Последние комментарии

  • Николай Барановский23 сентября, 21:43
    Никогда не хожу в зоопарк и океанариум. Сейчас на юге и каждый день прохожу мимо крокодиловой фермы. Мне даже крокоди...Почему акулы боятся дельфинов?
  • Victor Shpinev23 сентября, 20:03
    Не разу не слышал объяснение, почему дельфины спасают человека в воде...???Почему акулы боятся дельфинов?
  • Мухтар Муслихов23 сентября, 18:16
    Разумные высокоорганизованные существа и к тому же очень даже симпатичные! Колхоз есть коллективное хозяйство, отделе...Почему акулы боятся дельфинов?

По медвежьим следам: люди и факты

В биографических сведениях об Андрее Александровиче Ширинском-Шихматове (1868–1927), авторе книги «По медвежьим следам», существует большая путаница из-за одинаковых инициалов двух братьев — Андрея и Алексея. Одним из главных источников ошибок стала статья «Охотник-натуралист» фенолога А.Н. Стрижева в журнале «Охота и охотничье хозяйство» (№ 6, 1984).

Из-за этой публикации не избежал участи фальсификатора в своих прошлых библиографических заметках и ваш покорный слуга.

В наше время не составляет большого труда ознакомиться с биографией Ширинского-Шихматова в интернете, поэтому я постараюсь рассказать о фактах и людях, причастных к судьбе книги «По медвежьим следам» из числа 100 нумерованных экземпляров.

О князе А.А. Ширинском-Шихматове наслышаны все или почти все охотники. Как большой знаток лаек, он хорошо известен среди кинологов и любителей охотничьих собак, многие слышали о знаменитой «пуле Ширинского-Шихматова» или о том, что князь за свою жизнь добыл более двухсот медведей.

А заядлые книжники уже более ста лет охотятся за его не менее знаменитой книгой «По медвежьим следам», изданной в 1900 году. Ее общий тираж составлял 600 экземпляров, из них 100 были напечатаны на ватманской бумаге английского производства и пронумерованы.

Обычные книги продавались по цене 2 р. 25 к., а нумерованные экземпляры в продажу не поступали — автор дарил их своим друзьям, близким, высокопоставленным особами и выдающимся специалистам охотничьего дела.

Книга Ширинского-Шихматова пользовалась большим успехом, быстро была распродана и стала редкостью. В 1926 году В.Н. Каверзнев («Охотник» № 8) сообщал, что даже обычный, ненумерованный экземпляр книги «По медвежьим следам» московские букинисты оценивали в 25 рублей — солидные деньги для 1926 года, когда рубли были серебряные.

Вполне возможно, что именно это обстоятельство, а также популярность книги послужили причиной ее переиздания в 1927 году (М., Книгосоюз. 76 стр. 3000 экз.; 1928 г., Л., 2-е изд. ж. «Охота и природа», 78 стр. 7500 экз.).


Строго говоря, эти книжки, вышедшие под названием «Медведь и медвежья охота», не являлись переизданием книги «По медвежьим следам», так как оригинал был существенно сокращен и переработан, а их внешний вид (тонкие брошюры в мягких обложках) ни в какое сравнение не идет с изданием 1900 года (мой нумерованный экземпляр весит около килограмма).

Историк охотничьей литературы В.Г. Холостов (1909–1991) в статье «Самые первые, антикварные, букинистические» («Охотничьи просторы» № 39, 1982) приводит высказывание библиофила Н.П. Смирнова-Сокольского о том, что в России сохранилось не более трех нумерованных экземпляров.

Хорошо помню, что это сообщение меня очень удивило. Мне захотелось узнать имена не только всех трех владельцев раритета, но и ответить на вопрос, куда подевались остальные 97 экземпляров. Как ни велик авторитет Смирнова-Сокольского, да и Холостова, следует признать, что они ошибались.

Вот перечень всех ныне известных мне нумерованных экземпляров книги «По медвежьим следам»: № 9, 13, 16, 25, 26, 32, 36, 45, 48, 51, 58, 61, 65, 82, 89, 92, 95 + 5 экземпляров с неизвестными номерами. Таким образом, на сегодняшний день удалось «запеленговать» 22 нумерованных экземпляра или примерно пятую часть от их общего количества. И это не предел.

Уверен, со временем отыщутся новые экземпляры. А пока расскажу о судьбе тех из них, чьи следы мне удалось, что называется, вытропить во время многолетней охоты за редкими книгами.

При этом надо бы еще держать в уме, что какое-то количество нумерованных экземпляров могло попасть за границу до революции или вывезено из страны эмигрантами первой волны.


Чтобы не повторяться в описаниях каждого экземпляра, сразу оговорюсь, что все они вне зависимости от порядкового номера не имеют никаких типографских отличий.

Вдобавок скажу, что все экземпляры снабжены посвящением жене на отдельной странице, цветными рисунками-планами и имеют торшонированные обрезы книжного блока, то есть вручную обработаны механическим способом для придания им рельефной фактуры и одеты в одинаковые переплеты из светло-серого холста с названием, вытисненным черной краской.

Исключением является экземпляр № 9, облаченный в цельнокожаный коричневый переплет с глубоким золотым тиснением и муаровыми форзацами кремового цвета.

Можно предположить, что такой чести были удостоены только первые экземпляры — № 1–10. А вот кому они предназначались, выяснить пока не удалось.

№ 9. Эту книгу в начале 90-х годов я приобрел у В.П. Абрамова, кинооператора «Мосфильма», работавшего с режиссером Леонидом Гайдаем на съемках фильмов «Иван Васильевич меняет профессию», «Спортлото-82» и «Сто грамм для храбрости».

С Виталием Абрамовым я был знаком и даже дружен около десяти лет, до самой его кончины в 1996 году.

Он был не только большим эрудитом, но и страстным коллекционером (собрал полную коллекцию советских почтовых марок с 1917 года), любил и ценил художественную литературу (в его собрании хранились документы, письма и книги с автографами А. Белого, С. Есенина, В. Маяковского, М. Булгакова и других известных писателей и поэтов начала прошлого века и 1920–1930-х годов).

Но охотником Виталий не был, хотя его дядя, дальневосточный охотовед К.Г. Абрамов, в свое время получил известность как исследователь и специалист по биологии амурского тигра.

Охотничья и рыболовная часть библиотеки Виталия Абрамова досталась ему в наследство от отца, охотника-библиофила, и являла собой грандиозное для советского времени зрелище. Достаточно сказать, что охотничьи книги так называемого доаксаковского периода

(1766–1852) были представлены в ней почти полностью, а некоторые даже в двух экземплярах. Почетное место в этом собрании занимала и книга Ширинского-Шихматова (экз. № 9), тем более что на рубеже 90-х годов прошлого века было достоверно известно о существовании всего трех-четырех нумерованных экземпляров.

На заднем форзаце экз. № 9 имеется штемпель «ЛКТ. Магазин № 26, ц.100 р. 31/VII-46 г.» (ЛКТ — Ленкниготорг). Этот факт свидетельствует о том, что в ленинградскую блокаду, унесшую жизни тысяч и тысяч горожан и ставшую настоящим апокалипсисом, наперекор всему остались в живых не только люди, но и книги.

К сожалению, никаких других маргиналий в книге нет.

№ 13. Этот экземпляр всплыл в интернете в 2014 году. Его отличительными особенностями являются футляр, по всей видимости современный, и наклейка с названием книги на корешке переплета из серого холста. Книга продавалась в Москве.

№ 16. Около 30 лет я был знаком и вел большую переписку с ныне покойным историком охоты О.А. Егоровым из Петербурга. Вот что он сообщал мне в двух письмах о книге «По медвежьим следам» в начале 1990-х годов: 1. «Мне из близких к единице номеров довелось видеть № 16.

Странно, но на нем не было владельческой или же дарственной надписи от Ширинского. От одного букиниста я слышал, что на них не было никакой надписи, а была якобы золотая пластинка с надписью. Но это опровергает сын Бутурлина.

Он сказал, что на книге, принадлежавшей отцу, была дарственная надпись и не было никакой золотой пластинки… На тех экземплярах, что я видел, надписи не было, следов крепления пластинки также, а это было бы заметно». 2. «Я лично держал в руках № 16 и № 58. Первый находится в библиотеке, довольно богатой (кроме четырехтомника Кутепова, есть «Охота в Беловежской Пуще», «Охота на гусей» В.К. Николая Михайловича № 359 и т.п.), но владелец — человек очень неприятный, я общался с ним всего пару раз и уже больше 10 лет не встречаюсь».

№ 25. В 2018 году в интернете на сайте бесплатных объявлений Avito.ru было размещено объявление о продаже большого количества охотничьих книг в виде рукописного «Чернового каталога», в том числе книги «По медвежьим следам» экз. № 25. Никаких дополнительных сведений об этом экземпляре не указано.

№ 26. Этот экземпляр обнаружен в антикварном каталоге № 70 (1935) АО «Международная книга» под № 983: «Ширинский-Шихматов А., кн. По медвежьим следам. Очерки. С рис. в тексте и 17 табл. М., 900, 154 стр. Матерч. пер. с тисн. буквами. 1.75. На бумаге J. Whatman книга напечатана в количестве 100 нумерованных экз. Предлагаемый экз. № 26».


АО «Международная книга» было основано в 1923 году, а в 1930-м преобразовано во Всесоюзное внешнеторговое объединение (ВВО). Кипучую деятельность эта контора развернула с 1926 года, когда вновь назначенному наркому внешней торговли А.И. Микояну верхние люди государства поручили добычу валюты для госказны.

И началась беспримерная распродажа сокровищ Эрмитажа, чистка его закромов коснулась даже полотен Рафаэля, Тициана, Рембрандта и Рубенса. По свидетельствам очевидцев, из Одессы было отправлено в заморские страны несколько кораблей с экспроприированной серебряной церковной утварью и т.д.

Не осталась в стороне от валютной торговой ярмарки и «Международная книга». Заведующий ее антикварным отделом, знаменитый букинист с дореволюционным стажем П.П. Шибанов одних только каталогов продаваемых книг составил около восьмидесяти.

Любопытство вызывают цифры, обозначающие цену книги: 1.75. Как так? Ведь знаток охотничьего дела и охотничьей литературы В.Н. Каверзнев в 1926 году утверждал, что «книга Ширинского-Шихматова «По медвежьим следам» стоит у букинистов 25 рублей, а нумерованный экземпляр еще дороже».

Даже если учесть, что в 1927–1928 гг. она была дважды переиздана, цена 1.75 для редкой книги вызывает недоумение.

Разгадка кроется в самом начале каталога, где сообщается, что цены хотя и указаны в рублях, но купить книги можно только за американские доллары по курсу 1 рубль равен 50 американским центам, то есть книгу Ширинского-Шихматова экз. № 26 в 1935 году можно было купить за 87 центов!

Разумеется, у советских граждан никаких долларов в то время не было и быть не могло, книги из каталога могли купить только иностранцы.

К слову, в одном из источников указана средняя зарплата американского рабочего в начале 1930-х гг. — 17 долларов в неделю. Для сравнения: средняя зарплата советского рабочего в середине 1930-х составляла примерно 300 рублей.

Трудно сказать, как сложилась дальнейшая судьба экз. № 26, но важно отметить, что эта книга уцелела в революцию и гражданскую войну, а ее теперешняя стоимость составляет не 87 центов, а несколько тысяч долларов.

№ 32. В настоящее время эта книга находится в Ульяновской областной библиотеке им. В.И. Ленина. Судя по учетным номерам библиотечных штампов на титульном листе (один из них, не самый ранний — «Дворец книги, 1954 г.»), книга эта очутилась в библиотеке в незапамятные времена.

Книгохранилище в Ульяновске (Симбирске) — одно из старейших в России и ведет свою историю с 1848 года (Карамзинская библиотека). Вполне возможно, что появление в нем книги «По медвежьим следам» связано с тем, что Ширинский-Шихматов в 1909–1913 гг. занимал пост вице-губернатора Симбирской губернии.

Экземпляр № 32 из Ульяновской библиотеки интересен еще и тем, что в нем на листе с типографским посвящением жене имеется дарственная надпись автора, сделанная от руки: «Светлому солнышку золотому, матери от сына-автора».


№ 36. Этот экземпляр в настоящее время хранится в собрании известного издателя, библиофила и охотника П.Н. Гусева.

№ 45. Книга была продана на одном из московских аукционов в 2016 году. В ней есть хорошо известный букинистам и библиофилам экслибрис Великого князя Николая Николаевича старшего, но есть и загадка: каким образом в книге, изданной в 1900 году, оказался экслибрис Николая Николаевича старшего, если он умер в 1891 году?

Кроме того, в дарственной Ширинского-Шихматова не указан адресат и нет подписи автора («Глубокоуважаемому... на добрую память от...»). Зато ниже и слева написано слово «Мек». Ширинский-Шихматов был женат на дочери железнодорожного магната К.Ф. Мекка, но есть ли здесь какая-то связь?


№ 48. У профессора В.Е. Флинта (1924–2004) я бывал в гостях несколько раз и всегда поражался размерам его «академической» квартиры и масштабам домашней библиотеки, состоявшей из старинных, старых и современных книг на русском и иностранных языках.

Владимир Евгеньевич включал старинную настольную лампу, усаживался в глубокое кабинетное кресло и неторопливо рассказывал обо всем на свете: о войне, путешествиях по стране и поездках в дальние страны, об охоте…

Пару раз он приносил в кабинет удивительной красоты кофр из толстой рыжей кожи с английской двустволкой Holland&Holland. Когда-то у отца Флинта было немало великолепных ружей, но все они, после начала войны надежно, как казалось, закопанные в землю возле деревенского дома, пришли в полную негодность.

А из своего главного ружья Holland&Holland В.Е. Флинт почти полвека стрелял один-единственный раз в году — на глухарином току. Как уж он в своих очках с чудовищными диоптриями мог в предрассветные часы не только разглядеть глухаря, но и выцелить его, одному Богу известно.

Владимир Евгеньевич был замечательным рассказчиком, но значительная часть наших бесед была посвящена охотничьей литературе и книгам. А они копились в библиотеке Флинтов с XIX века.

В прошлом, XX веке, дело деда-охотника продолжили его сын-охотник — Е.Е. Флинт, профессор-кристаллограф, и внук-охотник — В.Е.Флинт, профессор-зоолог.

Источник

'

Популярное

))}
Loading...
наверх