Цыганская суть



Время идет, и меняются не только способы ловли, но и мысли о том, что происходит в толще воды. Лет 10 назад я писал о щуках и был почти уверен, что достиг какого-то понимания их жизни.


Но прошло много лет, утекло много воды, встреч со щуками было великое множество. Особенно плодотворным на встречи было нынешнее лето, и именно оно стало причиной некоторого переосмысления ранее изложенных идей.

А появились эти мысли поздней осенью, когда щука вдруг исчезла. Нет, если бы совсем повсеместно, то все было бы логично и понятно. Дело в том, что щука ушла из коряжников. Авторитетных заявлений, что искать ее надо на ямах, было хоть отбавляй. Но заявления заявлениями, а ни на ближайших ямах, ни на затопленных руслах ее тоже не оказалось. Кто-­то стал утверждать, что она на фарватере, но современные лодки и моторы позволяют долететь не только до середины Днепра, но и до самых глубоких мест на водохранилище. Надо сказать, что речь я веду о стабильных и хороших уловах, потому как поймать 1-2 небольших щучки у нас пока не проблема. И суммировав все это, я решил покопаться в щучьем житье­-бытье.

Весна. Щука нерестится, потом ждет, когда завершится весенний запрет, и начинает нападать на рыбаков. Сказочных уловов не так много, но зато ловится она повсеместно как на мелких участках, так и на ямах. Причем какого-­то отличия в размерах попадающейся щуки не просматривается. Потом наступает знойное лето, и щука по-­прежнему дает о себе знать, но вот ловиться начинает короткими набегами, в основном, в сумеречные часы. После спада испепеляющей жары щука начинает ловиться так, что с ней уже трудно справиться. Вот и в этом сезоне три наших выезда ознаменовались поимкой более сотни щук всякий раз. И это при том, что мы себя строго держали во временных рамках. После такого "сенокоса" уловы стали быстро таять и совсем истаяли к первым заморозкам. А с появлением льда появляется и щука, которую уже повсеместно ловят жерличники... Вот такой цикл видится мне на протяжении последних 10 лет. В нем есть исключения. Например, пару лет назад щуку в неприличных количествах ловили вплоть до ледостава. Но мне показалось интересным то, что сражения со щукой удаются далеко не всем независимо от умения и желания.

Первым таким, по меньшей мере странным, событием для меня была рыбалка среди лета в Салауше. Было тепло, долгий поиск рыбы с трех лодок позволил предположить, что звезды выстроились не в нашу пользу. И я уже проверил 2/3 уютной мелководной бухты, когда вдруг появились всплески щуки в разных местах, и ловиться она начала, как из пулемета. То ли большой косяк рыбы зашел в бухту прямо при мне, то ли он просто проснулся, и щука повылазила из своих нор, а тут я в роли официанта. Две другие лодки так и остались без рыбы. Стоит отметить, что, выезжая в это место, мы стабильно находили там щуку, и длилось это до ледостава. Потом что­-то подобное бывало не раз, но не так отчетливо, и в процессе ловли я не обратил внимания на схожесть ситуации.

Отмечу только еще одно место, удивительное для меня. Блюдцеобразная бухта, соединенная ручейком с Камой, ни грамма растительности на берегу, ни камышинки в воде, а как потом оказалось - и ни одной мало­-мальски зацепистой коряжки.
Добавлю еще про толстый слой ила на дне и на берегу - такой, что невозможно спустить на воду лодку, не вымазавшись до ушей. И вот там мы случайно обнаружили щуку и успешно ловили ее всю осень. Все последующие годы мы пытались поймать там хоть что­то, но так и не поймали.

В прошлом сезоне поздней осенью несколько спиннингистов нашли яму и ловили там щуку многократно и обильно. В этом году в сентябре такое место нашли мы. Густой коряжник с глубинами до 2 метров. Щука там ловилась всегда, но в течение двух недель ее там было так много, что приманки с трудом и очень редко доходили до лодки. А потом ее так же неожиданно не стало.

Последний штрих не так показателен, но именно он натолкнул меня на мысль написать данную статью. Осень наступила резко, и вдруг со всех сторон и водоемов стали поступать вести, что щуки просто нет. Мы попытались выезжать в разные места, ловили мелочь, но нормальной щуки не нашли. Но один спиннингист в это время регулярно выезжал в ничем не примечательное место и устойчиво ловил до десятка щук. Он не скрывался и свои уловы обнародовал на рыболовном сайте.

И в итоге я обратил внимание на то, что самые густые уловы, описанные и не описанные мною, всегда происходили в ничем не примечательных местах. Бухта в Салауше была банально стандартна, бухта­блюдце имела десяток сестриц-­близняшек, коряжник был величиной с Красное море, но щука тусовалась в одном из его аппендиксов, игнорируя десятки других. Не говоря уже о ямах, которых в навигаторе десяток, а какая из них сегодня сработает, предположить невозможно.

Значит, щука, не сильно разбираясь в ландшафте, выбирает места спонтанно? Похоже, что так. И задерживается там, как ее щучьей душе угодно. И не факт, что когда-­то еще сюда вернется.

Что-­нибудь из нашей человеческой жизни это вам напоминает? По мне так это настоящий цыганский образ жизни. Вот только в табор щуки собираются ближе к осени или, возможно, объединяют более мелкие таборы и потом уже толпами мигрируют.

сатира2.jpg

Зависит ли это от количества малька? Думаю, что да, но не так откровенно. Порой в прозрачной воде не видно ни единой рыбешки, а приманки щуки рвут с руками. Похоже, что голодные, но место не покидают. Тем более что желудки нередко набиты... раками.

Обращают ли щуки внимание на нас? Уверен, что вмешиваемся мы в их цыганскую жизнь существенно. Не могут пройти незаметно для щуки побоища, которые устраивают спиннингисты, а ведь большинство еще не догадываются, что рыбу можно отпускать - хотя бы часть рыбы.
Возможно, я ошибаюсь, возможно, очередные 10 лет внесут поправки в мои рассуждения, но сейчас я склонен думать, что щуки - ближайшие родственники цыган, и бродят они своими таборами по нашим водоемам в поисках "хлеба и зрелищ".

Источник