На дальнем озере

охота на пернатую дичь

Закончены сельскохозяйственные работы, начались проливные дожди. Открылся сезон охоты на пернатую дичь, но куда-то подевались утки. Исчезли! Шесть человек на трех легковых машинах в предыдущую пару выходных дней отправились к озерам, где птицы всегда были.

Вот что потом рассказывал своим друзьям об этой поездке один из ее участников — Валерий:

— Приехали рано утром, затемно. Рассредоточились и спрятались в камышах. Простояли часа четыре. Между десятью и одиннадцатью на космической высоте промчался чирок.

Мы дружно подняли ружья и «отдуплились». Пернатый продолжил полет как ни в чем не бывало. В одиннадцать пошли к машинам, сели и поехали по домам. Вот и вся охота.

Стали выяснять: кто и где недавно видел уток? Расспросили рыбаков и знакомых охотников.

— Утки есть! Надо знать, где искать! — объявил Роман, проведший два дня на рыбалке. — Смотри!

Он показал несколько фотографий, сделанных камерой мобильного телефона. То, что было на снимках, выглядело потрясающе. Такого количества уток в одном месте в этом году еще не видел никто!

— Ну и где же это сказочное место?

— Озеро Тараскуль!

Охотники заулыбались: возле него находился всем известный в области санаторий, а берега были зоной отдыха пациентов, которые любили подкармливать «друзей наших младших». О том, чтобы стрелять там, не могло быть и речи.

Другой заядлый рыбак Геннадий сообщил, что на водоеме, где ловил, раньше утки водились, а сейчас их нет.

— Была там только одна лысуха то ли раненая, то ли изображавшая раненую, и больше никого!

Поиски продолжались и к концу недели дали результат. Оказалось, что на крупных водоемах и рядом с ними утки есть и в приличном количестве. Одно из таких озер находилось в лесу примерно в сорока километрах от поселка. Проехать к нему можно было либо на внедорожнике, либо на грузовике. После долгих размышлений и споров решили арендовать КамАЗ, которым владел один из односельчан.

Поспешишь — людей насмешишь!

Дорога по лесу казалась бесконечной, но все когда-нибудь заканчивается. А наша поездка завершилась раньше, чем мы ожидали. Выбравшись на берег Пышмы, неподалеку от места ее впадения в Туру, повернули направо. До нужного нам озера было еще километров десять.

Но тут один из охотников обратил внимание на старицу слева от нашей дороги. Мы со своей стороны ее почти не видели. А когда проезжали мимо, самый зоркий и наблюдательный заметил большую стаю уток, снижающуюся к этому водоему. Узнав, что поблизости есть пернатые, все охотники в нашей компании согласились задержаться.

Свернув в сторону от дороги и отъехав метров триста, мы остановились. Схватив зачехленные ружья, ребята сразу стали выпрыгивать из машины. При этом пассажиры, сидевшие у края заднего борта, оказались в выигрышном положении. Они успели быстрее собрать оружие, поскольку были стеснены меньше тех, кому достались места в середине кузова и у кабины. Счастливчики чуть ли не бегом направились к старице.

— Ребята, подождите! Давайте окружим озеро! — предложил я. — Тогда подстрелим больше чем пару уток…

Один из парней остановился, однако четверо его товарищей продолжали бежать, сделав вид, что ничего не слышат. Молодой охотник заколебался, переводя взгляд с меня на своих приятелей и обратно. Должно быть, раздумывал, как поступить: ждать или нет? Пару секунд медлил, затем определился.

— Кто не успел, тот опоздал! Поторопитесь! Может быть, успеете стрельнуть уткам в хвост! — крикнул парень, бросив взгляд в мою сторону, и побежал дальше, стараясь догнать товарищей, которые уже приближались к старице.

Когда я и другие охотники собрали ружья и только двинулись к водоему, шустрая пятерка вышла на дальность выстрела. Но, видимо, ребята сильно шумели, когда бежали по траве. Они еще не появились на берегу, а утки уже начали взлетать, направляясь к противоположной стороне старицы.

Тут один из охотников пальнул по поднявшейся паре пернатых и… промазал. Все бы ничего: промахи были, есть и будут… Но этот неудачный выстрел имел неприятные для нас последствия. Утки, еще сидевшие на воде, дружно поднялись в воздух… и улетели! Ни одна не осталась на старице!

Вдогонку им загремели частые и торопливые выстрелы. Но то ли пятеро приятелей палили навскидку, то ли целились не так, как надо… в общем, результат оказался нулевым. Ребята перезаряжали ружья, когда на берегу собрались остальные охотники.

— Ну и где дичь? — поинтересовался один из опоздавших.

— Улетела!

— Как же вы стреляли? Не пойму! Столько пальбы… и все впустую!

— Ну, поторопились… промахнулись! С кем не бывает?

— Поспешишь, людей насмешишь! — мрачно произнес кто-то из пришедших позднее.

Никто не ответил. Пятерка, прибежавшая на берег раньше всех других, смущенно молчала.

— Да они просто стрелять не научились! — сказал один из старых охотников, которого молодые люди звали дядей Сашей. — У меня зять такой же. Недавно приобрел двустволку, пошел на охоту на пернатую дичь. Сколько стрелял — не знаю, но много. Пришел без трофеев, а нам объяснил, что покупка оказалась некачественной. Поехали мы с ним вместе, взял я его двустволку. Стреляю раз — попал, второй — тоже в цель. Отдал зятю ружье со словами: «Нечего на него пенять, коли сам мажешь!».

Я осмотрел место охоты. Старица была метров 50 шириной и около 200 длиной. С нашей стороны на берегу росло несколько чахлых кустов тальника и трава не по пояс, как в песне, а всего лишь по колено. Других естественных укрытий не наблюдалось.

А вот с противоположной стороны тальник образовал густые «джунгли», которые доходили почти до воды. Там можно было сделать засидку или просто спрятаться в кустах.

Посовещавшись, большинством голосов приняли решение: дальше не ехать, задержаться здесь! Я возразил, что для четырнадцати человек места тут маловато. Но мое замечание осталось без внимания.

Вечерний выход

Прошел час, а может, и больше. За это время все успели разгрузить свои вещи и обустроиться. Несколько человек переправились на другой берег старицы, что оказалось делом нелегким. Она имела продолжение в обе стороны, которые были сильно заболочены и поросли травой.

Одному из охотников не повезло: провалился в яму, заполненную грязью и тиной. Пришлось ему возвращаться к бивуаку. Остальные благополучно переправились, но наткнулись на такие густые заросли тальника, что желание обустроиться здесь исчезло.

Я оказался в выигрышном положении по сравнению с другими охотниками, поскольку взял с собой надувную лодку. На ней переплыл водоем и занял лучшее, по моему мнению, место почти в середине старицы.

Здесь на берегу лежало дерево, поваленное бурей. На его стволе можно было посидеть и отдохнуть. Правда, тальник тут рос только сзади. Мне пришлось срубить несколько кустов и воткнуть их перед собой. Видимость немного ухудшилась, но зато теперь ни одна утка не смогла бы меня заметить, даже если бы она летела прямо над моей головой.

Тем временем солнце приблизилось к горизонту и скрылось за плотными облаками, плывшими с запада на восток. Я знал, что перед закатом утки постараются вернуться на воду. Так и случилось.

Несколько раз птицы мелкими стаями и поодиночке пытались добраться до старицы. Но на подлете попадали под такой интенсивный обстрел, что сразу разворачивались и следовали к другими водоемам. Некоторым из пернатых не повезло: они были сбиты и упали в траву на краю озера.

Заприметив место, куда приземлились подранки, молодые парни бегом кидались за трофеями. Однако птиц найти не смогли: мешали трясина и болотная трава. Да и пернатые не сидели и не ждали, когда их отыщут!

Начало темнеть. Большинство охотников покинули свои места и ушли к бивуаку. Посидев еще немного и не видя уток, я решил немного изучить водоем, на котором волею судьбы довелось оказаться. Проплыв влево к зарослям камыша, обнаружил импровизированный мост, который был очень хорошо замаскирован редким камышом.

Это сооружение располагалось ниже уровня воды и оставалось незаметным, если смотреть на него с берега или с воды. Рабочая поверхность моста была сделана из трех жердей, крепко-накрепко прибитых гвоздями к опорам. Я его обнаружил только потому, что увидел вбитые в дно старицы колья, немного торчавшие из воды.

Идти к бивуаку мне не хотелось, хотя все остальные охотники уже покинули свои места. От долгого сидения вначале на бревне, а затем в лодке стали ныть ноги. Чтобы дать им отдых, я перешел на край обнаруженного мостика и осмотрелся.

Со стороны воды не было видно ни меня, ни моей лодки, но я прекрасно видел все, что происходило на поверхности старицы. Неожиданно послышался свист рассекаемого крыльями воздуха, и прямо передо мною опустился селезень.

Он был точь-в-точь как домашние самцы уток, только немного меньше их. Похоже, пернатый не знал о том, что недавно происходило на старице, поскольку сразу начал звать своих сородичей.

— Ша! Ша! Ша! — донесся до меня его голос.

Я не выдержал и тихонько позвал в ответ:

— Утя, утя, утя!

Вероятно, для селезня это стало неожиданностью. Он резко повернулся хвостом в мою сторону и медленно поплыл. Я поднял ружье и попытался прицелиться, но не сумел: ствол уже сливался с темнотой. Тут мне вспомнился способ, уже опробованный во время охоты на кабана в одном из хозяйств. Могу эту историю рассказать подробно.

Геннадий Руднев, г. Тюмень

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

 
Источник ➝

Незабываемое путешествие

Тяга к путешествиям у меня с детства. Благодаря отцу, заядлому рыбаку и охотнику, первое знакомство с лодочным мотором у меня состоялось в четыре года. Тогда отец купил мотор «Москва», и мы с братом с нетерпением ждали, когда у него будет выходной, чтобы поехать с ним на рыбалку на лодке «Казанка».

Свою первую лодку «Обь-М» с подвесным мотором «Вихрь-30» я приобрел в 1990 году. Затем у меня была «Обь-3» с таким же мотором. И все вроде бы было хорошо, но хотелось чего-то большего и надежного.

Места в этих лодках было мало, двигатели почему-то постоянно ломались и всегда, как на зло, в самом дальнем месте очередного путешествия. Поэтому в дальнее путешествие мне сходить так и не получалось.

И вот в 2006 г. на лодочной базе «Якорь» я увидел катер «Томь-605». Внутри что-то приятно шевельнулось, и я понял — это то, что мне надо. Я связался с предприятием-изготовителем, выпускающим катера «Томь», приехал в г. Юргу и познакомился со всеми выпускаемыми моделями, а также прошел на них по реке Томь.

Из всех катеров я выбрал «Томь-525» как модель, на мой взгляд, более подходящую для меня.

Применение российского «движка» от УАЗика в качестве стационара меня порадовало, так как двигатель мне хорошо знаком. Осмотрев «внутренности» катера, я остался доволен: надежное крепление узлов и механизмов, добротный монтаж проводов.

В мае 2007 г. я приобрел катер, и наступил долгожданный момент испытать то, что я так долго искал.

Сначала прошел акваторию Оби: от нашей ГЭС и до протоки Симан, что в Томской области, привык к управлению катером и, как говорится, узнал его поближе. Кроме того, оснастил катер отопителем и эхолотом, потому что производители не комплектуют ими катера стандартной комплектации.

К августу месяцу решил освоить маршрут р. Казыр, Саяно-Шушенское водохранилище и Красноярское водохранилище.

В путешествие пошли вчетвером: трое взрослых — все опытные рыбаки, «13-летний капитан» — мой сын и наш верный спутник — спаниель. Погрузив катер на трейлер и прицепив его к «Патриоту», двинулись в путь. Уже где-то на второй трети прицеп, одолженный у товарища, слегка прогнулся и просел под тяжестью катера. А ведь юргинцы предлагали свой прицеп, честно предупреждая, что он немного дороже аналогов из-за большего запаса прочности, заложенного в конструкцию. Мы, слегка поумерив пыл «Патриота», а также переложив часть поклажи из катера в машину, продолжили путь чуть с меньшей скоростью.

И вот река. Спуск катера на воду прошел без сучка и задоринки. Переносим вещи на катер и снаряжаем его в поход. Сразу же оценили прелесть релингов на крыше сдвижной рубки, нагрузив ее не сильно тяжелым, но объемным грузом. Катер и команда готовы к отплытию. На ум пришел отрывок из Марк Твена и, немного перефразируя, получилось: «Катер — лучший дом», тем более что нам предстояло провести на нем в ближайшее время не один день.

Итак, по Казыру нам предстояло пройти от деревни Гуляевки через Убинский порог и до Базыбаевского порога.

Катер, мерно работая и добросовестно поедая бензин, идет без сюрпризов, четко подчиняясь всем поворотам руля. Еще на протоках Оби мы убедились, что заявленная катеростроителями как достаточная глубина в 30 сантиметров на глиссере, на наш взгляд, завышена — вполне хватает воды «по щиколотку» (15—20 см). Поэтому идем по фарватеру смело. Пороги реки преодолеваем безбоязненно, но соблюдая все же предельную внимательность.

Однажды, решив чуть срезать путь, вышли на такое мелководье, что слышно было, как шумят камни, поднимаемые кильватерной струей водомета. И… оказались на мели. Первой была мысль: «Как там водомет и импеллер в частности?» Осмотр показал, что все в порядке. Решетка была забита камнями, но ни один из них не повредил водомет изнутри. Уф, пронесло! Раскачивая катер из стороны в сторону, мы сантиметр за сантиметром затолкали его в русло. На будущее уяснили для себя, что катер может проскочить мель и в 10 сантиметров, но идти все же надо на глубине не менее 15—20 см.

Герметичная рубка несколько раз надежно защищала нас от непогоды. Капли дождя яростно колотили снаружи, а внутри, расположившись кому как удобно, мы устраивали себе отдых. Места хватало всем.

Бывали случаи, когда, утомленные рыбалкой, мы, причалив к берегу, ночевали в катере. Разложив сиденья, мы получили довольно комфортное для всех спальное место. В очередной раз были довольны выбором именно этого катера.

За время нашего путешествия двигатель и водомет работали исправно. Даже наш четвероногий друг оценил по достоинству катер. Во время пути он занимал место на носу, и ни в какую не хотел идти к нам в салон.

И вот позади Казыр.

Катер вновь на трейлере, прицеплен к «Патриоту», и мы едем дальше, на Саяно-Шушенское водохранилище. Оно находится среди гор, в 120 километрах от г. Абакан. Глубина достигает отметки 250 метров. Единственным, но, пожалуй, самым главным недостатком водохранилища является обилие топляка. Целые острова из бревен плавают по его поверхности, гонимые ветром. Для нашего катера замусоренный фарватер не помеха.

Но зато какие там щуки! Экземпляры от килограмма до пяти мы ловили без проблем, а вот к более крупным наши снасти были не готовы. Попадались очень большие особи. Для примера, ведешь блесну — удар и тишина. Думаешь, что это зацеп за очередное бревно. Начинаешь подтягивать катер, чтобы отцепиться — и в этот момент из воды вылетает огромнейшая щука, все рвет, ломает и уходит в бездну, оставив нас без снастей, но с изрядной долей адреналина. И так было несколько раз.

В это же время мы ходили в устье реки Кандегир, на Красноярском водохранилище, на реке Енисей, где брали в основном окуня.

Вернувшись из Хакасии, уже в сентябре 2007 г. мы ходили в Венгеровском районе Новосибирской области, прошли по речкам Тартас и Омка. Рыба — щука. На Тартасе щука крупная, а на Омке — мелкая.

Я не обманулся в выборе: за сезон 2007 г. катер и двигатель меня не подвели ни разу. Выбор же в качестве топлива бензина АИ-80 оправдал себя на все сто. Заправляясь в отдаленных деревнях, мы не раз обращали внимание на отсутствие 92-го и тем более 95-го бензина.

В планах этого года — пройти по Телецкому озеру.

Станислав Бабушкин, г. Новосибирск

Картина дня

))}
Loading...
наверх