Мурена и ее зубы

У этих морских жителей зубы располагаются не вполне обычным образом — сразу на двух парах челюстей. Причём одна пара находится “где надо”, а другая — в области глотки. Естественно, дополнительная пара неплохо помогает проталкивать еду в пищевод (так как находится довольно далеко от ротового отверстия) и заодно размельчать её.Питера Уэйнрайта и Риту Мета очень заинтересовала эта анатомическая черта, и они, будучи по природе старательными ихтиологами, принялись тщательно её изучать. Они использовали много разных исследовательских методов, включая кое-что из тяжёлой артиллерии, в частности, рентгенографию.

Делали они это всё не зря: выяснилось несколько крайне интересных моментов. Так, оказалось, что мышцы мурены выдвигают глоточную челюсть далеко вперёд — до уровня “обычных” челюстей.
Жизнь мурены проходит в тесноте — она обычно ютится в расщелинах подводных скал или коралловых рифов. Из-за этого она не в состоянии делать некоторые простые вещи. Например, она не может сцапать какую-нибудь зазевавшуюся рыбёшку или задумавшуюся креветку так же легко, как это делают многие другие водные хищники. В основном рыбы, кушая других рыб, стараются их всосать в себя вместе с водой. Это надёжный метод, проверенный тысячелетиями, которым пользовался ещё древние морские хищники.
Чтобы поймать таким образом жертву, нужно очень быстро раскрыть челюсти. Из-за этого в ротовой полости у рыбы давление резко падает, и под гнётом окружающей воды незадачливая пища мигом “влетает” в рот, даже не успев произнести последнее желание.
Однако, как мы сказали, жилище у мурен не ахти какое просторное — там не хватает места даже для того, чтобы как следует распахнуть пасть. Поэтому, чтобы не помирать с голоду, мурены и придумали (при некоммерческой поддержке эволюции) альтернативный способ надёжной ловли еды — выдвигающимися челюстями.
Разница лишь в том, что корм им вовнутрь попадает не под водяным напором, а под действием мышц, тащащих за собой глоточные челюсти, крепко сжимающие добычу. Чтобы обед раньше времени не убежал, его удерживают загнутые зубы вторичных челюстей. А чтобы имелась возможность глотать крупную дичь, верхняя вторичная челюсть состоит из двух отдельных костей, расходящихся в стороны под нагрузкой.
Раньше о механизме укуса мурен людям было почти ничего неизвестно. Ну, кроме того, что мурена может этих самых людей неслабо погрызть. Так что и наука о челюстях этих зверей мало чего знала. А в итоге работы Уэйнрайта и Мета появилась информация об удивительном быстродействии мышц, выдвигающих и задвигающих обратно глоточные челюсти. Как удалось выяснить благодаря многочисленным лабораторным видеосъёмкам, схваченный задними челюстями мурены провиант исчезает в ней прямо-таки мгновенно! Биологи утверждают, что исследование этого умения мурен было проведено впервые.
Марк Уэстнит (Mark W. Westneat), зоолог из чикагского музея естествознания имени Филда (Field Museum), был потрясён этой работой о муренах, которую опубликовал журнал Nature. Он сказал, что глоточные челюсти у других животных не такая уж и редкость. Однако они, как правило, нужны только для размельчения пищи и не очень-то подвижны.
Любопытно, что когда-то о муренах человечество знало очень мало. И Владимир Даль, знаменитый составитель того самого словаря, считал, что мурена — это всего лишь “морская рыба”, “похожая на хвостатую камбалу”. А теперь оказалось, что она ещё похожа и на ужасную тварь из фильма “Чужой”. Обидно, что Даль так и не успел его посмотреть.

Мурена и ее зубы море, открытки, рыбы, фото
Мурена и ее зубы море, открытки, рыбы, фото



Источник

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх