Последние комментарии

  • Виталий Айнгорн
    Полная херня! Гораздо проще, экономичнее и эффективнее (я уж про безопасность не говорю) - купить обычный туристическ...Реактивная спиртовая горелка из алюминиевых банок
  • Элеонора Коган
    Так трогательно!!!А дождь-то и не перестаёт. Взрослая обезьяна прикрыла от дождя осиротевшего детёныша
  • Михаил Анохин
    Животные куда милосерднее человека!Взрослая обезьяна прикрыла от дождя осиротевшего детёныша

В погоне за СКВ (были-байки из 90-х)

В девяностые годы прошлого века в нашей стране каждый выживал как мог. Поскольку могли все по-разному наметился раскол общества. Мой товарищ из приличного человека - государственного служащего, охотоведа, - перековался в бизнесмена. Завладел землями охотничьего хозяйства, организовал там охоту для иностранцев за вожделенную СКВ.

Меня, только что покинувшего ряды вооружённых сил тогда уже России, он пригласил в качестве менеджера. Я, конечно, ненавидел буржуев-капиталистов, но за сто зелёных бакинских денег согласился.

Родео

Моим первым клиентом оказался пожилой немец из Регенсбурга – это в Баварии. Понятно, что возник языковой барьер, он по-русски пару слов, и я по-немецки «ханде хох», да «капут». Язык Шекспира как посредник не годился, слабы мы оказались и в нём оба. В качестве переводчика пригласили учителя немецкого из большого села по близости. Толмач, тот еще самоучка, говорил медленно, иногда прибегая к помощи словаря, да к тому же требовал водки для снятия стресса. Но это, как говорят у нас, «были ещё цветочки».

В хозяйстве работали два егеря - Вова и Дима, мужики среднего роста, возраста и ума. Еще четверо разнорабочих, пара водителей, кухарка, сторожа - вот и весь коллектив Развал страны и резкое обеднение работники переживали глубоко и по-своему. Протест выражали в нарушении трудовой дисциплины. Болтались без дела. Водку? Водку пили, но в меру, а вот делать ничего не хотели и развлекались на работе как могли. По-хорошему выгнать их надо было всех, но у хозяина времени в обрез, он занимался параллельным бизнесом - торговал пивом в городских ларьках. Так что я остался с этими разгильдяями один на один, если не считать немца и переводчика.

В советские времена охотхозяйство считалось богатым. Принадлежало профсоюзной организации крупного предприятия. Гостевые дома, зоны отдыха, пруд для рыбалки, подкормочные площадки для кабана, лосей. Сеяли поля под медведя и много еще чего. Была даже опытная зоологическая станция и две пасеки. Гордость хозяйства – ферма, где разводили редкую для нас птицу – фазана. Но всему приходит конец. Товарищ мой по своим доходам содержать всё это великолепие не мог, поэтому продавал что покупалось. Техника ушла с молотка первой, потом фазаны, оборудование лаборатории по цене металлолома, ну и так далее. К моему появлению целыми оставались два гостевых дома, хозяйственные постройки, и пара УАЗиков, ну ещё общее унынье и беспросветное будущее.

 

С уныньем боролись простым русским способом - искали на свою задницу приключений. Как раз, когда я оказался в качестве начальника, основным развлечением считалось «катание на кабанах». Кабанов кормили комбикормом, которого на складах оказалось запасено изрядно, на несколько лет. Главная кормушка строилась с размахом. Эдакая комбинация хлева с амбаром в два этажа. На втором - мешки с комбикормом, которые ссыпали в деревянные бункера, на первом - корыта. Животные заходили в этот «сарай» к корытам, а там было несколько отсеков. Если возникала необходимость отлова кабанов (а такое случалось, например, отправляли в другие хозяйства и просто на мясо) - опускали решётки и палками загоняли пленников в узкие коридоры, по которым те попадали непосредственно в кузов грузовика.

 

Вот буйнокреативные егеря и придумали развлекуху: загонят в коридор подсвинка или молодую свинью, прыгают на неё сверху, ворота настежь и вперёд - на кабане верхом, пытаясь удержаться как можно дольше. Занятие рискованное: животные дикие - поведение непредсказуемо, но кого это остановит, если на кону бутылка водки?

 

Праздник «катания на кабанах» был в разгаре, когда мы привезли немца. Если бы я тогда знал или хотя бы догадывался, что мои подчинённые именно в этот момент разыгрывали главный приз «литруху» спирта Рояль, то ни за что бы не повёл немца смотреть эту кормушку, но что было того уже не исправить.

 

Идем мы, значит, чинно переступая через колеи грязной осенней дороги, мелкий дождь накрапывает... Я пытаюсь объяснить немцу через переводчика, что идти надо тихо, что зверь может быть рядом и, чтобы выбрать настоящего трофейного вепря - придется его долго высматривать в бинокль или, того хуже, сидеть ночью на продуваемой всеми ветрами вышке. Как вдруг прямо на нас несётся здоровенный кабан (видимо средняя свинья уже не щекотала нервы), на его спине, ухватившись за холку, сидит Дима. Глаза у егеря, как в японском аниме - красивые и большие. Встречный ветер срывает с головы шапку, а расстёгнутая телогрейка развивается как бурка у Чапаева. За всадником несётся толпа его коллег, у каждого в руке по палке (кабана в коридор загоняли) и все дико орут.

 

Немца парализовало. Дедушка остолбенел, по его бледным губам потекли струйки дождя, смешанные с испариной, а седые волосы встали дыбом, приподняв над головой охотничью шляпу с пером. Скажу, что мы с переводчиком потрясены были не меньше.

 

Детали с течением времени уже подзабылись, но точно помню, что немца мы долго отпаивали коньяком в гостевом доме. Пока он не произнёс первую за несколько часов шока фразу. Переводчик перевёл её так: «Господи, и этих людей мы собирались победить». Потом уже я выяснил, что наш клиент с 1931 года рождения и в мае победного сорок пятого ему было четырнадцать лет, и он пытался воевать в Берлине в составе гитлерюгенд. Война сломала его сознание. Попав под сильный артиллерийский обстрел его контузило, а когда он увидел наших бойцов, идущих в атаку, подросток пережил глубокий психологический стресс. В таком состоянии и попал в плен. Его лечил русский врач, потом по малолетству наши бойцы просто прогнали контуженого пацана домой к мамке с папкой. Прожив долгую жизнь, выйдя на пенсию в шестьдесят два года, он приехал в Россию, соблазнившись низкими ценами на охотничьи трофеи, и тут надо же такому случиться, рецидив застарелой травмы. Атака русских повторилась.

 

Контуженный прожил у нас два дня так и не приступив к охоте, на третий приехали представители немецкого консульства с врачом и забрали несчастного домой, а мы не получили своих денег.

 

Сказать, что я был зол не сказать ничего. Развлечения с кабанами железной волей отставного офицера советской армии прекратил. Каждый день развод на работы, все получали задание, затем тотальный контроль за исполнением, так что к приезду следующих клиентов мы были во всеоружии.

 

 

 

Дуэль

 

В гости к нам приехали австрийцы, семейная пара - Марта и Рудольф, с ними друг семьи - Клаус. Все трое охотников приехали без оружия, надеясь арендовать его у нас (был такой пункт в контракте). Но ни кто не предупредил, что у них такие запросы… Делать было нечего, я тут же позвонил хозяину и тот обещал, что-нибудь подумать. И подумал…

 

На следующий день, рано утром, к нам в хозяйство приехали две девятки (жигули) модного тогда стального цвета с литыми дисками. Из них вышло восемь бритых пацанов в спортивных штанах, кожаных куртках и с килограммами золота на шеях. Жизнь промелькнула у меня перед глазами в считаные секунды после вопроса: «Кто тут старший?». Деваться было некуда, надо что-то делать, и я шагнул вперед на ватных ногах.

 

- Я старший, – из последних сил сохраняя спокойствие, признался.

 

- Нас Павел (так звали хозяина) прислал, сказал оружие в аренду надо, капустой зелёной платишь, – начал разговор ближний ко мне громила.

 

- Плачу не я, клиенты, им понравится - рассчитаются.

 

- Ты что, чёрт гунявый, порожняк решил прогнать? Мы двести верст сюда тащились воздухом подышать? – вмешался в разговор другой мордоворот.

 

- Покажите, что привезли, – я решил не лебезить перед бандитами, а взять инициативу в свои руки.

 

Из багажников легковушек извлекли две здоровые сумки, и мы прошли в дом. Разглядывать оружие мне пришлось в компании трех братков, остальные остались на улице покурить. В общей сложности из двух сумок достали стволов двадцать, все магазины без патронов, оружие было боевым. Из необычного: немецкий МР-40, (в просторечии шмайсер) и израильский УЗИ шестидесятых годов. Два автомата АК и АКМ укороченный. Пулемет ПК – один, и разнообразные карабины, снайперские винтовки. Хорошо помню мосинку образца 43 года с прицелом ПУ и СВТ с таким же раритетным прицелом ПУ СВТ. Остальные - это знакомые мне СВД в разной комплектации, непонятно как оказавшаяся в коллекции L42 британская Enfield с цейсовским 4-х кратным прицелом. Глядя на весь этот арсенал, я понимал - это полный провал! Из всего этого с большим трудом можно выдать за охотничьи карабины лишь СВД. Но будут ли брать в аренду австрийцы нашу армейскую снайперку? Набравшись духу сказал:

 

- Простите парни - это не подойдёт.

 

- Ты так решил? – холодно спросил один из бандитов (очевидно главный). – Хорошо, триста баксов за ложный вызов и сотку за беспокойство.

 

- У меня таких денег нет, – обречённо ответил я.

 

- Нет у тебя - есть у твоих клиентов. Заработай, отдай нам и мы в расчёте, недели тебе хватит?

 

У меня от наглости этих ребят аж голова закружилась. Понятно, что я влип, и что вольно или невольно Пашка меня подставил. Нужно срочно найти выход. Единственная мысль, пульсирующая в моём кружившемся черепе, была - «потянуть время». В контракте были условия что, если оружие предполагается в аренду, его надо пристрелять, причем за заряды платит арендатор. Цена одного патрона была неимоверно высокая порядка 50 центов. Делалось это для того, чтобы люди ответственно подходили к пристрелке. Три, максимум пять патронов, клиента не разорят, но и палить ради развлечения по такой цене никто не будет. «Предложу пристрелку, а там будь что будет», - решил я.

 

- Хорошо, давайте предложим охотникам пострелять из этого оружия.

 

- Давай, - согласился главный.

 

В конечном счете, на импровизированном стрельбище, организованном недалеко от базы, мы разложили почти весь привезённый арсенал. Я взял переводчика и пошел к австрийцам на переговоры.

 

Клиенты пили утренний кофе и о чем-то оживленно болтали.

 

- Гутен морген, – поздоровался я как можно более учтиво.

 

- Привиет, – коверкая наши слова, ответила Марта. Она знала несколько русских слов и постоянно стремилась узнавать новые.

 

- Тут такое дело, - начал я, – привезли оружие, предлагаю для начала пострелять из него, просто ради развлечения. Платим только за патроны: один цент - один патрон.

 

Переводчик перевёл. Охотники переглянулись и задали ответный вопрос.

 

- Оружие для охоты?

 

- Нет, для развлечения, но с ним можно охотиться, у нас это разрешено, – успокоил клиентов.

 

Через некоторое время мы все были на полигоне. Нас встретили братки. Их внешность явно напрягла австрийцев. Мы с переводчиком как могли пытались успокоить клиентов, но это мало помогало, иностранцы явно испугались. Пришлось сделать неординарный ход, я пригласил всех к небольшому столу, где главное место занимал его величество коньяк армянский. Естественно к столу подошли и бандиты (куда без них), правда не все, только основные трое. Быстро разлив коньяк по рюмкам, решился на длинное вступление. Сердце моё бешено колотилось, как минёр на минном поле, ступая аккуратно, но уверенно, я повел судьбоносную речь.

 

- Друзья, рад познакомить вас. Это наши гости из Австрии, – кивнул в сторону зажатых европейцев. – А это продавцы самого популярного в мире товара - оружия, – взгляд в сторону бандитов. Сегодня дорогим гостям представится возможность познакомиться с уникальными образцами из коллекции наших друзей, – легкий наклон головы, обращенный к пацанам. - Оружие, из которого вам предстоит стрелять, имеет свою историю и стоит на мировых рынках невероятных денег, - после этой фразы я понял, что мой план под угрозой, переводчик начал пыхтеть носом и искать в своем оплывшем от водки мозгу подходящие фразы на немецком.

 

- "Prost, zum Wohl" (традиционный австрийский призыв поднять бокалы),– пришел я на помощь переводчику и одним глотком осушил рюмку. Все последовали за мной.

 

– Ну и, чтобы не уподобляться англичанам - сразу по второй, - быстро разлив, уже по-русски призвал:

 

- За здоровье!

 

Глазки у австрийцев заблестели, и атмосфера, как писал Чехов, «стала жиже». Третью выпили уже под какую-то глупую шутку, типа «для внутреннего тепла». После пятой началась оживлённая беседа, к которой подключились братки. На уровне жестикуляции. мимики и нескольких общих слов, дотянули до шестой, и я решил, что пора - повел всех к оружию.

 

- Господа, – начал пафосно, – перед вами, как уже сказано, уникальные виды стрелкового вооружения разных времен! Из этого, например, пистолета-пулемета (я указал на УЗИ) арабы стреляли в Моше Даяна.

 

Тут же возникла неловкая пауза. Австрийцы уставились на УЗИ и, видимо, представили одноглазого израильского министра обороны. Пацаны, очевидно, представили что-то другое.

 

- Откуда ты знаешь? – с некоторой скрытой угрозой спросил один из них.

 

- Не знаю, просто надо как-то сдать ваше оружие в аренду и, если у него будет история…

 

Закончить мне не дали, из кармана кожаной куртки вынырнул хорошо мне знакомый ствол пистолета ТТ и черное глубокое отверстие глянуло прямо в лоб.

 

- Парни вы чего? – только и сумел выдавить я из себя.

 

- Ты откуда знаешь, что из этого ствола Мойшу Киперса завалили? – сказал целившийся в меня браток.

 

- Не знаю я никакого Киперса, я – так, для красного словца, для маркетинга.

 

- Смотри аккуратнее с маркетингом, а то лишняя дырка в голове появится, – предупредил владелец ТТ и убрал его обратно в карман.

 

Слава Богу, иностранные гости, увлечённые рассматриванием УЗИ, ничего не видели, и я рискнул продолжить.

 

- Этот МР-40 принадлежал солдату из личной охраны Адольфа Гитлера, – говоря это, краем глаза оценивал реакцию бандитов. Те пустым взглядом смотрели вдаль, «Значит, среди них знакомого Гитлера нет, можно продолжать», - сделал я вывод.

 

Австрийцы, меж тем, просто остолбенели, в их глазах бился немой вопрос: «Как Гитлер?». Коньяк туманил мозги и разжигал эмоции. Чувствуя эту благоприятную волну, я принялся врать без остановки. АК – в моей версии принадлежал Бен Ладану, СВТ - подарили тульские мастера Сталину на партийном съезде, что подтверждено кинохроникой. Из ПК лупил по душманам лично Громов в Афганистане, ну а из английского Enfield иногда постреливал Черчиль на пенсии. Историческую справку закрепили ещё одной бутылкой коньяка, и наступила кульминация.

 

Деньги. Надо сдать оружие в аренду, или хотя бы заработать на стрельбе.

 

- Парни, – обратился я к громилам, – австрийцы хотят пострелять, чтобы определиться с выбором, Вы как, не против?

 

- Валяй, – ответил главный.

 

- Патроны надо.

 

- Сколько?

 

- Чем больше, тем лучше.

 

- У нас два цинка и так, в разнобой, ещё штук триста.

 

Быстро прикинув в уме понял, что у нас примерно две с половиной тысячи патронов по объявленному мной курсу двадцать пять баксов, не густо, но кое-что. Если удастся сдать в аренду один ствол - это сто баксов за всю охоту, три ствола - триста, все заберут братки, но зато на меня за пустоту наезжать не будут, в целом - нормальный расклад.

 

Сначала стреляли осторожно, в основном из раритетного оружия, бандиты стояли в стороне и ухмылялись, потом опробовали ПК и АК. Стало веселей. Пацаны подключились и с гоготом лупили по кабачкам да бутылкам, заботливо приготовленным для мишеней. Когда добрались до снайперского оружия, главный громила неожиданно предложил австрийцам пари.

 

- Вас трое, нас трое, давай посмотрим, кто чего настреляет.

 

- Ничего, что среди них женщина? – вмешался я в спор.

 

- Не лезь, деловой, а то вместо мадам стрелять будешь!

 

Мне стало грустно, конфликт очевиден, блатные решили все-таки наказать иностранцев и без прибыли не уйдут. Чтобы смягчить ситуацию попытался отговорить австрийцев стрелять на спор, те выслушали, но выдвинули свои условия. «Мы возьмём в аренду три карабина, если проиграем, по цене 200 долларов за штуку», - перевёл уже изрядно пьяный толмач предложение европейцев.

 

- А если выиграют? – переспросил бандит с иронией.

 

- А выиграют - выберут стволы столько, сколько захотят, на весь срок охоты и бесплатно, – икнув, отрапортовал учитель немецкого.

 

- Морды буржуйские не треснут? – с неприкрытой ненавистью вмешался в разговор один из братков

 

- Тихо, «Мокрый»! - прервал возмутившегося главный, и продолжил, - Три карабина по триста долларов - аренда, если проиграют, или четыре на их выбор - бесплатно.

 

- Они говорят, что предложенное нами, - ой! - вами, оружие не стоит и ста долларов, если его покупать в собственность, а вы за аренду хотите триста! – ехидно улыбаясь, начал, было, переводчик и тут же заткнулся от тяжелого взгляда братка.

 

Взгляд был понятен без перевода, австрийцы стали серьёзными и замолчали. Тишину нарушил женский голос. На ломаном русском Марта сказала.

 

- Согласны, но правила наши.

 

Около двадцати минут ушло на подготовку условий пари. Каждый участник команды стрелял из одного и того же карабина, всего один выстрел. По мишеням на дальности 100, 200 и 400 метров. В зачёт шли попадания в чёрный круг. Выигрывала команда, в которой больше всего участников попадут в условленную цель. Первыми стреляли муж Марты и бандит которого главный назвал «Мокрым». Оба попали в черный круг, австриец ближе к десятке, но это не имело значения, главное поражён круг. На 200 метров стрелял второй австриец и браток, который непосредственно в споре участия не принимал, но главный посчитал, что стрелять должен именно он. И снова оба стрелка с задачей справились. Третий выстрел становился решающим. К точке подошла Марта. Уложила СВД на упор, целилась недолго, хлёсткий звук выстрела и точно в десятку. Повторить такое даже опытному стрелку было непросто. Главарь оказался перед сложным выбором, проиграть бабе перед своей братвой он не мог, выстрелить так же точно - сложно. Он долго целил. Выстрел. Пуля угадила в черный круг на восьмёрке. Формально - ничья. Все напряженно молчали. Наконец Марта улыбнулась и, сощурив глаз, быстро сказал что-то по-немецки. Переводчик напрягся и выдал следующую фразу.

 

- Она говорит: раз ничья, то вернемся к прежним условиям, - три карабина, каждый по сто долларов за аренду на весь срок охоты.

 

Главный посмотрел на неё с уважением и кивнул в знак согласия. У меня со лба скатилась крупная капля пота и из груди вырвался тяжелый вздох облегчения.

 

Бандиты уехали, оставив Enfield, СВД и мосинку. Охота прошла отлично. за десять дней австрийцы добыли столь вожделенные трофеи. Марта добыла огромного лося с трофейными рогами на четыреста баллов по советской системе оценки. Рудольф стал обладателем более скромного трофея, но он при этом добыл рысь. Добыча этой кошки в Европе запрещена, цена чучела на аукционах достигала тогда тысячи долларов. Друг семьи так же уехал с трофеем. Мы получили отличные чаевые.

 

В последний вечер у меня состоялся интересный разговор с Мартой, опуская ненужные подробности скажу, что она дала интересную оценку охоте, оружию, да и в целом России того времени. Первое – для них не было секретом, что за оружие им предлагали в аренду, и кто это делал, слишком все очевидно. Второе – они оценили качества армейского оружия, но считают варварством с ним охотиться, причин почему этого делать нельзя она назвала много и для меня они стали откровением, назову только главное. Армейское оружие заточено под армейский патрон, который для охоты непригоден в принципе. Назначение боеприпасов разное, для охоты на крупного зверя (да и на зверя в целом) важно останавливающие действие, для войны нужно пробивающее. Если стрелять из боевого оружия охотничьим патроном, нарушается баллистика, по-другому работает порох, отдача и прочее. До двухсот метров это все не так заметно, но дальше начинаются сложности… Про технологии изготовления стволов, ударных механизмов, усилий на спусковой крючок и их отличие можно отдельную книгу писать. Еще одна тема - прицелы. Армейские прицелы с их шкалами определения дальности по ростовой фигуре и упреждения по движению - не подходят для охоты категорически. Там все ориентировано на фигуру человека, зверь в эти габариты никак не вписывается. Так что, если любишь охоту. уважаешь себя и объект охоты, с автоматом или его аналогом на охоту не ходи. Третье – люди в Росси куда как лучше власти и государства.

 

С братками я потом тоже пересекался, причём по-доброму, где-то в чём-то мы с ними даже помогали друг другу. Но вернёмся в хозяйство и в ту осень.

 

 

 

Птицы

 

Вслед за австрийцами приехали итальянцы. Отец и сын. Отца, звали – Карло. Сына (… нет не Буратино не угадали) Марио. Я до сих пор удивляюсь - как точно их имена попали в стереотипы наших представлений об итальянцах. Со всем остальным были сложности. Папа Карло не говорил ни на каком языке, кроме итальянского. Его сын, женатый на русской девушке, говорил по-русски, но так слабо, что мы едва понимали, что он хотел. Когда мы заходили в тупик Марио звонил жене, и та по телефону объясняла нам, чего они хотят.

 

Трофейные интересы у наших гостей тоже были своеобразные. В контракте стояли два основных трофея: лось, медведь - все остальное, считалась попутной дичью, либо организация охоты осуществлялась по договорённости сторон, но на все стоял прайс, установленный не нами, а фирмой, которая продавала туры. И цены там были, как я понимаю, европейские, ну может ниже процентов на двадцать. Так вот. рябчик там стоил пятьдесят долларов, тетерев - сто, а глухарь - двести. Для сравнения: трофейный лось на четыреста баллов, которого добыла Марта, обошелся ей в тысячу триста пятьдесят баксов (цены девяностых годов прошлого века). Пять глухарей или десять тетеревов, которых мы и за дичь не считали, - их было как мух на навозе, - отбивали лося по цене. Сложно было нам тогда соотнести ценность к стоимости.

 

Марио страстно хотел добыть помимо основного трофея - тетерева -  еще и глухаря. Его отец желал волка. Если с первым проблем не было, то второго добыть осенью по чернотропу не представлялось возможным, ну если только случайно, да волка в прайсе и не значилось, он был без цены – бесценный.

 

Сидим мы как-то на веранде. Приехал Павел и обсуждает какого глухаря и тетерева хочет молодой итальянец, а мимо проходит местный пасечник. Он выкупил у хозяина ульи и землю, имел значительные долги, поэтому активно продавал свой мед, в том числе и нам на кухню. Как раз в этот момент заговорили о цене. Пчеловод, услышав почём нынче тетерева и глухари, остановился как вкопанный.

 

- Ты чего Михаил Михайлович, - окликнул я его.

 

- А? Я-то? Да так, ничего, – ответил тот и быстро побежал к своей «Ниве».

 

На следующий день - в обед - снова вижу машину пасечника. Сам он как-то странно - где вприпрыжку, где крадучись, - пробирается к гостевому дому. Ладно, думаю, «посмотрю», чего задумал, «знатный пчеловод». Минут через двадцать выходит Михаил Михайлович на крыльцо, за ним идет озабоченный Марио и направляются они к Ниве. Я решил выйти из «тени» и посмотреть, зачем понадобился итальянец, может флягу мёда решил прикупить? Подхожу к открытому багажнику русского внедорожника и слышу отчаянный голос иностранца.

 

- О, Мадонна, что ты натворил, идиот!? – с очень специфическим акцентом коверкая слова, кричал итальянец.

 

- Ну не хотите брать по сто, давайте по пятьдесят договоримся, – бормотал пасечник.

 

Глянув в багажник, я остолбенел, он был забит тушками тетеревов, и, насколько можно понять, все были в ужасном состоянии: без голов, перья в крови, крылья переломаны.

 

- Слышь, ты, пчеловод, ты что наделал!? – накинулся я на ничего не понимающего Михаил Михайловича.

 

Протокол составляли долго. Всего, насчитали тридцать шесть тушек лицензионной дичи, не помню, какой тогда был штраф, но думаю финансовых проблем незадачливому живодёру добавилось. Объяснял он, что ловил птиц сетью, я не знаю можно ли тетеревов ловить сеткой, честно говоря, ни до, ни после этого случая никогда не доводилось слышать о таком способе добычи конкретно этого вида, есть подозрение, что врал, но как ему удалось добыть тридцать шесть петухов без отстрела - загадка.

 

Трофейных птиц мы добыли, но этот случай показал, какая пропасть тогда была в менталитете нас и иностранцев. Мясо для нас считалось главным, несчастный голодный народ, незря поговорка есть – сытый голодного не разумеет.

 

 

 

Волк

 

С папой Карло вышла другая история. Идею про волка мы сразу отвергли, сказав ему, что это если только случайно. Но как оказалось, не все из нас считали затею бесперспективной.

 

Распорядок гостей был следующим: с утра и до обеда отдыхали, потом гуляли или ловили рыбу к вечеру отправлялись на вышки караулить трофеи, сидели там до глубокой ночи, и потом все повторялась снова. Так вот я стал замечать, что наш егерь Вова, как-то очень подозрительно сдружился с пожилым итальянцем. Гуляли по лесу вместе, рыбу ловили вместе, на вышках часто сидели вдвоём. Решил проверить, в чём дело?

 

Заметив маршрут их прогулок, двинулся в лес раньше. Устроил импровизированную засаду рядом с заброшенной зоологической станцией. Ждать пришлось недолго, егерь и иностранец медленно шли по лесной тропе, внимательно разглядывая что-то на земле.

 

- Во, - неожиданно воскликнул Володя и указал на что-то пальцем.

 

Итальянец тут же опустился на одно колено перед тем на что указывал егерь. Достал коробочку и палочкой стал запихивать неизвестный мне предмет в импровизированный контейнер.

 

- Тут он, я же говорил! – радостно потирая руки, продолжал голосить Владимир.

 

Не понимая в чём дело, решил переговорить с хозяином. Павел выслушал внимательно и рассказал.

 

- Там, на станции, живет собака - помесь с волком, её ещё в советские времена завели учёные, которые там работали. Рабочие иногда подкармливают животное, думаю, Вова решил выставить «волка» итальянцу.

 

- А в коробочку они что собирали? - удивился я.

 

- Дерьмо. У многих охотников так принято на носорога или слона охотиться, идут по следу, говно найдут - в коробочку немного соберут. Типа что не просто так зверь добыт, выслеживали по следу.

 

 Ну, я этому Вовчику устрою! Сафари тут, за моей спиной, организовал, бизнесмен хренов…

 

Однако расправу над егерем пришлось отложить, он успел уехать на побывку домой до следующего вечера.

 

Утром проснулся очень рано, меня терзала бессонница, как человек не искушённый в охоте (на тот момент у меня даже охотничьего билета не было) я не мог понять, как егерь собирается «выставить» волка. Встав с постели и подойдя к окну увидел, что из гостевого дома кто-то вышел и сразу же скрылся в утреннем тумане. Мгновенно одевшись, я последовал за неизвестным.

 

Догнать человека на лесной тропе, не составило сложностей. Шёл он очень медленно и осторожно. По силуэту я узнал Карла. Итальянец был с карабином. Не дойдя до заброшенной станции, неожиданно свернул в чащу леса. Я осторожно пошел за ним. Примерно метров через двести пожилой иностранец вывел меня к засидке. Небольшой шалаш, сооружённый из еловых веток, скрывался у ствола дерева.

 

«Это становиться все интереснее», - подумал я, и спрятался за соседним деревом, наблюдая за происходящим. Если честно, то чувство неловкости меня не покидало постоянно, но дело было в том, что наш «папа Карло» оказался тем ещё хитрецом. В ходе охоты он вёл себя, мягко говоря, нечестно. Зверя ему «выставляли» регулярно, я сам видел прекрасного лося, с шикарными рогами, который кормился на рапсовом поле. Осветили, убедились - отличный трофей, до цели метров сто пятьдесят - убойная дистанция, стрелок подтверждает кивком: буду стрелять. Я командую «фое», он стреляет и мажет. И так раза три с разными егерями, в том числе и с Володей. Тогда еще контракты были несовершенны, и штрафных санкций за промах не писали (да и сейчас пишут редко), но доводил он нас сознательно - это было ясно. Забегая вперед скажу, что дедушка просто был жадный, они договорились с сыном, что Марио оплачивает поездку, а трофеи каждый оплачивает сам, вот тот и считал в уме: если было богато и дорого мазал, а дёшево, но солидно - не попадалось. В конце концов Паша придумал как заставить итальянца заплатить, но об этом чуть позже. Сейчас я смотрел за Карло и понять не мог, что он делает, а главное мне-то что делать?

 

Туман поднимался, запели неугомонные пташки, в лесу запахло прелой листвой и грибами. Мир стал светлее, игривее и интереснее. Примерно часа через два с удивлением обнаружил, что буквально в двух десятках метрах от затаившегося охотника появилось животное, очень похожее на некрупного волка. Экстерьер был волчий один в один, но размер - у нас таких волков не бывает, разве что щенки, да и вел себя этот «волк» не по волчьи. Обнюхав что-то лежавшее в траве, он весело направился прямо к итальянцу в засидку. Я присмотрелся к едва различимому из-за веток силуэту человека и понял - Карло беспечно спал!

 

Вдруг в лесу раздался свист. Затем крик.

 

- Эй, дурья башка, просыпайся, стреляй, – кричал неизвестный, голосом похожим на Володин.

 

Пожилой итальянец зашевелился, но животное было уже рядом. Оно встало на задние лапы и обнюхало лицо просыпающегося. Леденящий душу крик, сравнимый разве что с воплем обречённого на неизбежную и страшную смерть, разорвал уральскую тайгу. Представить, что люди могут с такой скоростью лазать по деревьям сложно. Дедушка буквально взлетел на ель за три взмаха. Испуганная собака-волк бросилась на утёк. Я повалился на землю от раздирающего меня хохота. Володя выскочил откуда-то со стороны и с матом кинулся спасать итальянца. Все закончилось более-менее достойно. Папу Карло сняли с ели, объяснили, что он сам виноват - не надо было засыпать, ну а наше присутствие с егерем объяснили беспокойством о его безопасности. Думаю, пожилой иностранец все-таки догадался, «не все так чисто было с этим волком», но молчал, претензий не заявил.

 

Под «пытками» хозяина, раскололся и организатор охоты. Оказывается, когда зашёл разговор о необычном трофее для дедушки, Володя сразу подумал об этой собачке, забытой на станции, и сговорился на пальцах, или уж не знаю как, с пожилым итальянцем. Помесь волка с собакой он оценил в триста долларов, естественно обозначив зверя как стопроцентного дикого волка. Ну а дальше все просто; прикармливал собачку на одном и том же месте, соорудил шалаш, разыграл поиск по следу с найденным дерьмом, и, - финал - добыча лесного разбойника. Вот только папа Карло заснул некстати.

 

- Ну и как ты собрался чучело добытого «волка» итальянцу впаривать? – резонно поинтересовался Павел. – Он же должен его через границу переть, документы для этого нужны, что законным путём добыт. Ветеринарный контроль и всё такое. Думаешь ветеринары волка от собаки не отличат? Дебил ты Вова, лечить тебя надо, но, боюсь, дорого стоить будет, проще выгнать тебя с работы!

 

На том и закончилась история с волком. А вот с трофейными рогами - нет.

 

 

 

Рога

 

Часто в хозяйство заезжал опытный охотник - Николай. С Павлом у них были какие-то свои дела. Вот и накануне отъезда итальянцев он заехал и о чем-то долго говорил с хозяином.

 

Настал последний вечер, когда охотники могли добыть зверя. Павел подозвал меня и говорит.

 

- Поедешь с Карло. Как только лось выйдет - освети его так, чтобы рога толком не разглядел итальяшка наш, и командуй ему «огонь». Как выстрелит - говори, что попал, мол, подранок в лес ушёл.

 

- У меня два вопроса. Как я ему скажу, что подранок? Он по-русски ни бум-бум. Второе, а если откажется стрелять?

 

- Думай сам, зарплату получаешь не за красивые глаза, – отрезал хозяин.

 

Вот так поговорив, расселись мы на вышках. Сидели долго, зверя не было. Карло, вел себя очень беззаботно, видно надоело ему все, хотел он домой, шумно двигался, привставал с лавки, снова садился. И уже стал намекать, что пора на базу. когда я разглядел силуэт лося на кромке поля. Мы наблюдали как поведёт себя зверь. Лось кормился и всё ближе подходил к вышке. Посмотрел на итальянца и знаком попросил его подготовиться к возможному выстрелу. Охотник послушно навел карабин на цель. Я включил мощный фонарь, луч скользнул по траве и неожиданно выхватил силуэт лося.

 

- Огонь, «фое», стреляй! – грозно зашипел я стрелку в ухо.

 

Тот нажал на спусковой крючок, но я погасил свет на мгновение раньше. Выстрел оглушил нас обоих, было слышно как испуганный зверь зашуршал, убегая по траве.

 

- Попал! Видел!? –радостно стал кричать я.

 

Папа Карло в недоумении уставился на меня. По глазам было видно - он-то уверен, что никуда не попал. Мы дождались, когда появится УАЗик и слезли с вышки. За рулем потрёпанной жизнью советской машины сидел Павел.

 

- Ну как дела? - спросил он и отвел взгляд.

 

- Стреляли, вроде попал, подранок в лес ушел, – как договаривались, ответил я на вопрос.

 

- Посмотрим, – сухо ответил хозяин и вызвал егерей по рации.

 

Мы стояли в тишине минут десять-пятнадцать. Я заметил, что итальянец спокоен и улыбается каким-то своим мыслям. Наконец появились егеря и принялись осматривать след оставленный лосем. Через какое-то время они, идя по следу, исчезли в лесу, и уже оттуда раздался крик, а затем зашуршала рация.

 

- Есть, готов рогатый! – донеслось сквозь помехи.

 

Мы заулыбались и принялись поздравлять итальянца. Тот ничего не понимая моргал глазами и пытался что-то нам объяснить. Наконец мы усадили его в УАЗик и поехали смотреть добычу. В логу, недалеко от поля, лежал зверь. В свете фар его огромные рога казались футуристическими, загадочными. Папа Карло увидев трофей открыл рот и не закрывал его до конца осмотра добычи. Садясь обратно в машину, он грязно выругался.

 

- Porko Madona!!!

 

Вечер для наших гостей выдался сложным, они долго говорили о чем-то в своей комнате, иногда повышая голос друг на друга. Утром, изрядно уставшие от ругани и невыспавшиеся, получили счет. Кроме всего прочего в бумаге значились рога для дедушки - тысяча долларов. Марко молча достал бумажник и рассчитался.

 

Спустя некоторое время после отъезда иностранцев я узнал, как было дело. Коля выследил и добыл трофейного зверя, которого бережно, уложили в логу. Я привез Карло на вышку, как раз на поле рядом с этим логом. Дальше егеря аккуратно выгнали другого лося под выстрел итальянца, он как обычно бабахнул в небо, напуганный зверь убежал. Ну а дальше, к невероятному своему удивлению, дедушка обнаружил, что попал. Не пойми как, долетевшая до луны пуля, падая на землю, угодила в цель, а он попал на бабки. Хитрец Карло уехал от нас неудовлетворённым. Не прокатило русских объегорить.

 

 

 

* * *

 

В завершение своего длинного повествования скажу. Я неплохо заработал в том сезоне. Да, времена были тяжёлые, но воспоминания почему-то светлые. Может быть потому, что мы были моложе. Хозяйство, в котором я подвизался, работает и поныне, и там каждый год принимают иностранцев. С Павлом мы дружим, и иногда я приезжаю к нему в гости на охоту, бесплатно, он делится со мной новыми историями и, может быть, когда-нибудь перескажу и их.

 

Александр Л.

 P.S. Фото 2017 года С лева на право: Я, Коля, товарищ не пожелавший что бы его узнали, невинно убиенный лось. Хозяйство где охотятся иностранцы.

 

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх