Подъезжаем к любимому месту, и у меня невольно вырвалось...

Осенним днем

На любимое место в районе Каменки мы с женой приехали во вторник. Начиная с пятницы, там собирается рыболовов предостаточно, но в другие дни недели никто не мешает нам насладится тишиной и природой. А природа, в особенности ранним утром, когда зеркало воды отражает дубы и сосны, стоящие на высоком берегу, завораживает своим величавым спокойствием.

Подъезжаем к любимому месту, и у меня невольно вырвалось: 

- Вот тебе и раз!..

- Ты что? - удивилась жена. Ей сквозь деревья не видно было то, что увидел я, а когда выехали на чистое место, то и она выразила свое мнение:

- Вот и порыбачили.

- Да уж! - только и смог я произнести.

На берегу, на нашем любимом месте, стояли два джипа. Хозяева машин плавали недалеко и хлестали водоем спиннингами.

Я давно заметил, что на таком прекрасном водоеме щука на спиннинг брала очень редко, и мысленно пожалел рыболовов, что и подтвердилось при вечернем окончании рыбалки, когда мы встретились на берегу у костра. К этому времени я поставил несколько жерлиц и имел в садке двух щук.

Жерлицы я ставлю оригинальным способом. Нахожу два пенька, коих на водоеме предостаточно, натягиваю между ними леску, вешаю два-три поводка с живцами и наблюдаю, где хлопнет хвостом по воде щука с тройником в зубах.

Таким способом снял еще четыре щуки и до вечера, вернее до вечернего клева, поплыл спиннинговать на соседний водоем, более крупный, чем наш. Там нет-нет, да и прихватывал одну-две хищницы, причем вполне приличных - по 3-5 килограммов. На этот раз результат был нулевым.

Приплыв в лагерь, снял с жерлиц еще три щуки, и мы с женой легли спать. Трое рыболовов, что приехали на джипах, до дести часов вечера никак не могли наговориться, обсуждая дневную рыбалку, и мы с женой, забравшиеся в палатку в восемь часов, вынуждены были вспоминать времена, когда оказывались вдвоем на природе.

Утром рано, когда рассвет еще только подавал первые признаки, я поплыл снимать снасти. Когда приплыл в лагерь и вытащил улов из лодки, трое парней дружно восхищенно произнесли: "Вот это да!"

- Мы тут три дня торчим, - заявил старший из них, лет двадцати шести, - и поймали около килограмма красноперок, а Вы за один день...

- Вы на спиннинг здесь ничего не поймаете, а вот на живца...

- А как его наловить, - поспешил самый молодой, на вид лет двадцати, паренек, явно впервые попавший на рыбалку.- На хлеб живец плохо берет.

- На опарышей попробуй, - и я отдал оставшуюся наживку, - только нацепи мормышку.

Я понял, что снасть у него самая что ни на есть любительская в худшем смысле слова, и, достав коробочку с мормышками, отсыпал ему штук пять, объяснив заодно, как крепить их к леске.

Рыбачок с сожалением произнес:

- Мы сейчас тоже уезжаем. Хватит бестолковщиной заниматься.

Я показал им свое орудие лова, рассказал, как надо им пользоваться и на восхищенные взгляды ответил:

- Не расстраивайтесь. На восьмом десятке и вы будете профессионалами, а сети сожгите на костре. По-моему я убедил вас своим уловом. А тот килограмм мелюзги, что попала в сети, не стоит ваших трудов.

- Да сети-то не наши. Взяли на прокат для пробы. Вы уж извините нас...

- За что? - произнес я нарочито удивленно.

Я мысленно ругал их, когда ставил жерлицы. Рыбалку они мне испортили, перекрыв прибрежные пеньки, где щука охотится за мелочью в осеннюю пору. Трехсотметровая сеть закрыла доступ к береговой линии щукам, ожидающим на глубине водоема вечерней поры, когда все вокруг утихнет и можно спокойно подкрасться к берегу, куда на ночь жмется мелкая рыбешка.

- Мы испортили Вам рыбалку, - оправдывался старший. - Мы помешали Вам своими "снастями".

Мне было приятно, что ребята поняли простую истину и теперь наверняка не станут больше иметь никаких дел с китайским ширпотребом. Ну, а жадное внимание к моим снастям, думаю, увлечет их. Такого улова они отродясь не видели. А напоследок их заинтересовал наш "мангал". Четыре штыря и решетка представляли собой походную "плиту", на которой жена жарит красноперок и тут же кипит чайник.

Старший из них оказался сварщиком и заявил:

- Завтра же сварю себе нечто подобное. Надо же, как все удобно и компактно, и не надо рубить рогульки.

А я лишний раз отметил, как перерождаются молодые рыболовы от встречи со старым, умудренным опытом рыбаком, охотно поделившимся своим запасом знаний, накопленных шестидесятипятилетней практикой.

Источник ➝

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх