Последние комментарии

  • Лаврентий Палыч Берия10 декабря, 2:49
    Нефиг угрям лезть в чужое сырое место. Угорь, залез в нос тюлею
  • Вадим Диканский9 декабря, 22:12
    Бедый тюлей. Как ме ео жако! :)Угорь, залез в нос тюлею
  • Валентина8 декабря, 21:07
    И не жалко убийца хренов. Чтоб ты удавился этим зайцем. Нашел чем хвастать. Все охотники убийцы ,которые прикрываясь ...Заяц, которого я ждал 2 года, с овощами

Север суровый, но справедливый

лебединая стая

С этим регионом я познакомилась в 1989 году, когда моя дочь вышла замуж за местного жителя. Мы ехали из Магадана до Эльгена на автобусе, дорога заняла у нас 22 часа.

По краям трассы были разные растения — стланик, березки, лиственницы. Изумительно красиво большими полянами цвел иван-чай. Я обратила внимание на очень симпатичную клумбу белых цветов, росших недалеко от дороги — у подножия одной из сопок.

Потом выяснилось, что мое первое впечатление было ошибочным. Оказалось, что это не цветочная клумба, а снег. Здесь вечная мерзлота, и если где-нибудь падает тень от сопки, то солнце не прогревает землю. В таких местах сугробы и не думают таять.

Совсем не добрый мишка

Проезжая мимо очередной сопки, мы увидели, как по склону спускается огромнейший бурый медведь. Автобус на мгновение притормозил, пассажиры вовсю глазели на косолапого хищника. В сознании все перемешалось: любопытство, тревога, страх, удивление.

«Топтыгин», в свою очередь, внимательно следил за нами, не останавливаясь ни на минуту. Наш шофер нажал на педаль газа, и автобус медленно покатил дальше, унося нас прочь от медведя.

В дальнейшем у нас были частые и опасные встречи с косолапыми. Среди этих зверей всегда находились особи, которые не боялись в любое время дня и ночи заходить в поселок. «Топтыгины» не испытывали страха перед человеком и охотно навещали «морник» - место, где сваливались отходы от переработки птицы на ферме. Иногда медведи шли сразу за пернатыми на территорию этого хозяйства.

Для охраны от визитов косолапых были созданы специальные бригады. Входившие в них люди старались отпугивать опасных зверей. Иногда практиковался отстрел агрессивных «топтыгиных». Ведь медведь — это не забавная игрушка.

Мы, люди, привыкли к ясности. Например, если на нас налетает разъяренный бык, то он сразу демонстрирует свои намерения — громко ревет, роет землю копытами. Увидев эту пугающую картину, обычный человек в ужасе убегает.

С медведем все не так просто. Людей с детства приучали не бояться доброго мишку. Посмотрите на него: красивая морда, располагающая к себе, незлые глаза, пушистое и мягкое туловище, смешная косолапость, большие ноготочки. Привыкнув к этому стереотипу прелестного и забавного зверя, человек теряет бдительность.

А ведь на самом деле медведь — опасный хищник с мгновенной реакцией, невероятным проворством и огромной силой. У него жесткая хватка мощных лап, крепкие зубы и острые когти. Человеку нельзя забывать, что «топтыгин» - это Зверь с большой буквы…

Ночь диких лебедей

Мне рассказали, что на Севере действует неписаный закон, согласно которому не принято стрелять в редких птиц. Речь в первую очередь идет о лебедях. Местные жители чуть ли не боготворят их.

Есть один день в году, когда дикие лебеди прилетают на ночлег именно в наш Эльген. Этих птиц собирается очень много. Они садятся не на поля, не на озера. Лебеди целыми стаями приземляются на крыши наших гаражей. Это так красиво и трогательно!

Представляете: лебединая стая вот уже десятки лет подряд знает, что в нашем Эльгене она под защитой человека. И в эту единственную ночь перед полетом спокойно отдыхают всю птицы. Рано утром, набравшись сил, они делают перекличку, поднимаются в воздух, выстраиваются в свой порядок и отправляются в путь в теплые края.

В это время жители Эльгена собираются и долго наблюдают за лебединой стаей. Это неповторимый момент, наполненный переживаниями. На людей нападает такая тоска, грусть, словно уезжает кто-то родной и близкий.

Плачут женщины, дети и даже некоторые представители сильного пола. Да что там говорить! С тех пор прошло уже больше 20 лет, а у знакомых мне мужчин при воспоминании об этой единственной ночи в году появляется комок в горле, а на глазах выступают слезы.

Другие пернатые на Севере не имеют такого особого статуса. Птиц очень много на озерах. Есть чайки, утки, гуси, бакланы. Но мы осенью охотились в основном на боровую дичь — на рябчика, глухаря и белую куропатку. Иногда стреляли еще уток.

Сейчас мои дети живут уже в Восточной Сибири, вдали от Крайнего Севера. Но и по сей день с грустью вспоминают свой Эльген и все, что было с ним связано…

Надежда Кара-Георгиева, Красноярский край

Источник