Тайга — кормилица наша

Промысловая охота в Сибири

Шел 1972 год. В тайге уродился небывалый урожай кедровых орехов, на сборе которых мы неплохо заработали, хотя и потрудиться пришлось изрядно. Наша бригада из шести человек за половину месяца заготовила и насмолила 600 мешков! А за один килограмм платили по 90 копеек. А после сдачи орехов я, мой брат Николай и друг Геннадий заключили с районной заготовительной конторой договоры по поводу поставок пушнины и мяса. Закупили боеприпасы и продукты и подготовились к началу промысловой охоты в Сибири.

Нам на три месяца выдали малокалиберные винтовки и патроны.

После закрытия сезона мы должны были сдать оружие вместе с добычей.

Лучшие помощники стрелков

Белок в наших краях оказалось очень много. Охотники, которые располагали хорошими лайками, обученными по этому зверьку, заготавливали в первые дни по 40-50 шкурок в сутки. У брата Николая был беспородный четырехлетний кобель Туман. Этот удивительный пес обладал верховым и низовым чутьем. Искал белку легкой трусцой, равномерным тихим бегом, работал «челноком», спокойно рыская в 50 метрах от охотника, примерно в одном и том же направлении. Поэтому Николай свободно шел умеренным шагом, следуя за псом, не уставал и к вечеру приносил в среднем по 20-25 белок.

У меня был кобель Пират — от местных охотничьих собак. Он искал белку очень хорошо, работал на слух и зрение, шел на зверя. Имелся только один недостаток: если обнаружит свежий след косули — помчится туда и будет минут 15-20 гонять. Затем вернется ко мне и снова продолжит работать по белке…

Долгожданный снегопад

В один день в самом конце октября, почти в преддверии ноября, в тайге разбушевалась вьюга. Небо заволокли густые тучи, надвигающиеся с хребтов Хамар-Дабана. К восьми часам вечера повалил густой снег — за ночь выпало примерно 25 сантиметров снега. К утру ветер утих, но выпадение осадков продолжалось.

Это была хорошая погода для охоты. Мы давно ждали густого снега. До этого в тайге была небольшая пороша, которая на южных склонах растаяла и осталась только в сиверах, то есть на хребтах северного склона.

Наша группа без спешки позавтракала, покормила собак. Решили дождаться, когда перестанет снегопад. К 11 часам дня «белые мухи» перестали летать. В небе между тучами начало проглядывать солнце. Мы посоветовались и обсудили, кто и куда пойдет сегодня белковать.

В полдень вышли из избушки и направились в тайгу каждый своим путем. Погода совсем разгулялась, остатки туч ушли на юг. Засверкал, заискрился снег под лучами солнца.

Первый трофей

Пират бежал все время в одном направлении. И вдруг он громко залаял на большую лиственницу, росшую у горного ключика. Я издали увидел на дереве крупное черное пятно, но рассмотреть с этого расстояния мешали густые ветви. Стал потихоньку подходить, скрываясь за стволами. Все ближе и ближе….

Пес по-прежнему лаял, но другим голосом — басовито с азартом. Я вышел на дистанцию в 30-40 метров и выглянул из-за дерева… На толстой ветке сидел глухарь. Птица не слышала меня, так как свежий снег скрывал шум моих шагов. Пернатый смотрел вниз на Пирата, крутя головой то вправо, то влево. Я спокойно прицелился из малокалиберки в основание крыла и выстрелил.

Птица камнем упала вниз, затрепыхалась. Свежий снег летел от ног и крыльев, рассыпаясь по сторонам, словно блестящие искры. Пират бросился к глухарю и схватил его. Я подошел и забрал птицу. Это был молодой петух весом примерно 4 или 5 килограммов. Будет хороший ужин для нашей бригады!

Обед на природе

Я начал подниматься с сивера на перевал. Подъем на южный склон хребта к вершине был крутой. Прямо по курсу виднелась невысокая скала. Пробираясь через высокие заросли багульника и осинника, я порядком устал. Однако все равно заметил, что на пути стали попадаться заячьи тропы. Кое-где были свежие наброды косуль, изюбрей, «косых».

Наконец, я вышел на перевал хребта и направился по нему в сторону скалы. Подойдя к ней, решил передохнуть и попить чаю: время было уже два часа дня. Пират рыскал по заячьим тропам в густом осиннике. Я вытащил из рюкзака литровый термос, сухари, алюминиевую кружку и приступил к обеду.

После выпадения снега в тайге наступает ясная морозная погода, воздух насыщен кислородом. Создается четкость звука. Благодаря полной тишине на большое расстояние разносится стук дятла или крик ворона. А выстрелы из малокалиберки подобны грохоту пальбы из ружья.

Вскоре появился Пират, подошел к скале и улегся отдыхать. Я закончил свой обед, сложил все в рюкзак и направился вверх по хребту до вершины. Там следующий горный хребет соединялся с небольшими скалами. Пират продолжал обследовать осинник южного склона, где часто попадались лежки косуль.

Расследование по следам

Обходя небольшую скалу, я наткнулся на свежий потаск. Он шел с северной стороны хребта на южную. Пройдя несколько метров по потаску, стал внимательно изучать его. Рядом виднелись крупные следы, но по глубокому свежевыпавшему снегу было трудно установить зверя. Я пошел в этом направлении в низ хребта к небольшой скале. Вскоре на каменной плите заметил четкий отпечаток лапы рыси.

Двинулся дальше по потаску, который спускался в низину, поросшую соснами. От скалы до ближайшего большого дерева, стоявшего немного в стороне от основного массива, я прошел метров 100. И там обнаружил молодую косулю, ставшую жертвой хищника. Не стал ее трогать, а решил обследовать место случившегося.

Пройдя назад по потаску, попал в северную часть хребта, плотно поросшую багульником. Лес был густой и состоял в основном из сосны и лиственницы. В зарослях багульника виднелись зверовые тропы. Я пришел к выводу, что здесь обитала семья из трех косуль — самки и двух детенышей разного пола этого года рождения. Потомство обычно появлялось на свет весной. К концу октября или началу ноября козлята становились уже взрослыми особями.

Семья косуль паслась на своем излюбленном месте — на южной стороне хребта. С восходом солнца животные перебирались в северную часть и устраивались на дневной отдых… Рысь давно скрадывала их. Когда копытные направились на «сиесту», хищница ушла вперед, перебралась через гриву, спустилась в сивер, пробежала по тропе и забралась на росшую возле нее большую сосну.

Гигантская кошка устроилась на толстой ветке в четырех метрах от земли и стала караулить свою добычу. Дождавшись самочки-сеголетки, рысь спрыгнула ей на спину, повалила на землю и задавила на месте. Через некоторое время утащила свою добычу через хребет на южную сторону, чтобы запрятать в чаще леса от других хищников…

Вечером в избушке

Завершив свое расследование, я продолжил охоту. Затем повернул в направлении нашего зимовья. В рюкзаке было 15 белок и глухарь. Пират весело рыскал по сосняку. Часы показывали уже пять вечера. Следовало торопиться, чтобы засветло выйти на главную тропу к избушке. На подходе к оврагу внизу хребта Пират поднял косуль и ушел за ними через перевал.

В этот день наша охота закончилась удачно. К шести вечера я был уже дома. В избушке жарко топилась железная печь, и на ней шумел чайник. Николай и Геннадий раньше меня вернулись в избушку. Брат, добывший 17 белок, обдирал их. Друг готовил ужин.

У нас было установлено дежурство. Тот, чья очередь наступала в шесть часов утра, вставал пораньше и соображал, какой легкий завтрак придумать для всех. Обедали мы обычно в тайге. Постоянно носили с собой банку тушенки, сухари, чай, сахар. Перекусывали, сидя на пне или на поваленном дереве.

Разводили небольшой костерок, как говорится, «для души». А иногда бывало, что и поджаривали сало на прутике. Получалось очень вкусно! Попробуйте сами и убедитесь в этом!..

Охотничий рецепт

Ужинали все вместе в избушке. Садились за стол, не спеша кушали. Каждый делился впечатлениями о своей охоте: что видел, сколько настрелял белок. В это время строили планы на завтра…

После еды я достал из рюкзака глухаря и показал ребятам. Николай сразу похвалил меня:

— Молодец! Завтра твое дежурство, вот и приготовишь птицу по охотничьему рецепту! С майонезом, крупой! Жаровня у нас есть. Геннадий привез ее в прошлом году, она лежит на лабазе.

Наш друг, рассматривая пернатого, заметил:

— Я тоже сегодня вспугнул глухаря. Но он улетел на дистанцию вне выстрела… Моя Найда была внизу в ключе. Поэтому не учуяла глухаря.

Мы решили, что пернатые от нас никуда не денутся. Добудем их, если они обитают в радиусе нашей охоты.

После окончания прошлого осенне-зимнего сезона я привез домой четырех глухарей. На Новый год угостил друзей дичью, как в лучшем ресторане! Приготовил молодого глухаря, словно «цыпленка табака». Прекрасное блюдо получилось. Ребята очень хвалили удачливого охотника и кулинара…

План операции против хищницы

Обдирая белок, я рассказал друзьям о моей находке — косуле, задавленной рысью. Николай заявил:

— Она не должна далеко уйти. Раз ты не трогал животное, хищница может прийти ночью. Давай завтра пораньше возьмем собак — Пирата и Тумана — и пойдем на то место. Рысь должна быть рядом! Чтоб собаки случайно не вспугнули ее, поведем их на поводках и не дадим лаять на белок.

В семь часов утра мы с Николаем уже вышли из дома. Шли северной стороной хребта по звериным тропам, удерживая собак на коротких поводках. Погода была прекрасная. Не ощущалось ни малейшего дуновения ветерка, деревья покрылись инеем, подморозило.

Лес оживал на наших глазах. На хребте впереди тропы на сухой дуплистой сосне стучал дятел, вороны с криками летали, выискивая зайцев или рябчиков, которых в этом году было много из-за хорошего урожая всех ягод — черники, брусники, голубики.

Жителей тайги ждала сытая зима. Лесные закрома были полны. Поэтому сойки, кедровки, глухари, рябчики, белки, бурундуки и кабаны не ощущали голода. В тайге водилось много живности…

Лесная книга

Мы продолжали пробираться через густой багульник, потом поднялись к скале. Там остановились, и я в бинокль стал осматривать путь к сосне, где лежала задавленная косуля. Никаких изменений на местности заметить мне не удалось. Мы решили, что рысь пока не трогала свою жертву.

Собак отпустили на потаск. Я пошел с Пиратом к косуле, а Николай с Туманом двинулись вверх к вершине. Рядом с копытным свежих следов не было. Я начал подниматься на хребет, осматриваясь по сторонам. На вершине увидел четкие отпечатки лапы рыси. Направился по южному склону параллельно следу.

На свежевыпавшем снегу легко читалась лесная книга. Например, здесь проходили четыре косули, идущие на отдых. А тут пробежали колонок, белка и заяц. По следам можно было выяснить, кто живет в этом районе и чем занимается. Я с детства люблю читать такую лесную книгу…

Цель обнаружена!

Приближался перевал на вершине двух хребтов. Вдруг до меня донесся глухой далекий лай собак. Я прибавил скорости — почти бежал. Услышав ярость в голосе Тумана и Пирата, двинулся еще более широким шагом сквозь заросли багульника. Вскоре пересек след Николая, которому было ближе идти.

Между деревьями появлялись просветы, и мне стали видны собаки, бегающие вокруг толстой сосны. Рядом стоял Николай. Запрокинув голову, он смотрел на вершину. Когда я подбежал к дереву и взглянул вверх, то увидел огромную рысь. Хищница замерла на толстой ветке на высоте около 10 метров от земли.

Я крикнул Николаю:

— Стреляй!

Но громкий лай заглушил меня. Подойдя ближе к брату, посоветовал ему пальнуть рыси прямо в голову. Но Николаю было трудно прицелиться, поскольку мешали густые ветки. Гигантская кошка не двигалась с места, разглядывая беснующихся внизу Пирата и Тумана.

Схватка с рысью

Наконец, Николай нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел малокалиберный винтовки, и в тот же миг рысь полетела вниз с растопыренными лапами прямо на собак. Упав на землю, хищница перевернулась на спину.

К зверю подскочил Пират и хотел взять противника за горло. Но раненая огромная кошка оказала ожесточенное сопротивление. Она передними лапами обхватила пса за лопатки, вогнав острые когти ему под шкуру. А разинутая клыкастая пасть старалась поймать Пирата за нос.

Туман в это время цеплял рысь за задние ноги. Но они бездействовали, поскольку пуля Николая перебила хищнице позвоночник у крестца. Я подскочил и выстрелил в ухо дикому зверю. Его передние лапы упали, все было кончено… В ходе осмотра мы убедились, что имели дело со зрелым, крупным самцом. Один нижний клык у него был наполовину сломан, а остальные выглядели изношенными.

Усевшись с Николаем на валежину, дали волю эмоциям. Благодарили судьбу и удачу за то, что рыси не удалось покалечить наших любимых собак. Опытные охотники знают, каково это — потерять воспитанную рабочую лайку в разгар сезона! К счастью, нас такая опасность миновала.

Возвращение с добычей

Мы немного передохнули, но нужно было двигаться дальше. Я охотничьим ножом срубил сухую сосновую палку около двух метров длиной. А Николай взял поводок и связал все четыре лапы рыси. Нацепив добытую хищницу, пошли с сивера на хребет. Поднявшись на перевал, разделились. Николай понес рысь в избушку, а я продолжил охоту, так как время было только два часа дня.

Вместе с Пиратом мы пошли по хребту на юго-запад. Через 15 минут пес залаял, указав мне на белку. Я отстрелил ее и спокойно продолжил путь. Идти старался ближе к гриве, где наевшиеся с утра пушные зверьки отдыхали на солнцепеке деревьев.

К пяти часам вечера спустились в небольшой распадок. Стали показываться чистые поляны с кругами молодого осинника и сосняка. В лесу были утоптанные тропы зайцев, наброды и лежки косуль. В моем рюкзаке уже лежали 9 белок и один колонок. Охота в этот день, оказавшаяся очень удачной, веселила душу.

«Чудо природы»

Вдруг у самого конца хребта, недалеко от главной тропы, азартно залаял Пират. Я поспешил туда и, выйдя на поляну, увидел своего пса. Он заливался возле сухого небольшого дерева, стоявшего в стороне от тропы. На нем никого не было видно. Подойдя ближе, взглянул с южной стороны и увидел дупло.

Пират продолжал лаять, бегая вокруг дерева. Я отцепил от ремня небольшой топорик, подошел к стволу и резко стукнул по нему обухом с северной стороны. Из дупла выскочила белка-летяга.

Она забралась на самую вершину дерева и смотрела вниз на нас с Пиратом. Это был небольшой зверек около 15-18 сантиметров длиной с короткими ушами и крупными черными глазами-горошинами. Его серый мех казался шелковистым.

У белки-летяги от передних лапок до задних идет натянутая шкура, позволяющая парить, как на планере. Благодаря этому зверек может перескакивать с одного дерева на другое, преодолевая по воздуху до 15 метров. У нас в Бурятии охотники не отстреливают такое животное.

Я полюбовался этим чудом природы, и мы с Пиратом двинулись дальше по направлению к избушке. Солнце садилось за гриву, отражая на деревьях золотые лучи заката.

Очень удачный сезон

В лесу было тихо и морозно. На следующий день нас ожидала хорошая погода и, конечно, прекрасная охота. Через час мы с Пиратом подходили к избушке. Из трубы шел легкий дымок, что говорило о возвращении Николая и Геннадия домой. Они готовили ужин и обдирали белок.

У нас есть такая поговорка, что если погода будет хорошей, то и охота окажется удачной. Так все и было почти каждый день… А в самом начале ноября мы завершили сезон. Знакомый лесник привел к нам в тайгу лошадей, которых можно было навьючить добычей. Так и добрались до кордона.

Охотничий сезон 1972 года вышел для нас очень хорошим. В общей сложности мы привезли в районную заготовительную контору около 700 зверьков и несколько птиц. Я настрелял 218 белок, 11 колонков и 3 глухарей. Мой брат совершенно не отстал от меня. Он добыл 221 белку, 8 колонков и 2 глухарей. Друг Геннадий тоже не подкачал. На его счету оказалось 223 белки, 6 колонков и 5 глухарей. И еще мы привезли из тайги рысь. Это был один из самых удачных наших охотничьих сезонов, начиная с 1968 года.

Прекращать свою деятельность по заготовке пушнины мы не собирались. Впереди нас ждало еще немало интересного. Но о других любопытных случаях на промысловой охоте в Сибири, свидетелем которых я стал, расскажу в следующий раз.

Дмитрий Нетудыхатко, Республика Бурятия.

Источник

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх