Охота и рыбалка

25 600 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Лисовский
    Это точно . Пора бы уже знать , что рыбы абсолютно ничего из воды не видят . Могут чувствовать , только свет и тень и...Щуки-наблюдательницы
  • Modest Abramovih
    ТреплоЩуки-наблюдательницы
  • Тахир Сукуров
    И акула Каракула Правым глазом подмигнула. И хохочет, и хохочет, Будто кто её щекочетЩуки-наблюдательницы

Такой улов нам не нужен

Такой улов нам не нужен

В тот год Гоша место для рыбалки на понтоне облюбовал. С одной стороны, все хорошо. Здесь и лодки не надо: с понтона у любого берега можно снасти закидывать, да и середина реки доступна. А с другой — недостаток имеется немалый: шумновато бывает. Асфальт, хоть и не первой свежести, а все же проложен с обеих сторон реки, так что движение есть. Машины по этому самому понтону нечасто, конечно, но снуют то туда, то сюда и всякий раз именно тогда, когда рыба брать начинает…

Есть и еще один минус. Рыбаков на понтоне — будто ласточек на деревенских проводах виснет. И удильщики в основном такие, что, посидят в одном месте, переходят в другое, а то и вообще запрыгивают в машину… и восвояси! А чего с них взять? Одни на рыбалке впервые, вторые случайно здесь оказались. Им все равно, что с удочкой на реке сидеть, что с гитарой где-нибудь в тенечке струны мозолить. И то, и другое к рукам не прилипло.

Любитель мелкой рыбы

А Гоше по душе пришлись эти места. Всегда при людях, да и дорога рядом. В любое бесклевье можно в два счета домой смотаться. Улов его почти не интересовал. За крупными рыбами не охотился из принципа. Говорил, что, если такая сорвется с крючка, весь день места себе не найдешь, мучиться будешь.

А он нервы свои старался сберечь. Потому и ловил в основном мелочь. Она если и слетит с крючка, то ничуть не жаль.

Но однажды ночью, хоть Гоша того и не желал, ему крупно повезло. Соменок килограммов на пять на удочку попался! И, главное, его подсекать даже не пришлось… Сам по собственному желанию намертво на крючок сел.

С тех пор Гошу с понтона этого в места другие ни за какие коврижки не переманишь. И он высидел: улов — диво дивное. Ни у одного иного рыбака — хоть местного, хоть залетного — такого ни разу в жизни не бывало!

Шум в ночи

…А случилось все так. Остался Гоша на понтоне на ночь. Мужики знакомые и не очень неподалеку от него пристроились. Быстро стемнело, и только костерок на берегу чуть светился. Рыболовы не давали огню совсем потухнуть — поддерживали свежими валежинами по очереди.

Бесклевье какое-то выпало. Только изредка окуньки-«матросики» да густерки размером с ладошку и попадались. А для Гоши такая рыба в самый раз! Он притих с удочкой, сидит, рыбачит. А другие мужики к огню подались, чай покрепче заварили и начали байки травить. Чуть что — колокольчики, что на всех снастях стоят, тревогу поднимут. Дадут о рыбе знать, не прокараулят.

Сидел Гоша в одиночестве, прислушивался. Безмолвно стало кругом, и вдруг… чу! Где-то вода взбаламутилась. Будто рыба крупная к понтону подошла и, похоже, осторожно вдоль него от одного берега к другому кралась. Всплески раздавались все ближе с каждой секундой.

Гоша насторожился, ушки на макушке, сжался в комочек, будто кошка перед прыжком. Подсачек приготовил — под руками положил. Он у него самодельный, большой. Специально такой смастерил, не один вечер на него ухлопал. Нитки капроновые, толстые, ячея мелкая — ни одна малявка не ускочит! Изголовье сачка тоже прочное. Вдруг опять сом на его насадку позарится? Из такого наверняка не уйдет…

Есть добыча!

Присмотрелся Гоша и увидел, что вдоль понтона от другого берега рябь движется, как от торпеды. Должно быть, кто-то поплыл в эту сторону. А распознать в полумраке не удавалось! Может, рыба крупная верхом шла? Или ондатра, а паче того выдра в этих местах объявилась?..

Волнение на воде ощутил совсем рядом. Гоша взял подсачек в руки, почти бесшумно в реку опустил. Чуток подождал, когда «пловец» с ним поровняется, и начал тащить из воды. Рядом с понтоном сразу заплескалось, подсачек вырываться из рук стал. Гоша удержал его и вытянул на понтон. И только тут рассмотрел свой улов. Глянул на хвост и сообразил, что это живой лисенок! Такого трофея, наверное, еще ни у одного удильщика не было!

Гоша сразу же мужиков позвал, чтобы те воочию убедились. А то далеко не каждый такой истории поверит. На шумные всплески и крик приятеля рыболовы в тот же миг откликнулись. Все как один прибежали посмотреть. Удивились, конечно, и помогли лисенка из подсачка вызволить. В мешок из-под сахара зверька запихнули и бечевкой туго-натуго завязали…

Слава на всю деревню

А утром, едва свет чуть забрезжил, Гоша домой засобирался. Не терпелось ему добычей своей необычайной в деревне похвастаться. Он даже теще на уху не наловил — не стал клева утреннего дожидаться. А ведь обычно ей с каждой рыбалки что-нибудь привозил — вне зависимости от того, много поймал или нет.

Закинул мешок с лисенком в машину и… по газам! Покажу, мол, людям, а там решим, что с ним делать: либо на волю ближе к зиме выпустить, либо в старом дворе содержать — все равно пустует. В тот же день в гостях у Гоши вся деревня перебывала. И стар, и мал — все приходили.

Особенно дивились ребятишки да старый охотник дед Макар. Тот всю жизнь промыслом занимался. Зимой лисиц разрешенными капканами ловил. Однако признавался, любовно покручивая свои «чапаевские» усы, что голыми руками, без ничего, ему ни разу в жизни не удавалось зверя поймать. Дед Макар был так поражен, что и на секунду не хотел от лисенка отойти…

Местная знаменитость

В следующие дни любопытствующие из других деревень валом повалили. Кто-то мимо проезжал и заворачивал, чтобы посмотреть на диво. Другие специально прибегали взглянуть на добычу Гоши. О нем самом и его улове по всей округе стали расползаться легенды. Удильщика расхваливали на все лады и даже предлагали заказ на поимку такого же лисенка оформить.

Но Гоша лишь вальяжно отмахивался. Такое, мол, в жизни бывает лишь однажды и больше может и не повторится.

— Да и вообще, рыбалка — дело эдакое… — рассуждал прославившийся удильщик, сохраняя ученый вид знатока. — Тут раз на раз не приходится…

Во всей округе к этой истории только теща Гоши отнеслась подозрительно холодно. Она и на зятя, и на его лисенка смотрела с неудовольствием. Надулась, как мышь на крупу. Гоша, как мог, старался успокоить маму жены. Дескать, не надо отчаиваться, я все равно без улова не оставлю. Как доставлял рыбу раньше, так и буду носить.

Но оказалось, что тещу он немного дезинформировал. Хотя на реку стал выезжать чаще, но большую часть улова теперь выделял своему питомцу. Мать жены, называвшая зверька «лисенком-дармоедом», получала рыбу по «остаточному принципу» и, конечно, неприязненно косилась на зятя, но все равно поперек ни слова не говорила…

Известный лисолов

Дни летели один за другом. Мелькали недели, незаметно проходили месяцы. Не успели оглянуться, как май перешел в лето, потом в осень… Зима несколько раз пыталась свои порядки устанавливать, но через несколько дней на попятную шла. Оттепели, дожди в декабре, хотя обычно в это время морозы безвозвратные аж с ноября устанавливались.

Сразу после праздников новогодних мы на рыбалку собрались в окрестностях Гошиной деревню. Хоть и ехать далеко, но дорога зато надежная. Прибыли затемно, лед в заливе пешнями проверили. Устроились над лунками. Окуньки, ершики поклевывали — и ладно. Нам лишь бы душу отвести да тоску по зимней рыбалке развеять…

Вдруг глянули: кто-то с берега спускается с ящиком и буром. Мужики его сразу признали:

— Да это же Гоша, наш известный лисолов!

Мы, даже не сговариваясь, порадовались его появлению. Вот мы кому всю мелочь сбагрим! Лисенку, мол, какая разница, чем перекусывать! Ему любая малюсенькая рыбешка за милую душу пойдет! Мы об этом зверьке все с лета были наслышаны.

Прощальный «подарок»

— Ну и как твой летний улов? — спросил кто-то Гошу. — Из-подо льда никаких зверей не таскаешь? А то мы для твоих питомцев уже рыбы добыли…

— Да лучше бы и не было тогда ничего! — со вздохом ответил Гоша, разматывая удочки. — Такой улов нам не нужен! Или домой его привозить не надо было! До самой зимы лисенка своего кормил, даже кости куриные покупал…

— Убежал что ли? — заинтересовались мы.

— Ага, утек! Да ладно бы просто так «ноги сделал». Он еще «подарок» на прощание оставил… Вырвался на волю и в ту же ночь к теще в курятник забрался! Десять курочек как не бывало — все придушил! Петух один в живых остался — на насест залетел. Теща тогда мне всех забитых птичек скопом принесла и объявила:

— Хоть куда их теперь девай, но чтобы к весне у меня несушки до дворе были! Дверями хлопнула так, что они чуть с петель не слетели. И гордо удалилась. Теперь со мной даже не разговаривает и в гости не заходит. На меня только из окон и смотрит, да и то волком!

Просидели над удочками до самого вечера. Клевало так себе — похвастаться было нечем. И, главное, у всех мелочь. Если что-то покрупнее попадалось, так раз-два и обчелся. Да и то не у каждого. Этих недомерков все-таки отдали Гоше-лисолову. Он не хотел, отказывался, но мы всей толпой его уговорили: авось, мол, удастся теще глаза замаслить… Ну, а курочки? А курочки — потом… По весне, коли их снова продавать будут…

Алексей Акишин, Костромская область

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх