Последние комментарии

  • Татьяна Гладкова15 декабря, 15:07
    Большая буквально трогала за пятки)))Сытые были.да и малой показывали.наверное,человека)Любопытные косатки поплавали рядом с купающейся женщиной
  • Вермонти-9 Соколянская15 декабря, 11:57
    Жуть   оказаться на её месте   с касатками Любопытные косатки поплавали рядом с купающейся женщиной
  • Елена Кавковская (Карапетова)14 декабря, 22:10
    И холодные закуски и первое и второе--все в одной тарелке. Мм.., интересно...Супчик "чебурашка",всё гениальное просто!

Хроника двухдневной рыбалки

Осенняя налимья рыбалка словно предназначена для того, чтобы вспоминать о ней дома. У камина – если есть. Потому что как у хорошего вина есть приятное послевкусие, так за осенней вылазкой за налимами всегда тянется шлейф всяких ожиданий, ощущений, разочарований и удач. И тому, кто под ледяным октябрьским дождем простоял полночи-ночь, прислушиваясь, не звякнет ли где бубенчик на донке, всегда найдется что вспомнить.
Правда, нужно ли это человеку, за налимом не ходившему – не ездившему, сказать трудно. Все ждут вдохновляющих историй об июньских утренних зорьках на закормленных местах, о залитых зимним солнцем снежно-ледяных панцирях, скрывающих под собой голодного окушка, описания мучений в выборе блесен/виброхвостов/джерков; а также прочих красот природы и технических изощрений. Ничего этого в налимьей рыбалке нет. Она проста, как мозг ежа. И временами странна и сурова.
хроники.jpg
Когда уговариваешь кого-нибудь съездить за налимами, приходится перечислять все прелести этого занятия. 1) Ночь. 2) Темнота, разбавленная местами жидким светом фонарика или костра. 3) Холод. 4) Дождь. 5) Донки, донки и ничего кроме донок. 6) Налим может и не появиться.
Почему-то почти все отказываются. Кроме тех, кто на такой рыбалке уже побывал. Почему? Объяснить очень трудно…
Рыбалка у нас началась с того, что…
– Чего-то у меня последнее время фонарик заряд не держит… – говорит Серега и задумчиво разглядывает свой фонарик.
Мне вообще стыдно. Купил фонарик, похвастался – и забыл дома.
– Да-а... Рыбаки… – говорит Серега и ставит фонарик заряжаться.
– Может, «летучую мышь»?
– Придется.
Я, как вновь приехавший, переодеваюсь и обедаю, а Серега находит на полке в сенях «летучую мышь» и заправляет ее керосином. Что-то не так с фитилем: пламя меньше чем на пять сантиметров гореть не хочет. Ну, хотя бы так. Будем фонарик экономить, а там – как получится…
хроники1.jpg
Смотрю на летучую мышь и вспоминаю Серегин «случай». Приехал он как-то раз за налимами. И что-то не получилось у него далеко от дома половить. Поставил донки, посидел часик и пошел домой… Пришел, завел будильник, попил чайку, послушал «Маяк»… Потом открывает глаза и ничего понять не может: «Где я?», «А, может, я еще сплю?» Вокруг абсолютная чернота – глаза можно и не открывать. Ну ладно, небо вроде над головой… А река где? А дом? Наконец, по трассе проехала машина – ага, «стою в низине перед домом…». То есть в полусне по будильнику проснулся, собрался – и, пока шел, опять заснул.
Может, оно так было, а, может, и по-другому… Это же я своими словами пересказываю… А вот как, интересно, мы будем червяков насаживать и донки распутывать, если света не будет?
По дороге обсуждаем, выйдет ли налим. Серега прошлой ночью ходил на рыбалку с нашим местным знакомым, Николаем. Тот ходил за налимом уже несколько раз, ловил прилично, хотя крупной рыбы и не было, все до полкило. У Сереги первая рыбалка получилась не очень – была всего пара поклевок. Потом он поставил у дома донку и вытащил подъязка и пару ельцов.
хроники2.jpg
– Так что… Кто его знает, чего ему надо – может, выйдет, а, может, нет…
Признаки удачной налимьей рыбалки просты, и мы ничего не можем поделать, кроме как очередной раз перебрать их:
– Ну, вода-то уже холодная… Лед местами…
– И так уже было… И не выходил…
– Пасмурно, изморось…
– А прогноз – на тепло…
– На тепло… Но и на потеплении, бывает, выходит…
– Бывает…
– А уж Луна – все равно – и в Луну ловили, и без Луны пустые уходили…
– Уходили… Да какая разница…
– Ну, хотелось бы…
– Ты же говорил, главное – на берегу расположиться…
– Это само собой…
Располагаемся на берегу. Складываем в верхней части пляжа под куст наши пожитки. В центре – «летучая мышь». Пришли мы рановато. Серега закуривает, а я иду бросать спиннинг. Вдруг проглядывает солнце, и я начинаю сомневаться в том, что «он выйдет». Ну да ладно, не от нас это зависит, посмотрим…
хроники3.jpg
Развлекаюсь спиннингом и вижу – Серега начинает забрасывать донки. Постепенно меня заедает совесть – откладываю спиннинг и иду заготавливать дрова. Вокруг полно высохшего ивняка. На ночь его надо много… Потом Серега добавляет к моей куче хвороста два здоровых чурбака. Нодью будем делать, однако…
Серега выдает мне из запасов две традиционные донки, и я иду их ставить. Выбор невелик: песок зарос белокопытником, и развернуться можно только в двух местах: внизу на открытом пляжике и вверху на небольшом пятачке, где травы не так много. Но на самом деле это то, что нужно. И вверху, и внизу у берега – медленное обратное течение, которое, уж конечно, налим любит больше, чем быстрое…
Еще не наступили сумерки, а мы уже были с уловом: Серега выловил ельца, а я зацепил спиннингом воблер Yo-zuri. Говорят, хорошая вещь… Хотя и не рыба...
Мы долго не разводили костер. Время от времени позвякивали донки, и приходилось раз за разом выбегать к воде. Однако то ли это была мелочь, то ли мы пропускали правильный момент – долгое время ничего не попадалось. Если не клевало, мы так и стояли у кучи хвороста – в темноте – обсуждая все ту же проблему – выйдет он или нет; как это было в прошлый, позапрошлый раз, какая была погода, выходила ли Луна. Наконец стало так темно, что без костра было уже просто невмоготу.
Я застрогал ветку тальника посуше, скомкал запасенную бумажку, а Серега подложил подо все это таблетку сухого горючего, и через пару минут уже можно было ломать ветки потолще и посырее. Мы увлеклись раскладыванием и поправлением костра, и тут звякнуло по-настоящему. Наконец-то! На самой верхней донке сидел небольшой налимчик. Наощупь – как кусок льда. Заглотил глубоко, отпустить не получится. Не получается и достать крючок. Обкусываю леску на поводке – Серега недоволен – крючок дезертировал с рыбалки! А таких крупных, с длинным цевьем, у нас немного. Считает, надо было тащить как получится.
Звякает еще и еще. Однако непонятно – донки стоят по всему пляжу – мы выбегаем и не можем понять, где и что звонит. Иногда беремся проверять все подряд. Попались еще пара ельцов и еще налимчик, которого удается безопасно для жизни отцепить и выпустить. Наконец выход заканчивается.
хроники4.jpg
Не знаю где как, а здесь, на Усте, налим берет «выходами» и в темноте. Солнце садится, и поначалу часа два-три не берет ничего. Потом где-то около 20.00 рыба начинает бродить по реке. Потом куда-то исчезает – часов до одиннадцати. Потом выход – и снова пауза – до примерно часа ночи. И так далее.
Так что подкладываем в костер, усаживаемся кто на тент, кто на рыболовный ящик и ведем беседы. Острых тем наподобие «зачем вообще была нужна Марина Цветаева», «футболист ли Олег Веретенников» и «кому давали квартиры при советской власти, а кому – нет» на этот раз стараемся избегать. Однажды я слышал, как у распивочной под нашими окнами был поднят вопрос «Кто был круче – галлы или римляне». Аргументы с обеих сторон были приведены самые неоспоримые, в основном, матерные. Вот и мы – тоже, на отвлеченные темы, только без мата.
Погода все время меняется. Небо то проясняется, то его заволакивает тучами. Иногда идет дождь. Однако на этот раз мы неплохо экипировались. Иногда я даже ложусь под струями дождя на тент и пытаюсь заснуть, но не получается: все время кажется, что вот-вот зазвонит.
Наконец так и происходит. Звякает сначала на песке, прямо перед нами, – это подъязок граммов на 200, а потом – сразу вверх по течению, на донке. Оставляю фонарик Сереге – он еще возится с подъязком, а потом ему еще и перенасаживать снасть, а сам иду.
В темноте совсем ничего не видно. Нахожу даже не прут и не колокольчик, а небольшой выступ на урезе воды, а потом уже – по нему – наощупь – прут, а по пруту – леску. Тащу – что-то есть. Оборачиваюсь – смотрю – ко мне идет Серега с разожженной «летучей мышью». Пламя прикрутить так и не удалось. Оно полыхает пятисантиметровой струей. На полдороге огонь срывается, и лампа гаснет. Серега возвращает ее на место и идет ко мне с фонариком.
Опять мелкий налим. Перенасаживаем донку и возвращаемся к костру. Все, выход номер два закончился. Опять усаживаемся на тент, подкладываем и перекладываем дрова – и так почти до трех ночи.
– Да... Если бы под мостом попробовать...
Даже не важно, кто из нас это сказал. Это, можно сказать, железное правило. Если идешь за налимом и на реке есть мост – иди под мост. Там есть камни, щебенка, щели в опорах – все, что нужно этой рыбе. Однако мы которую осень под мост не попадаем – вода стоит высоко и заливает единственную удобную косу с обратным течением.
– Ну, надо хоть сходить посмотреть...
хроники5.jpg
В конце концов из-за туч всплыла Луна и осветила наш заполуночный осенний пляжик. Наверное, под ее морально разлагающим влиянием откуда-то вылезли еще два небольших налима и сели на нижнюю донку. Это, конечно, хорошо, но завтра все-таки надо посмотреть на косу под мостом...
На следующий день
На следующий день стоим на мосту над рекой, как Наполеон с Кутузовым и только что план со стрелочками не рисуем:
– Между кустов можно две донки поставить.
– А с мысика – еще одну.
– Пересекаться будут.
– Могут. А если кинуть эту – сюда, ту – вон туда, то третья тоже встанет.
– Ну, может быть... А попадем в темноте-то?
– Кто ж его знает... А вон пятачок между прямым и обратным течением. Вода вообще стоит.
– Ага, ага...
Да, пожалела нас матушка-Уста, открыла в кои-то веки косу под мостом. А... прошу прощения за то, что который раз повторяюсь... выйдет ли налим? Погода на тепло пошла, ночью была Луна, дождя, вроде бы, тоже не ожидается... Хорошо хоть, что заморозки были, вода холодная...
Приходим опять засветло. Серега налаживает целые снасти, а мне достается оборванный вчера спиннинг. Открываю ящик с припасами и пытаюсь представить себе Серегину доночную конструкцию. Насаживаю на леску противозакручиватель на свободном ходу, на конце лески привязываю карабин. К карабину – коромысло. На коромысло – два поводка. Серега подходит, подбирает под течение груз и вешает на противозакручиватель. Насаживаю червей, забрасываю. Если приноровиться, то снасть очень удобная. Забрасываем, стоя между кустов; между двумя доночными спиннингами – пара метров. Третий – внизу косы, на небольшом песчаном пятачке, буквально метр на два. Разве с обычными донками мы тут развернулись бы?
Не успеваем нарадоваться на преимущества новых донок, как Уста погружается в темноту. Костер не разжигаем, просто стоим и молчим. Ну, разве что перекидываемся парой фраз о погоде. Сегодня тепло, ночь пришла ясная – признак самый нехороший. Полнеба нам закрывает мост. Над нашими головами время от времени пролетают машины, но если прислушиваться к донкам, то их как будто бы и нет. И все-таки после какой-то особо большегрузной фуры Серега припоминает случай, как на одной из его рыбалок к нему пришел дальнобойщик и попросил посидеть у костра. Оказалось, что он обычно так делает – если чувствует, что засыпает, то останавливается и выходит подышать свежим воздухом, а если есть возможность с кем-то поговорить – то заодно и поговорить. А потом, посвежев, снова садится за руль. В тот раз он прошел с целью поговорить метров триста.
Но сейчас здесь народу и без дальнобойщиков хватает. То есть уже двое. Тем более что не прошло и полчаса, как "зазвонил" белый спиннинг. Его крючки лежали в самом выгодном месте: на том самом, отмеченном днем пятачке стоявшей воды между прямым и обратным движением. Вытягиваем налима. Так рано! Всего только полседьмого, а у нас уже налим! Пока Серега возится со спиннингом, звякают бубенчики внизу косы. Иду в темноту, наощупь обхожу куст, с трудом нахожу спиннинг (он черный), вытаскиваю – еще налим. Можно сказать, налимчик, раза в два меньше, чем у Сереги, но он все же крупнее любого из наших вчерашних. Ухватываю его рукой и оказываюсь в дурацком положении: руки две, и все, что я могу сейчас делать, – это держать рыбу и спиннинг. Фонарик у Сереги. Надо снова лезть через куст – и снова по темноте.
хроники6.jpg
Ну, в конце концов все проблемы решаются. Рыба отправляется в пакет, перевязываются по необходимости крючки, насаживаются червяки – и все, донки снова стоят. Пора все-таки разводить костер.
Когда пламя более или менее разгорается, вдруг возникает потребность в анализе ситуации.
– Это что, был выход такой?
– Похоже, да.
– А как же полдевятого? Будет выход?
– Будет. Или не будет.
Смотрю на удачливый Серегин спиннинг и вспоминаю, что на него вчера попались все ельцы и подъязок, а теперь еще и налим. Показываю на него:
– Мы на него больше всего рыбы поймали.
– Ага.
– Тут, наверно, какая-нибудь закономерность есть.
– Какая-нибудь – наверняка.
Ну! Теперь все лежит по полочкам! Для нас секретов в рыбалке нет!
Звенит средняя донка. На ней стоит большой мелодичный колокольчик. Серега спокойно снимает его и выматывает леску.
– Есть, – уверенно говорит он, – сидит.
Этот уже под полкило. В пакете заметно тяжелеет, хотя никакого "полдевятого" еще и в помине нет.
Потом я пошел проверять нижнюю донку. Проверил, перезабросил – и зазвенело на среднем спиннинге. Я кричу – "У тебя там клюет!", Серега – "Да это захлест!". Иду по кустам, выбираю леску. Выматываем снасти, а там красота: два коромысла крест-накрест. Вот многие говорят, что на рыбалке надо много думать, соображать, в рыболовных программах об этом часто напоминают. Так вот, пожалуйста: берем две донки, захлестываем. Лучше ночью. И поводков побольше. Потом сидим, кроссворд разгадываем: тут петельку протащить, тут раскрутить, тут ослабить, а фонарик должен стоять вот так, а то ничего не видно. Вот где нужна могучая рыболовная мысль!
А вот уже и полдевятого. И, как и полагается, клюет. Теперь уже я снимаю бубенчики с белого спиннинга, тащу. И снова – налим под полкило. Его перехватывает Серега.
– Смотри! – говорит он, – оба поводка взял!
Действительно, оба поводка скрутились в витую пару и уходят в налимий желудок.
– Он, интересно, по очереди их взял или они сначала переплелись?
Правда, интересно. Николай рассказывал нам, что на одной из рыбалок у него случайно оборвался поводок при вываживании, и через полчаса на другую донку у него сел налим с этим поводком. А теперь у нас то же самое. Голод не тетка!
– Надо Николаю позвонить, – говорит Серега, – есть что рассказать!
Он звонит, сообщает об успехах. Я подбрасываю в костер, перекладываю дрова, а у самого перед глазами скопище крючков из распутанной некоторое время назад бороды. И крючки эти через отблески костра мне что-то напоминают...
– А мы кое-что вчера на песках забыли, – сообщаю я, когда Серега убирает телефон в карман, – ёзури там на кусте остался висеть.
– Не только. Там еще "летучая мышь" под тем же кустом стоит, – отвечает Серега.
Я припоминаю наш скарб, который мы притащили вчера ночью домой – действительно, пришли без керосиновой лампы. И вроде бы пески эти совсем недалеко, – меньше километра, – а до лампы нам теперь не добраться, завтра рано утром уезжаем.
– Ну, вот, – говорю, – а я вчера подумал: "На рыбалку ходить научились, – пришли, все аккуратно положили, ушли – все забрали".
– Значит, не все.
Опять звонит белый спиннинг – что значит спокойная вода между течениями! Тянет Серега и вытаскивает налима граммов на семьсот. Вот тут уж есть за что подержаться! После разглядывания рыбы и небольшой фотосессии отправляем его в пакет, и, елки-палки! – он весит уже очень прилично! Тут же вспоминается легендарный налим на кило триста, пойманный с этой же косы: кто где стоял, что делал; когда пришли, как забросили, "шел дождь", "а коса тогда вот так шла" и так далее...
– И все таки ощущение "выходов" есть, – меняет направление разговора Серега.
Я припоминаю все сегодняшние поклевки и еще одного упущенного налима, о котором я уже почти забыл, – и соглашаюсь: да. Странно, но это правда: всего было шесть поклевок, а ощущение, что налим вышел – покормился – и ушел – все равно есть!
– И еще одна закономерность, – говорю я, – ловим налима, – руки все в слизи, – я иду их мыть. Вода ледяная – я иду их греть. Перекладываю дрова в костре – руки опять в грязи – я иду их мыть, и так далее.
Серега смеется. И опять звонит белый спиннинг. И снова чуть недобирающий до полкило налим. Заканчивается все нелогично – при таком-то улове! До противного нелогично. До обидного нелогично. Завтра в полседьмого автобус – и мы идем домой немного поспать. Чудовищным усилием воли заставляем себя снимать бубенчики и вытаскивать донки.
хроники7.jpg
В следующий раз будем здесь еще нескоро. Наверное, приедем уже только на зимнюю рыбалку. Наверное, выпадет снег. Наверное, пробивая снежное покрывало, будет торчать на "вторых" песках керосиновая лампа, а над ней будет раскачиваться на кусте прикрытый снежной шапочкой воблер "ёзури". Наверное. Если, конечно, не попадут в более надежные руки, чем наши.