Весенние экзамены

В прошлом году старому спаниелю Шмелю пошел тринадцатый год, а юный курцхаар Шмелек в апреле еще не дорос до года. На весенней охоте я надеялся показать своему будущему помощнику настоящую дичь и научить его подаче в боевых условиях. Собрались мы на охоту на открытие 19 апреля.

Фото Виктора Тананина    

Фото Виктора Тананина.

Старый спаниель, видя, что вещи погружены, залез в машину и выходить отказался наотрез. Я попытался объяснить старому скунсу, что выезд только завтра. Безполезно! Пришлось вынести его на руках. Ступив на грешную землю, этот сквалыга облаял молодого курца и схватил его за ногу.


— За что ты побил молодого пацана?
— А чтоб знал... — «ответил» мне старый негодяй. И на этом мы закончили свои сборы.

День первый

Приехали. Ура! Домик, свет, вода, печка. Шмелек знакомится с домом и, конечно же, с деревенскими псами. Побрехали друг на друга и мирно разошлись. Знал бы я, как непрочен этот мир! Знал бы — не было бы беды... Но об этом потом.

Вечером — на тягу. Задача простая — показать щенку дичь. Мой старинный друг и приятель Вячеслав Некрасов меткими выстрелами должен класть дичь на поляну на виду у песика. Песик по команде подбирает добычу, приносит, садится и подает дичь хозяину. Хозяин снимает процесс на камеру, наблюдает за порядком, подает нужные команды и осуществляет общий контроль. Теория проста и всем понятна, мы занимаем места на давно известной нам поляне и ждем.

Начинается тяга, и Вячеслав Дмитриевич Некрасов, в просторечии Славка, меткими выстрелами кладет дичь... Но — мимо. Кладет повторно — мимо!!! Краткое описание нашей стрельбы.
— Вальдшнеп налетает сзади — ноги запутались в траве, не стрелял.
— Вальдшнеп боковой — дуплет — мимо. 
— Пара игрунков — прозевал, не стрелял.
— Вальдшнеп над головой — дуплет — мимо.
— Я бросил камеру (все равно темно), вальдшнеп вылетел прямо мне в лоб, собираясь садиться, мелькнул на фоне темных кустов; я выстрелил на всякий случай — всякий случай послал меня куда подальше. 
И мы пошли к мотоциклу.

Одиннадцать вальдшнепов пролетело в этот вечер — такова тяга. «Показали дичь щенку...»
Щенок сидел, крутил головой, потом бегал по сухой травке, потом вытаптывал мышку, занимался маникюром-педикюром, потом дремал... А два старых матерых кобеля ругали погоду и патроны, обвиняли сумерки и саму дичь, которая вылетала не так, как положено. Виноваты были также весна, облака, Славкина третья стопочка и сам Славка. Шмелек, слава Богу, ничего не понимал, думал, что это игра такая, и носился вокруг мотоцикла.

Обратно ехать в коляске он уже не боялся.

День второй

Задача не меняется: я снимаю и слежу за порядком, Вячеслав меткими выстрелами должен класть дичь на поляну, ученик — все усваивать.

Вячеслав Дмитриевич меткими выстрелами кладет дичь на поляну, но дичь на поляну не ложится, а улетает черт знает куда, за триста шагов, в дурелом, и пропадает. Налетает новая дичь — дуплет — мимо... Мои надежды на правильную, расписанную до мельчайших деталей охоту и учебу, тают как вчерашний снег. Бросаю камеру и меткими выстрелами кладу дичь, правда, не на поляну, а в березняк. Дичь стукнулась о березу и пропадала. Ищем мы, ищем... Нда-а-а... Вальдшнепов за вечер пролетело пять штук — из них три на выстрел.

День третий

Строим скрадок на Первой воде — старом заросшем карьере. Утро. Синее небо. Солнце. Скрадок. Чучела. Слава пропускает стопочку и закусывает кусочком сала. Эх-х… Но цель наша не в этом. Наша задача прежняя — показать щенку дичь. Многие охотники не советуют начинать с утки. Некоторые, в том числе и аз грешный, для обрусевших немцев не видят здесь опасности — нельзя лишь давать гоняться за подранками, а подать чисто битую — почему бы и нет?

Подманиваем селезня — Слава на высоте, и селезень падает через небольшую, метра полтора, канавку рядом с нами. Я слежу за песиком — курцхааренок спокоен, флегматичен, даже равнодушен... Да уж... Посылаю подать. Он подходит к канавке — селезень бьет в это время крылом, постепенно затихая. Вижу, что пацан заинтересован, даже весьма заинтересован. Ага… Посылаю. Прыжок через канавку, и песик у селезня, смотрит, нюхает, толкает... Хозяин начинает лебединую песню: «Подай!..» И прочие сопутствующие глаголы и междометия. Молодой недотепа берет селезня за крыло и тащит к канавке. Хозяин, понимая, что через канаву дичь никто подавать не будет, пытается предотвратить неизбежное и разливается соловьем типа «мальчик мой, умница, подай, подай, молодец, хороший, подай!» и пр. Молодой ученик перехватывает селезня, переплывает канавку, бросает дичь к ногам и моментально превращается в юный талант, а хозяин, сюсюкая и растекаясь сиропом, лезет к нему целоваться. Ура! Блин, зимние труды не забыты и первый блин — не комом! Слава Богу!

Берем еще селезня, тренирую Шмелька на суше — подает без проблем, садится, как положено перед хозяином, с дичью в зубах — все, как учили.
Вечер. Теперь нас трое: Слава, я и еще один наш приятель, Андрей Подковкин. Количество — в качество! Наука, ребята, теперь уж точно все у нас схвачено! 
Начинается тяга. Первый идет краем поляны и выходит на Подковкина, тот стреляет, вальдшнеп со снижением уходит вдоль просеки и растворяется. Второй выходит на меня, дуплет — мимо — на Подковкина — дуплет — мимо. Третий идет на Славу — дуплет — мимо… Четвертый вылетает к поляне, оглядывает трех зенитчиков — почти по сорок лет охотничьего стажа — и на всякий случай облетает полянку по краю. Пятый вылетает следом и повторяет тот же маневр.
— Слава! Скажи им, что мы в эту весну не в форме, все равно промажем!..
— Это они Подковкина боятся!..
— Да я в эту весну уже пять раз промазал...

Значит, говорю, им бояться некого, сейчас полетят прямо. И точно. Шестой летит точно на меня, отворачивает влево, бью — падает под сосну на краю поляны. Смотрю на Шмеля — стоит, смотрит, не бежит. Командую — подай! Уходит искать. Подхожу к сосне и вижу лежащего вальдшнепа. Песик носится вокруг — не прихватывает. Командую — ищи! Хватает запах, подбегает, тычет носом — вальдшнеп подпрыгивает вверх, и наш храбрец... прыгает от него! Хозяин подбадривает, и юный охотник берет себя в руки (в лапы), хватает добычу и несет к хозяину. Пытаюсь заснять процесс на камеру, но темновато. Уф-ф-ф... Слава Богу! Процесс, несмотря ни на что, идет.

Продолжение следует....

Поделился Евгений Бычихин.

Источник

Рыба калуга занесёна в международную Красную Книгу

Пресноводная рыба рода белуг, семейства осетровых. Длина до 5,6 м (не исключено существование 6-метровых особей), весит до 1 т. Рот большой, полулунный. Распространена калуга в бассейне Амура, встречается в Аргуни и Шилке, есть в Сунгари. В море за пределы Амурского лимана не выходит. Различают проходную, лиманную, быстрорастущую калугу, поднимающуюся для нереста в Амур из лимана, и жилую амурскую калугу, не совершающую больших передвижений по Амуру и никогда не спускающуюся в лиман. Перед нерестом немного поднимается вверх по реке.

Половозрелой калуга становится по достижении длины 230 см и не ранее 16—17-летнего возраста, главным образом в 18—22 года. Она достигает возраста 48—55 лет, длина до 5-6 метров и веса 382 (вес выше не регистрирован, пределы до 1200) кг и более. Обычный промысловый вес от 150 кг. Плодовитость её от 665 тыс. до 4100 тыс. икринок, средняя — 1,5 млн икринок. Нерестилища калуги разбросаны от Шилки до Тыра. Нерест происходит в мае — июле. Калуга — хищник: на первом году жизни питается мелкой рыбой и беспозвоночными, более крупная пожирает и лососей. В лимане Амура во время хода дальневосточных лососей она питается кетой и горбушей; в связи со снижением численности лососей в настоящее время у калуги участились случаи каннибализма. Пищу жилой речной формы калуги составляют донные рыбы. 

Рыба КАЛУГА.  Вид Калуга занесён в международную Красную Книгу.

В низовьях рек западной Камчатки встречается единично, но, по-видимому, регулярно. Численность ее здесь, вероятно, определяется общим состоянием популяции лиманной формы в бассейне Амура. На Амуре издавна используется промыслом, который жестко лимитирован и контролируется. 

Рыба КАЛУГА.  Вид Калуга занесён в международную Красную Книгу.

Представляет научный интерес как феномен протяженной морской миграции у вида, ведущего в целом пресноводный образ жизни, но способного успешно адаптироваться к обитанию в несвойственной ему морской среде. 

Рыба КАЛУГА.  Вид Калуга занесён в международную Красную Книгу.

Благодаря длительному запрету на вылов в советской (ныне российской) части бассейна Амура, запасы калуги сейчас постепенно восстанавливаются и с 1980 г. начат строго лимитированный отлов данного вида. Молодая калуга нагуливается в Сахалинском заливе у западного побережья острова Сахалин. Несмотря на запреты, местное население постоянно производит отлов краснокнижной рыбы ставными сетями. Средний размер добываемой калуги составляет от 5 до 20-30 килограммов.

Рыба КАЛУГА.  Вид Калуга занесён в международную Красную Книгу.

Калуга считается ценнейшей промысловой рыбой. Ее вылавливали так много, что к середине прошлого века она чуть было не вымерла вовсе, но вовремя принятые меры по охране вида позволил восстановить численность популяции. Сегодня вылов калуги строго регламентирован, а некоторых местах полностью запрещен.

Картина дня

))}
Loading...
наверх