Ушастый «профессор»

Такой степенью мы наградили обладателя длинных ушей, потому как он, все же попал под заряд дроби и самую малость не дотянул до звания «член-корреспондента».

Но обо всем по порядку.

Два раза по три охотничьих дня в неделю, мы утаптывали просторы охотничьих угодий.

Втроем, а иногда и вчетвером, под прикрытием двух курцхааров, ходили гребенкой по распаханным полям, «чесали» лесополосы вдоль и поперек, как немцы на войне проходили цепью заросшие озимкой поля-все тщетно, зайцы будто улетели в теплые края.

Замечу, что угодья свободны только с самой зари, а уже через час приходится встречаться с другими охотниками через каждый километр, и четрыхаясь, расходиться в разные стороны.

Однажды наблюдал, как одну и ту же посадку, после нас до полудня прошли еще раза три, натоптав тропу с обоих сторон.

Но звуки далеких выстрелов подливали масла в огонь и мы вновь бросались в «бой», в надежде добыть скрытного зверька.

Картина прояснялась ближе к обеду, с общими болями в пояснице, мнение у всех было едино — всех зайцев перебили и надо искать счастья на дальних кордонах.

Именно после этого, мы принимали решение заехать к «своему» знакомому косому-профессору, проверить на месте он или нет, поприветствовать его и только после этого отправляться по домам.

Заяц обитал в удобном для его сохранности треугольнике.

С одной стороны непроходимый, густой кустарник, со второй-плотные камышовые заросли с канавой, куда собаке даже голову трудно всунуть, с третьей-непролазная посадка с наваленными деревьями.

Мы все его не раз видели и знали «в морду», откровенно радуясь его способностям оставаться невредимым.

Сегодняшнее утро для косоглазых было по нашему разумению, мягко говоря-не комфортным.

Выпавший накануне снег, всего лишь на сантиметр покрыл наши просторы, но для русака, не имеющего в своем гардеробе белой шубки , это был явный приговор. Правда густой туман с видимостью не более сотни метров, оставлял ему шанс.

Предвидя не долгую и успешную охоту, мы с приподнятым настроением приехали в царство быстроногих зверюшек.

Картина поразила! Заячьих следов не было только на стволах деревьев.

Быстро разобрались по парам и закрутился излюбленный охотничий вальс поиска зайцев, но увы, след это не зверь, по нему стрелять не будешь, и уже через пару часов спесь заметно спала. Зверюга не давалась, оставляя после себя «горячие» лежки — косые уходили незамеченные.

Обследуя густые заросли, Трамп (надеюсь никто не против такого прозвища курцхаара) долго не показывался.

Палец, обняв спусковой крючок, с нетерпением ждал боевой команды.

Уже представляю, как заяц украдкой выползая из кустов, стремительно делает рывок к спасительной посадке. Надо будет отпустить подальше, не люблю дробинки в ужине.

К моему великому сожалению, вместо долгожданного ушастика, появляется пешком крохотное по сравнению с зайцем создание и тут же взлетает, низом пытаясь прорвать оборону.

После выстрела вальдшнеп падает на снег, а вместе с ним и последняя надежда добыть косого.

Силы на исходе, теплое тельце вальдшнепа напомнила о славной весенней тяге в далекой Карелии, но адреналин от этих воспоминаний свои запасы не пополнил.

Вновь собираемся на консилиум, делимся количеством увиденных лежек, местами покалываний в различных частях тела и валим всю вину на густой туман, проводник всех шумов — как основную причину преждевременной пугливости зайца.

Решено заехать к «профессору» и уже после отправляться до своих домашних лёжек.

Снег для него был неожиданностью, это говорит о том, что он не так стар, как мы предполагали, и видит белую простынь на земле впервые. Возможно это и сбило с толку его обычную тактику, либо виновата смена комуфляжа охотников на белые маскхалаты.

Косой допустил ошибку в выборе направления отхода, и встав вовремя за пределами выстрела, рванул на одного из нас.

После третьего выстрела, мастерски соскакивая с мушки, пытался исправиться и вновь ошибка, выход на второго охотника — опять три выстрела.

Не все потеряно, остался последний шанс — камыши, до них всего-то пара десятков метров.

Рывок и…за пару метров до спасительного убежища, надежда на повышение ученой степени рухнула после встречи с зарядом clevera.

С легким разочарование отправляемся домой.

Не заяц был тому виной, а потеря возможности после неудачных охот, приезжать к месту, где всегда можно увидеть ушастого зверька, и коллективно обсудить его способности мастерски уходить от назойливых охотников, а еще больше от того, что все — когда нибудь кончается…

Источник

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх