Все когда-то уже было…

рыбацкая удача

Идущие на планете процессы цикличны. Все, что когда-то происходило, повторяется вновь. Такое же лето, как нынче, было в середине 80-х годов прошлого века. В тот период мы каждый отпуск проводили с семьей в лесном поселке, помогая родственникам с заготовкой сена и попутно собирая на зиму грибы и ягоды.

Запомнившееся мне лето более чем 30-летней давности было настолько холодным, что косить приходилось в телогрейках и сапогах, согреваясь у костра. Беспрерывно лил дождь, лесные речки вышли из берегов, как в весеннее половодье.

В таких условиях о хорошей рыбалке даже не мечтали…

Нынешним летом почти все повторилось… Правда, сено в том поселке уже не косят: не для кого, да и некому…

Поездка за дарами природы

В этот период обычно идет буйное цветение разнотравья, в том числе и пижмы, полыни, мяты, ромашки, клевера, донника, зверобоя, душицы и других. Многие из этих растений активно используются в так называемой «народной медицине».

Увидев, что у одного из магазинов начали продавать пучки цветущей душицы, мы с Володей Сбоевым тоже решили ехать за город. Надумали в солнечный день отправиться за ароматным растением за 30 километров от дома — в окрестности бывшей деревни Весьякар. Летом там собираем душицу, а осенью — калину и рябину.

Свернув с основной дороги, стали петлять по полевой. Раньше здесь был один путь, а теперь — четыре-пять. Возможно, колеи образовались от машин грибников, мотавшихся по полю. Мы выбрали одно из этих направлений и вскоре оказались позади огорода единственного жилья, оставшегося в округе. Тут цвела гречиха на небольшом квадратном поле, рядом находились голубой вагончик и несколько ульев.

Местная деревня как-то получила свое название от соседнего средневекового городища, где жила «весь». Так в старину именовали вепсов и коми.

Проверив на окраине Весьякара созревающую калину, мы спускаемся вниз, в долину. Идем, как в тоннеле, среди высоких зарослей борщевика, который с каждым годом захватывает все большую территорию.

Думаю, что после ликвидации колхозов здешние земли перешли в федеральную собственность и власти должны бы заняться проблемой стремительно распространяющегося сорняка. Ведь боремся же как-то мы с лесными пожарами? Иногда, чтобы остановить огонь, пускают встречный пал. Не исключаю, и с борщевиком схожими методами удалось бы справиться за несколько лет. Но биологи и экологи молчат, не торопятся предлагать свои решения.

В долине — буйное цветение разнотравья. Душица только начала распускаться, над ней возвышается яркий мордовник. После его цветения осенние дожди и ветра выдувают пух, как у одуванчика, и остаются серебряные чашечки. Когда они высохнут, вместе со стебельками из них можно составить оригинальные зимние букеты, которые будут годами украшать ваше жилье…

Где бы половить?

Набрав душицы и пощипав красные ягоды земляники, выезжаем на главную дорогу. Неподалеку располагается деревня Кельдыково. Володя где-то услыхал, что ее больше нет, я же утверждал обратное. А ведь еще лет пять назад в выходные дни горожане «облепляли» берега деревенского пруда, отлавливая за одну рыбалку по нескольку килограммов линьков и окуней.

Проезжая через Кельдыково, Володя поражается видом недавно отстроенных кирпичных особняков. При этом все поля вокруг деревни заросли борщевиком и даже некоторые огороды. Кое-где сорняк захватил и часть улицы между домами. Меня печалит такое безразличие местных жителей к своей среде обитания.

Оставив машину в конце деревни, пытаемся через заросли пробраться к пруду. Я на полдороге останавливаюсь, потому что не видно тропинок, по которым бы рыбаки посещали водоем. До нас доходили слухи, что четыре года назад он исчез.

Володя, как гном, растворяется в зарослях, а я смотрю, как шмели и пчелы обследуют цветущий борщевик. Наверное, они прилетели с весьякарской пасеки. Друг возвращается довольно быстро и подтверждает наши грустные предположения:

— Пруда больше нет, остались только одна промоина и ручей!

Уезжаем в сторону дома. В Солдыре заворачиваем к Пызепу, который, как горная река, стремительно катит свои мутные воды, затопив прибрежную растительность.

Спускаемся к этом потоку, закидываем удочки. Рядом щебечут ласточки-береговушки, на лету подкармливая подрастающих птенцов… Минут 40 мы молча созерцаем неподвижные поплавки, потом сворачиваемся.

На выезде с лугов останавливаемся на угоре у небольшого островка ельника. Володя поднимается чуть выше и вскоре появляется с большим пышным букетом душицы. Здесь, на солнцепеке, она распустилась уже полностью. Я же собираю букет полевых цветов и немного клубники для жены.

Мне попадается семейка непонятных грибов со светлой шляпкой. Срываю один — оказывается, это рыжик. А раньше они здесь не встречались…

Проверка рыбацкой удачи

Знакомые рассказывали, что в нынешнем году хорошо было закидывать снасти только в мае-июне на дальних прудах, до которых ехать минимум километров 70, а максимум — все 130. На этих водоемах самые везучие тягали с лодки на удочку карпов и карасей. Иногда приятелям удавалось добыть от 7 до 15 килограммов рыбы. Правда, наживку приходилось везти с собой — хотя бы по ведру червей на «брата».

Пока приезжие бороздили на лодках акваторию пруда, местные мужики пытались «сводить счеты с конкурентами» — резали колеса на незнакомых машинах. Одному бедолаге сразу три шины пропороли, видимо, уж слишком крутой внедорожник у того был. Не зря говорят: «Не каждый способен справиться с черной завистью к чужому успеху!».

С июля в наших краях зарядили дожди, которые лишь изредка прерывались парой-тройкой солнечных дней. Реки стали красно-коричневыми и полноводными. На связанных с ними прудах уже не удавалось нормально рыбачить из-за поднявшейся мути.

Безнадежно объездив все ближайшие водоемы, мы с Леонидом отправились проведать еще один. Его обустроили еще в советское время на задворках деревни. Там с крутого холма мощно вытекал родник, низвергаясь в долину водопадом. Он был занесен в список природных памятников района.

Леонид через плотину ушел на противоположный берег, где на стульчике одиноко сидел седой старик. Попробовали ловить на обычной глубине в полметра. Однако ни одна из приманок не вызвала реакции обитателей пруда. Лишь когда червяка опустили более чем на метр от поверхности воды, рыбки, наконец, заинтересовались наживкой.

День выдался неожиданно солнечным и теплым, можно было даже слегка позагорать. Клевали в основном разнокалиберные окуни, шаклея, верховки, караси. Ближе к поверхности замелькали темные тени большой стаи рыб, которых привлекли брошенные в воду и уже размокшие хлебные сухари. Даже появился соблазн отыскать где-нибудь огромный сачок и ловить без удочки. Но, конечно, эта шальная мысль так и не была опробована на практике.

Кровопийцы-комары и докучливые мошки больше не досаждали, но вместе с ними исчезли и стрижи. Количество местных чаек значительно сократилось, а голос их изменился с пронзительно-противного до чуть слышного хрипловатого.

Внезапно, как по команде дирижера, тишину нарушил с другого берега неожиданно включившийся лягушачий «симфонический оркестр». Концерт продолжался секунд 10, а потом разом закончился. То ли щука земноводных посетила, то ли чайка, вызвав такой взрыв радости от появления гостей. В течение последующих двух часов, пока мы рыбачили, ни одна из лягушек ни разу не квакнула.

Редкий лов обходится без того, чтоб леска не порвалась от зацепа за ветки кустов или за высокую прибрежную растительность: цветущую осоку, камыш, водяной хвощ. Не желая возиться со сложными узлами, я делаю самый простой — «хирургический». Оборванные концы оборачиваю 6-7 раз. Потом закручиваю оставшиеся хвостики. Хватает 3-4 оборотов. Постепенно попеременно стягиваю, обрезав концы, и продолжаю проверять рыбацкую удачу.

Дома в спокойной обстановке можно «отремонтировать» поврежденную часть оснасти. А лучше принять превентивные меры. Я советую не лениться и еще до начала лова осмотреть выбранный участок, чтобы выяснить, где вероятнее всего будут зацепы. Мешающие ветки можно деликатно обломать, растительность — срезать или вырвать…

Подошло обговоренное время, я смотал удочку, сложил и затолкал ее в рюкзак. Пакет с рыбным ассорти весил около трех кило. Вскоре мы с Леонидом уже ехали домой. Любовались калиной и рябиной, которые краснели повсюду — в деревнях и по обочинам дорог. Благодаря этим дарам природы лесным птицам будет легче пережить будущую зиму.

Геннадий Ложкин, Удмуртская республика

Источник ➝

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх