два волка кинулись на перелески, к нашим охотникам, третий махал прямо на нас.

— Сготовьтесь! — шепнул мне Филипп и во весь мах пустил наперерез свою добрую кобылу.

Пометив наш маневр, зверь побочил (сместился в сторону. — Прим. редакции), но была секунда уверенности, что мы его заскачем. Вот-вот… Но впереди встретилась кочковатая низинка, по которой скачка в санях не малина, и потому, потеряв надежду заскакать, я пустил заряд картечи шагов за полтораста перед зверем и поставил его назад.

Мы шажком да рысцой, и волк тем же аллюром; отбежит сто саженей и стоит, а штуцер остался дома… Одна злая насмешка…

Дальше да дальше, и доездились мы дотого, что волк наш выбрался на дорогу и шагом пошел прямо Захарцу в ноги… Это и было нужно, но зверь хитер…

Как ему ни желалось идти вслед за своими собратьями, однако он смекнул, что, видно, неспроста наворачиваем мы его на этот лесок, и вот именно тогда, когда мы совершенно успокоились и были уверены, что серый взял путь, хищник выкинул совершенно неожиданный курбет (выходка, странный поступок. — Прим. редакции): пройдя саженей полсотни шагом, он моментально опрокинулся и всеми ногами кинулся назад.

Спохватились и мы, но, замаянная дневной упряжкой и гонкой целиной, лошадь опять не поспела: волк проскочил саженях в шестидесяти и лихо замахал туда, откуда пришел. Осталось бросить.

С двумя первыми — та же неудача: один пролез стороной, другой шел прямо на стрелков, но, пометив торчавшего Стуента, побочил и под выстрелом близ стоявшего мужика благополучно ушел в дубняки.

Облава кончилась. «И скучно, и грустно, и некому руку подать…».

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх