«Трофей» на крючке

хариуса поймать

Каждый год приносит что-то новое, какие-то открытия, большие и малые перемены в жизни человека. Кто-то идет в первый класс или заканчивает школу, а кому-то приходит пора поступать в вуз или идти служить в армию. Время отсчитывает мгновения, которые уже прошли и вернуть их невозможно…

Стоя перед окном, Сергей смотрел как листья, опускаясь все ниже и ниже к земле, ловят потоки воздуха, стараясь хоть на мгновение замедлить полет. В воспоминаниях сразу же возникла картинка, как моторная лодка похожим манером пыталась найти свой путь в бушующем потоке и пробиться сквозь течение…

А начиналось все с рассказов рыбаков, побывавших на Кантегире. Прозрачная вода реки завораживала, а окружающая ее природа манила и показывала свои красоты тем, кто сумел добраться в этот край.

Сергея с детства приучали собирать грибы и ягоды, охотиться и рыбачить. В свои 15 лет он уже хорошо стрелял, умело управлял лодкой и считал себя «страшно опытным человеком».

Начало пути

Старший двоюродный брат Сергея Владимир предложил вместе подняться на моторке вверх по Енисею до Кантегира и там попытать свою удачу. Двум молодым заправским рыбакам в этот момент казалось, что им не только мрачный и грозный Енисей по колено, но и море по щиколотку.

У Володи как раз накопилось несколько выходных — самое время отправиться в путешествие. Рыбацкие снасти были заранее подготовлены, проверены спиннинги и взяты запасные блесны.

Погода могла измениться в любой момент, поэтому решили брать не только куртки-штормовки, но и широкие брезентовые плащи. Желая спать с комфортом, прихватили и двухместную палатку. Небольшой котелок на пару литров да походный чайник, закопченный от костра, также положили в лодку.

Моторка у Владимира была новая — «Казанка», но без «булей», так называемых «крыльев». Двигатель стоял проверенный — «Нептун-18», сбоев он не давал. Уже вечером, собирая и укладывая разные мелочи, братья договорились в пять утра стартовать из Абакана.

Даже на исходе лета зной достигает своего пика к полудню, в это время тяжело находиться на солнце. Если есть возможность, лучше переждать жару в тенечке или выехать пораньше. Вот и молодые рыбаки отправились в путь в пять часов утра, когда серую пелену над рекой разгоняют багровые всполохи появляющегося из-за гор солнца.

Мотор легко завелся, лодка отошла от пирса и, развернувшись, направилась к месту слияния Абакана и могучего Енисея. Двигаясь вниз по течению, «Казанка» развивала приличную скорость. За бортом проносились воды Абакана. Эта река кристально чистая в верховьях, пройдя через затопленные места, протоки и излучины, разливаясь время от времени, меняет свой цвет. Становится уже не прозрачной, а приобретает голубовато-бирюзовый оттенок.

Можно опустить руку в воду и наслаждаться прохладой. Но вот впереди показалось место слияния двух рек. Могучие волны Енисея врезаются в сушу, вычерчивая свою линию. Вода прозрачная, но только коснись ее… и сразу дрожь от ледяного холода пройдет по всему телу. Грозен и суров Енисей, берега изломаны и скалисты, покрыты хвойным лесом…

Лодка почти на максимальной скорости резала волны, следуя в заданном направлении. Рыбаки должны были миновать Шушенское, Очуры, Шунеры, Означеное, Майну, Черемушки и многие другие населенные пункты, которые расположились на этой водной артерии Сибири.

Пришло время первой остановки. Братья решили поблеснить в небольших затонах и заводях в окрестностях Шушенского, проверяя благосклонность Фортуны. К полудню выбрали подходящую протоку и поспешили туда завернуть. Произраставший по берегам лес давал хорошую тень, и солнце не так сильно жгло в этот час.

Путешественники причалили, размотали удилища и начали ловить, надеясь поймать рыбу на обед. После череды пустых проводок, наконец, улыбнулась удача. Схватившая приманку небольшая щука была освежевана и готовилась пойти в уху в котелок.

Завораживающие зрелища

Во время обеда Сергея и Владимира так поразила красота окружающей природой, что хотелось любоваться ею, забыть обо всем и остаться здесь. Но их путешествие только начиналось. Отдохнув несколько часов, братья двинулись дальше.

Добравшись до села Означенное (будущий город Саяногорск), решили встать на ночевку. Начинавшийся отсюда участок реки они не знали, а двигаться по незнакомому руслу в темноте было бы верхом глупости и безрассудства. Бурный поток может в любой момент выбросить лодку на скалы… и тогда уже будет не до рыбалки и охоты.

Как раз в это время перекрывали Енисей, строили Саяно-Шушенскую гидроэлектростанцию. Самосвалы ездили и днем, и ночью, подавая сигналы на всю округу. Свободным оставался лишь небольшой участок реки метров пятьдесят шириной.

И в этот проход стремительный поток несся с такой скоростью, что от одного взгляда на мощь стихии у человека замирало все внутри. Бурлила и пенилась волна, взлетали вверх гроздьями мириады брызг. Стоявшие шум и грохот реки заполняли целиком душу наблюдателя, не оставляя в ней свободного места, завораживая и предостерегая…

Разбив лагерь для ночлега, братья перекусили бутербродами с чаем и легли спать. На небе засверкало множество звезд. В черной вышине то и дело проплывали спутники. Созвездия загадочно мерцали и переливались различными цветами.

Утро встретило молодых рыбаков прохладным маревом, поднимающимся от воды. Заварив чай, они решили немного обождать, позавтракать бутербродами и изучить карту реки с ее протоками, притоками и заливами. Примерно через час туман рассеялся, можно было двигаться дальше вверх по Енисею навстречу своей удаче.

Путешественники созерцали чарующую сибирскую природу, рассматривали вековые стволы деревьев и возвышающиеся скалы то на одном берегу, то на другом. Миновав очередной поворот реки, братья заметили на суше деревянную лодку. Решили причалить поблизости, пообщаться с местным рыбаком и по возможности узнать рельеф дна водной артерии, по которой им предстояло пройти до реки Кантегир.

Лишь только они пристали к берегу и Сергей, выпрыгнув из лодки, установил якорь, как из кустов вышел человек. Его внешний вид невольно притягивал взоры. Мужчина был высокого роста с могучими плечами, скрытыми под брезентовым плащом. Черная борода доходила до середины груди, а голову покрывала серая кепка. В руке незнакомец держал дымящуюся железную кружку, стянутую берестой.

Мужчина поздоровался, назвался Егором Фомичом и пригласил перекусить и пообщаться. Вскоре он рассказал, что тоже направляется на Кантегир, правда, не уточнил, с какой целью — рыбачить или по делам. Сергей и Владимир сообщили, что не знают перекатов и рельефа дна. Бурная река скрывает в себе множество опасностей, любая из которых в один момент может поставить крест на всех идеях и желаниях человека.

Договорились, что Сергей и Владимир на своей лодке будут следовать за Егором Фомичом. Скорость течения Енисея не была постоянной. Где-то река бурлила, где-то становилась спокойнее, но все же ее буйный нрав не давал расслабляться. Моторки шли одна за другой, стараясь попасть в более медленный поток, проходя пороги, огибая вывернутые глыбы камней, гладких и отшлифованных водой за тысячи лет.

«Таймень килограммов на семьдесят»

Через какое-то время молодые рыбаки стали отставать от своего нового попутчика. На его деревянной лодке стоял мощный «Вихрь-25», а у них был всего лишь «Нептун-18». Они выжимали из мотора все возможное, шли почти на предельных оборотах. Но расстояние все равно продолжало увеличиваться. Вскоре стало ясно, что Егора Фомича уже не догнать.

Братья посовещались и решили сделать остановку в первой же подходящей протоке. Она казалась не очень глубокой, поэтому пришлось бросить якорь почти на самой ее середине. Молодые путешественники приготовили спиннинги. Последовали первые забросы, проводки «мух» и блесен.

Вода была настолько чиста, что рыбаки не всегда могли верно определить глубину. Порой создавалось впечатление, что там всего-то по колено. А когда опускали якорь, то выяснялось, что до дна полтора метра.

Сергей ловил на блесну, к которой был прикреплен через вертлюжок «хороший» тройник, изготовленный самолично. Володя делал проводки, используя «мух». Одна из них, черная и волосатая, намотанная в обеденный перерыв на работе, оказалась очень эффективной. Владимир с помощью этой приманки смог четырех хариусов поймать, каждый из которых весил около 300-400 граммов.

Видя успехи брата и понимая, что блесна пока не привлекает рыбу, Сергей решил еще пару раз проверить удачу. А если уж не повезет, то перейти к «мухам». Первый заброс… и тишина в ответ. Вторая попытка, размах, резкий рывок… и остановка.

«Сзади за что-то зацепилась — наверное, за борт лодки», — подумал Сергей и чуть дернул, поворачиваясь в ту сторону. Он тут же остановился, видя, кого поймал на свой «тройник». Это был «таймень килограммов на семьдесят». Крючок вонзился в бок брату и выглянул с другой стороны. Володя сначала даже ничего не почувствовал, но уже через пару секунд пришла боль, резкая, а вскоре пульсирующая.

В таких случаях люди ведут себя по-разному. Одни от растерянности впадают в ступор, забывают все, чему их учили, и не знают, что предпринять. Другие теряют самообладание, начинают суетиться и делать лишние телодвижения, тем самым еще больше ухудшая состояние пострадавшего. А у некоторых людей даже в экстремальных ситуациях мозг работает четко и «на повышенных оборотах», позволяя в считанные секунды найти выход.

Все это зависит от многих факторов. Тут важны физиологические, нервные и психические особенности каждого человека, его опыт, уровень подготовки, даже моральные принципы, но прежде всего способность быстро успокоиться и трезво оценивать обстановку.

В экстремальных ситуациях

Мгновенно сориентировавшись, Сергей подскочил к Володе, молниеносно выхватил, раскрыл «складник» и еле уловимым движением резанул леску. Дальше действовать нужно было осторожно. Рана начала кровоточить и братья опасались заражения, поэтому решили не умничать и не рисковать, а двигаться в максимальном темпе к ближайшему населенному пункту, где надеялись найти доктора или хотя бы фельдшера.

Мотор как ни в чем не бывало завелся и, ровно держа обороты, позволил вывести лодку из протоки к Енисею. Вскоре «Казанка» пристала к галечному берегу, на котором находились дюралевые и деревянные плавсредства. Некоторые из них были привязаны к столбам, вкопанным здесь же, а другие унесены подальше от воды и перевернуты кверху дном.

Володя, взяв документы, отправился искать доктора, а Сергей остался охранять общее имущество. Он коротал время на импровизированной пристани, пока не наступили сумерки. Небо начало окрашиваться багровыми тонами, ничего хорошего не предвещающими. Молодежь гуляла по берегу, подобно рыбкам сбиваясь в отдельные стайки и плавно перетекая от одной к другой.

Ждать брата пришлось до самой темноты. Уже скрылся из вида «пейзаж» пристани, который и так «не блистал изяществом». Наконец, в ночи послышались шаги, вырвавшие Сергея из состояния задумчивости. К лодке приближался Владимир, слегка придерживающий бок правой рукой.

Как оказалось, фельдшер не растерялся и, сделав укол обезболивающего, извлек крючок, а потом зашил рану. Местная анестезия уже частично прошла, и Володя вполне уверенно держался на ногах.

Братья решили переждать на другом берегу, воздерживаясь от общения с сельской молодежью, чреватого возможными «приключениями». Путешественники завели мотор и направили лодку вниз по течению, ища подходящий участок для ночлега. Место было быстро найдено, нос лодки скользнул по берегу и замер. «Казанку» пришвартовали посредством якоря, выброшенного на сушу.

Рыбаки занялись приготовлением скромного ужина. Перекусили лишь галетами и попили чай. Ветер становился все сильнее, в воздухе заметно стало пахнуть близким дождем. Быстро потушив костер и установив палатку, путешественники решили дождаться утра и тогда уже думать, что делать дальше.

Владимир улегся и тут же «отключился». Сергея сон не брал. Как назло, буря разошлась не на шутку, завывая на все лады и октавы. Гроза бушевала над палаткой, будто какой-то громовержец бил своей большой кувалдой по наковальне, высекая молнии, разлетающиеся в разные стороны причудливо ломанными линиями. Эхо разносило еще дальше оглушительные раскаты. Казалось, что в небе работает уже не один, а множество «кузнецов».

Порывы переменчивого ветра с разных сторон обрушивались на стенки палатки, словно старались сорвать ее с места. Но молодые рыбаки правильно закрепили свое убежище. Они надежно вбили колышки и дополнительно натянули веревки между деревьями.

Под резкий вой ветра и раскаты грома уснуть было невозможно. Сергей так и провел в полудреме всю ночь, периодически переворачиваясь с одного бока на другой. Лишь под утро погода переменилась, дождь прекратился. С первыми лучами сибирского солнца стих ветер, словно ничего и не было. А о недавнем разгуле стихии напоминала лишь мокрая земля…

Возвращение домой

Костерок разгорался, и чайник, висящий над огнем, начинал закипать. Рыбаки же, обмозговав и взвесив все «за» и «против», надумали возвращаться домой самосплавом. Как решили, так и поступили. Дрейфуя вниз по течению, потихоньку удили рыбу. То хариуса поймать могли, то тайменя. Все одно, трофей хороший и лов в удовольствие.

Таким образом братья преодолели большую часть обратного пути. Для ночлега выбрали приглянувшйся участок берега. Но не успели причалить, как местные «бомбардиры» — неистовые комары вперемешку с мошкой — налетели тучей, не давая поднять головы из лодки. Рыбаки некоторое время честно отмахивались, а потом «плюнули» на это дело и перебазировались, «пришвартовались» на маленькой косе, где не росло ни травинки, ни кусточка.

На ужин съели пару конфет «Дунькина радость», запив их водой. Спали прямо в лодке, ночь прошла спокойно, даже безмятежно. Гудящие полчища комаров метались в бессильной злобе по берегу, а Сергей и Владимир отсыпались, восстанавливая силы перед заключительным этапом путешествия.

Денежные средства, которые выделялись на маршрут до Кантегира и обратно, истаяли, как весенний снег на солнце. Горючее в баках было на самом дне, а из еды, которую брали с собой, остались лишь сладкие батончики. Даже заварка, и та, увы, закончилась.

Утром, как только первые лучи заиграли на воде, бросая «солнечные зайчики» во все стороны, молодые рыбаки поднялись. В финальный день похода хотелось приготовить «царскую уху». Конечно, набора ингредиентов для полноценного блюда не было. Но и имеющегося улова хватило для аппетитной ухи. Наваристый таймешонок дал хороший вкус и аромат.

Наевшись и отдохнув, Владимир и Сергей собрались и продолжили двигаться самосплавом вниз по реке, при необходимости работая веслами и стараясь держаться середины потока. Лишь на месте слияния Енисея и Абакана запустили мотор и поднялись до лодочной станции. «Нептун-18» не дергался и не «хватал воздух», а работал ровно и спокойно.

Лишь когда братья достигли нужного затона, двигатель чихнул и заглох. Стало ясно, что топливо в баке закончилось. Уже на веслах пришлось подводить лодку к месту…

Эта поездка оставила много впечатлений, которые иногда всплывали в памяти и снова уходили. На определенных моментах порой заострялось внимание, кое-что следовало проанализировать и сделать выводы на будущее. Но один вопрос оставался неизменным: «Как 15-летний пацан без серьезной подготовки решился отправиться в такой дальний путь, надеясь только на удачу и считая себя очень хорошим рыбаком?».

Внятного и разумного ответа, наверное, никто не найдет. Многие из нас в этом возрасте вели себя приблизительно так же, не пытаясь противиться тяге к приключениям. Кто-то отваживался на длительные заплывы, кому-то больше нравилось бегать с ружьем по горам и хребтам, кого-то нельзя было оторвать от подледного лова в одиночку, кое-кто уже с юных лет занимался промыслом, устанавливая ловушки и добывая зверя.

Все мы люди разные, но у каждая из нас осталась одна страсть — к охоте и рыбалке!

Виктор Иванов, г. Абакан

Источник ➝

Незабываемое путешествие

Тяга к путешествиям у меня с детства. Благодаря отцу, заядлому рыбаку и охотнику, первое знакомство с лодочным мотором у меня состоялось в четыре года. Тогда отец купил мотор «Москва», и мы с братом с нетерпением ждали, когда у него будет выходной, чтобы поехать с ним на рыбалку на лодке «Казанка».

Свою первую лодку «Обь-М» с подвесным мотором «Вихрь-30» я приобрел в 1990 году. Затем у меня была «Обь-3» с таким же мотором. И все вроде бы было хорошо, но хотелось чего-то большего и надежного.

Места в этих лодках было мало, двигатели почему-то постоянно ломались и всегда, как на зло, в самом дальнем месте очередного путешествия. Поэтому в дальнее путешествие мне сходить так и не получалось.

И вот в 2006 г. на лодочной базе «Якорь» я увидел катер «Томь-605». Внутри что-то приятно шевельнулось, и я понял — это то, что мне надо. Я связался с предприятием-изготовителем, выпускающим катера «Томь», приехал в г. Юргу и познакомился со всеми выпускаемыми моделями, а также прошел на них по реке Томь.

Из всех катеров я выбрал «Томь-525» как модель, на мой взгляд, более подходящую для меня.

Применение российского «движка» от УАЗика в качестве стационара меня порадовало, так как двигатель мне хорошо знаком. Осмотрев «внутренности» катера, я остался доволен: надежное крепление узлов и механизмов, добротный монтаж проводов.

В мае 2007 г. я приобрел катер, и наступил долгожданный момент испытать то, что я так долго искал.

Сначала прошел акваторию Оби: от нашей ГЭС и до протоки Симан, что в Томской области, привык к управлению катером и, как говорится, узнал его поближе. Кроме того, оснастил катер отопителем и эхолотом, потому что производители не комплектуют ими катера стандартной комплектации.

К августу месяцу решил освоить маршрут р. Казыр, Саяно-Шушенское водохранилище и Красноярское водохранилище.

В путешествие пошли вчетвером: трое взрослых — все опытные рыбаки, «13-летний капитан» — мой сын и наш верный спутник — спаниель. Погрузив катер на трейлер и прицепив его к «Патриоту», двинулись в путь. Уже где-то на второй трети прицеп, одолженный у товарища, слегка прогнулся и просел под тяжестью катера. А ведь юргинцы предлагали свой прицеп, честно предупреждая, что он немного дороже аналогов из-за большего запаса прочности, заложенного в конструкцию. Мы, слегка поумерив пыл «Патриота», а также переложив часть поклажи из катера в машину, продолжили путь чуть с меньшей скоростью.

И вот река. Спуск катера на воду прошел без сучка и задоринки. Переносим вещи на катер и снаряжаем его в поход. Сразу же оценили прелесть релингов на крыше сдвижной рубки, нагрузив ее не сильно тяжелым, но объемным грузом. Катер и команда готовы к отплытию. На ум пришел отрывок из Марк Твена и, немного перефразируя, получилось: «Катер — лучший дом», тем более что нам предстояло провести на нем в ближайшее время не один день.

Итак, по Казыру нам предстояло пройти от деревни Гуляевки через Убинский порог и до Базыбаевского порога.

Катер, мерно работая и добросовестно поедая бензин, идет без сюрпризов, четко подчиняясь всем поворотам руля. Еще на протоках Оби мы убедились, что заявленная катеростроителями как достаточная глубина в 30 сантиметров на глиссере, на наш взгляд, завышена — вполне хватает воды «по щиколотку» (15—20 см). Поэтому идем по фарватеру смело. Пороги реки преодолеваем безбоязненно, но соблюдая все же предельную внимательность.

Однажды, решив чуть срезать путь, вышли на такое мелководье, что слышно было, как шумят камни, поднимаемые кильватерной струей водомета. И… оказались на мели. Первой была мысль: «Как там водомет и импеллер в частности?» Осмотр показал, что все в порядке. Решетка была забита камнями, но ни один из них не повредил водомет изнутри. Уф, пронесло! Раскачивая катер из стороны в сторону, мы сантиметр за сантиметром затолкали его в русло. На будущее уяснили для себя, что катер может проскочить мель и в 10 сантиметров, но идти все же надо на глубине не менее 15—20 см.

Герметичная рубка несколько раз надежно защищала нас от непогоды. Капли дождя яростно колотили снаружи, а внутри, расположившись кому как удобно, мы устраивали себе отдых. Места хватало всем.

Бывали случаи, когда, утомленные рыбалкой, мы, причалив к берегу, ночевали в катере. Разложив сиденья, мы получили довольно комфортное для всех спальное место. В очередной раз были довольны выбором именно этого катера.

За время нашего путешествия двигатель и водомет работали исправно. Даже наш четвероногий друг оценил по достоинству катер. Во время пути он занимал место на носу, и ни в какую не хотел идти к нам в салон.

И вот позади Казыр.

Катер вновь на трейлере, прицеплен к «Патриоту», и мы едем дальше, на Саяно-Шушенское водохранилище. Оно находится среди гор, в 120 километрах от г. Абакан. Глубина достигает отметки 250 метров. Единственным, но, пожалуй, самым главным недостатком водохранилища является обилие топляка. Целые острова из бревен плавают по его поверхности, гонимые ветром. Для нашего катера замусоренный фарватер не помеха.

Но зато какие там щуки! Экземпляры от килограмма до пяти мы ловили без проблем, а вот к более крупным наши снасти были не готовы. Попадались очень большие особи. Для примера, ведешь блесну — удар и тишина. Думаешь, что это зацеп за очередное бревно. Начинаешь подтягивать катер, чтобы отцепиться — и в этот момент из воды вылетает огромнейшая щука, все рвет, ломает и уходит в бездну, оставив нас без снастей, но с изрядной долей адреналина. И так было несколько раз.

В это же время мы ходили в устье реки Кандегир, на Красноярском водохранилище, на реке Енисей, где брали в основном окуня.

Вернувшись из Хакасии, уже в сентябре 2007 г. мы ходили в Венгеровском районе Новосибирской области, прошли по речкам Тартас и Омка. Рыба — щука. На Тартасе щука крупная, а на Омке — мелкая.

Я не обманулся в выборе: за сезон 2007 г. катер и двигатель меня не подвели ни разу. Выбор же в качестве топлива бензина АИ-80 оправдал себя на все сто. Заправляясь в отдаленных деревнях, мы не раз обращали внимание на отсутствие 92-го и тем более 95-го бензина.

В планах этого года — пройти по Телецкому озеру.

Станислав Бабушкин, г. Новосибирск

Картина дня

))}
Loading...
наверх