Последние комментарии

  • Борис10 декабря, 7:50
    Если заглотила крючок, можно просто отрезать голову и вынуть крючок будет много легче. Всегда так делаю.Извлечение крючка из пасти щуки
  • Геннадий Михайлович Кислов10 декабря, 6:10
    Угри, пиявки, семидыры - (суть - миноги), - паразиты...  Цепни, глисты,  оскариды, владельцы   (-Оскаров) - та же пар...Угорь, залез в нос тюлею
  • Лаврентий Палыч Берия10 декабря, 2:49
    Нефиг угрям лезть в чужое сырое место. Угорь, залез в нос тюлею

Поездка в Якутию

Билеты из Иркутска в Олёкминск на 15 июля мы купили заранее. Не был я на родине уже четыре года, с тех пор как переехал в Иркутскую область. Здесь кругом лес, тайга, река Илим за тридцать километров, а рядом только карьеры возле железной дороги, и водятся в них гольян и карасики размером меньше ладошки ребенка, вырасти не дают им побольше, вылавливают кошек кормить местные ребятишки банками.
Иногда приходим посидеть с удочкой сюда, ловим и тут же выпускаем рыбку-малышку. А так хочется посидеть с удочкой на речке с течением.
13-11-1.jpg

Я с малых лет рыбачил удочкой с самодельным поплавком, меня мой дед научил делать снасти. С пяти-шести лет брал с собой на рыбалку. Около поселка у нас была протока, сообщающаяся с рекой Леной, там и рыбачили. Рыбу ловили всякую, в основном окуня на червя. “Лопаты” попадались хорошие, это было что-то, когда срубленное из тальника удилище сгибалось в дугу от поклевок, а дед вытягивал аж по два окуня. Давал и мне вываживать добычу. Так что с детства я был заядлый рыболов с удочкой.
Итак, мы прибыли в Олёкминск с женой, в аэропорту нас встретили родственники. И сразу же в этот день с племянником жены Олежкой накопали червей и рванули на реку посидеть с удочкой ниже города. Рыбаков – море, каждые тридцать метров – рыбак. Часа три посидели, клевал елец и небольшие окушки. Но одного сижка я все-таки выловил. Потом погода стала портиться, натягивало тучи, собирался дождь. Зарядил он с вечера, мелкий и надолго (есть примета – будет идти всю неделю). Так и случилось, поэтому просидели всю неделю дома, дождь почти не прекращался. Строили планы спуститься по реке вниз по течению, туда, где я жил раньше, а это 140 километров от Олёкминска, село Урицкое. Там был мой дом, хотелось посмотреть его и потом ехать на рыбалку с ночевкой.
Погода установилась к субботе. Так что к обеду выехали на лодке. Мотор был 40 сил, ехали с ветерком. Температура воды в реке – 12 градусов, а якутяне купаются. Навстречу пароход, “Ракета”, танкеры, качаемся на волнах. Рассматриваем берега реки. Волнение теснит грудь, ведь столько лет разлуки с рекой. Эти берега были знакомы до малейших подробностей, сколько раз проезжал здесь на лодке, на катере, когда раньше работал капитаном. Вот начались острова, где были наши покосы. Здесь мы косили сено для совхоза. А в свободное от работы время рыбачил донками и на поплавковую удочку. Окуни брали отлично на червя или гольяна. Гольянов ловили в озерце на острове – это была идеальная нажива. Закидываем – и сразу поклевка. Там окуней и солили, и коптили. Вкуснотища! Кто хоть раз пробовал свежезакопчённого окуня, тот меня поймет.
Итак, мы подъезжаем к селу. Нас на берегу встречает мой друг Герман, заядлый охотник и рыболов. Быстро съездили в село, посмотрели дом: всё на месте, дом стоит. Уже вечерело, надо было торопиться, засветло добраться до места рыбалки. (У каждого в селе свои места рыбалки, а это мое – уловистое. Всегда с рыбой будешь).
И вот через полчаса приехали. Вода шла на прибыль, но берег был крутой, и нам нечего было бояться подтопления нашего лагеря. Первым делом обложили камнями место для костра. Натаскали дров, вместе с ними притащили из леса комаров, а они в Якутии размером с воробья, наглые и рыжие, никакими репеллентами не отпугнешь. Пока почистили картошку на супчик, все руки объели. Развели костер, вскипятили чай. Погода была тихая, безветренная, закат яркий. Закинули удочки. Окуни не заставили себя долго ждать. Клевал елец, и его тут же хватал окунь. Во время вываживания окуни выплевывали у самого берега ельцов изо рта, так как проглотить не могли, только зубами держались, у самого берега отцеплялись, падали в воду и спокойно уплывали. Так продолжалось весь вечер, пока клев не прекратился. На блесну я там не пробовал. Вспомнил, как мы здесь раньше рыбачили закидушками. В этом месте ниже была дамба. И вот Вовка, мой друг, пошел со спиннингом покидать с этой дамбы.
Первый раз забросил и поймал большого окуня, второй раз – последовал сильный рывок, и спиннинг в том месте, где цеплялась катушка, лопнул, а леска порвалась. Пришел он к костру, показывая сломанный спиннинг в обеих руках. Это был, наверное, большой таймень или крупная щука, вот леска, хоть и прочная, не выдержала.
13-11-2.jpg

Ночь мы провели у костра. На удочки стали клевать мелкие ерши, когда вытягиваешь его из воды, чувствуется сопротивление, как будто большая рыбина попалась. Крючки на наших удочках были мелкие, поэтому окуни срывались. Перевязали крючки. Утром на рассвете окунь стал хватать все, что шевелится. Стали наживлять ершей на большой крючок и таскали окуней одного за другим. Хорошие сковородные экземпляры попадались. Порыбачили замечательно.
Утром упал туман, густой, в пяти метрах ничего не видно. На реке поднялась рябь. Надо было срочно собираться и переезжать на другую сторону реки. Туман все густел и густел. Когда мы отъехали, противоположного берега не было видно. Все-таки добрались туда на средних оборотах. Поднялась волна, идешь на лодке, как по ухабистой дороге, барашки белые на гребнях. Туман рассеивался, видимость улучшилась, добавили газу. Весь воскресный день провели в пути, и к вечеру наше путешествие подошло к концу. После такой поездки жареных окуней мы ели с удовольствием. И нарыбачились, и отдохнули.