Тянет в поле, или Нарратив старого охотника

За черной полосой зяби, набухшей от дождей, тянется озимое поле, левый край его провалился в низину, а правый «выскочил» на угорчик с отсеченным уголком, при этом будто похожим на загнутую страницу книги.

– Русак там, в бурьяне лежит, сто процентов даю, – говорит возбужденно Маргось. – И здесь лежит… – указывает он рукой на скинутый с плеч рюкзак и бережно положенный на траву. Все слышали одиночный выстрел, но не верят Маргосю до тех пор, пока тот не развяжет лямки и не вытащит на всеобщее обозрение выбеленного русака со стеклянными глазами.

– На кровях, на кровях… – поспешно бросает хозяин заполеванного зайца, достает из нутра рюкзака полиэтиленовую бутылку, наливает в лафитник:

– Охотник пьет первым. Ну, дай Бог не последняя!.. – Маргось махнул рюмку, от удовольствия замер, выкатил большие глаза, провел ладонью по животу:

– А-а! Хорошо пошла!

– Как это по-украински звучит, «ты глянь, яке падло…» – замечает доктор Александр Иванович. Маргось будто не слышит в его адрес громкого смеха:

– Давай-давай… – торопит он, – троих в загон, остальные на номера...

Проходим через густой лозняк к Удаю. Часть бригады повернула вправо, в загон. Остальные – на номера. Я иду последним. Значит, мой номер первый.

– Оставайся, – подтверждает мои мысли Андреич, кивает головой на мощный невдалеке осокорь. Прошел несколько метров, оглянулся, и еще раз указал выразительным жестом руки. Я осмотрелся. Место – с подростом, неплохое для скрада. Слева пролегают редкие кусты со свалявшимся травостоем, дающие хороший обзор, в то же время хорошо маскируя.

 «А-а-у!.. Пошел!» – донеслось до меня. Заработала гончая, вскоре к ней присоединились голоса  других собак. Сомнений не было – натекли на лисий след. Патрикеевна водила собак по всему отъему, гон то удалялся, то вновь нарастал с новой силой, но вот голоса замолчали. Я внимательно смотрел на чистинку, голый кустарник. И не напрасно. Кумушка бежала легким аллюром, оглядываясь назад. Наверное, она была довольна тем, что легко оторвалась от собак. В душе я поаплодировал ее сметливости.

Загонщики сместились вправо, номера сосредоточились ближе к нарезанному дорогой острому углу массива. Я же стоял в отдалении. Смотрел на не спеша бегущую кумушку и уже принял решение: как только окажется в прогале… После выстрела лисонька ткнулась мордочкой  в траву, дернулась несколько раз и затихла. Подвесил хищницу на ветку, и стал наблюдать за работой собак: как те добегали до места, где лежала лиса, торопливо обнюхивали все вокруг, ища след.

Решили взять соседнее поле, вышли на простор. Молчат собаки, челночат, опустив головы, землю. Все грешат на погоду. Выпавший несколько дней назад снег растаял. О следах нет и речи, лишь на болотистых тропах, дорогах, где чернеется месиво от тракторов, машин встречаются отпечатки копыт кабанов, косуль, да пенистая, взмутненная вода в траншеях каналов указывает на переходы зверей.

У нас привал. Собираем сухие валежины на костер. Вот уже потянулся сизый дымок в небо, к плывущим облакам. Около груши-дички мужики развязывают свои рюкзаки, достают, чем подкрепиться.

– Сашка, расскажи байку про кабана? – прошу я Маргося. Тот мгновенно озаряется улыбкой, заговорщицки смотрит на меня.

– Рассказать?.. Слушайте. Заходим в очередную загонку. Андреичу говорю: «Зайди справа, а я пойду крайним  на номер». Стал. Смотрю, заяц пробегает в тридцати метрах от меня. Стреляю картечью. Мажу. Хлопцы стреляют, я считаю, раз, два… шесть. Да сколько можно? А на номера зверь не идет. Слышу, Васильич ударил…

Только тут до меня доходит: «Ах ты, чертушка, это ты про меня… ну валяй, чего уж там».

– Я прибегаю и вижу такую картину. Вася сидит на кабане, а Васильич ходит рядом, в дуло ружья смотрит, ничего понять не может. У него патрон остался в стволе, после осечки. Капсюль воспламенился, а силы вытолкнуть пулю не хватило.

Дополню тут Маргося. Все пошли переходить канал, я же подумал: негоже «моржу» бить попусту ноги» и решил перейти канал. Воды – по грудь, дно – заиленное. Поскользнулся, патронташ – в воде.  

– Кабан-то небольшой, – замечаю Маргосю.

– Нет, красиво ты его положил.

Смотрю на разгоряченные  лица охотников. Совещаемся, куда идти дальше.

– Бурьян у конторы можно захватить, – предлагает Андрей.

– Заяц там будет... – поддерживают его.

– Пойдешь по-над лесом, а мы – по центру, через долину, загонка тут небольшая, около километра, – говорит мне Пантеха.

Поднимаюсь, закидываю за спину ружье, спешу. Прошел до самого края, проселок повел резко влево, уводя за собой высокие гладкоствольные сосны с густыми кронами на верхушках. За моей спиной «гопало», да так громко и протяжно, что казалось, весь лес ходит ходуном. То команда из Киева отрабатывала лицензию на кабана. Ухнул выстрел, поспешно – другой. Видимо, стрелял молодой горячий охотник, на которого выбежал зверь. Предстало лицо парня, стоящего на номере, с кем мы пообщались полчаса назад. В руке он держал разломленный ИЖ-54, в патронниках золотились на солнце донышки гильз.

– О! сразу видно,  стендовик, – сказал я поздоровавшись. Он улыбнулся, ответив на приветствие.

Подумалось: «…Тот не промазал бы». Прошел вдоль канавы, перешел дорогу, увидел сиреневого цвета замызганную «Ниву». На фоне зеленых ветвей замелькала ондатровая шапка Пантехи. Загонка, как и предыдущая, оказалась без зверя. 

«Нива» остановилась, из кабины донесся лай собак. Вышли двое, тепло поприветствовали Василия. Один из охотников был мне знаком. Внимание привлек его партнер – моложавый мужчина, невысокого роста, коренастый, в вязаном джемпере, черных шароварах с густой чуприной-оселедцем на голове. «Не иначе, потомок казаков…» – пронеслось в сознании.

– Бабник, охотник от Бога, мясом на базаре торгует… – сказал мой знакомый про своего приятеля. В словах – скрытый восторг: «Умеют же люди жить!» Интерес к новому знакомцу угасает.  

– Может, возьмем ближайшую балку, а вдруг кабан… – предложил «казачок».

– Нет-нет, – отвечают ему.

 Мы  идем за Удай, с трудом пробираемся через уремные места русла речки. Где-то там стоят машины.

– Смотри, куда я наступаю! – сторожится идущий впереди, шаркающий по льду сапогами щупленький Пантеха, – не то провалишься.

 Я следую совету приятеля и  думаю о том, кого можно встретить среди нашего брата. Одни рады одному: лишь бы стать в очередь за мясом, другие – в поисках адреналина, самоутверждения, третьи… Кабанья охота «на булат» практикуется и у нас, в частных хозяйствах. Суть, которой брать вепря не пулей, а штыком. Такой видел у Пантехи, подарок знакомого, лезвие тесака – сантиметров сорок. «Наши охотники тешат себя не с матерыми секачами, а с подсвинками», – рассказывал егерь Иван. Что ж, каждый выбирает ношу по себе.

В последние годы выезды в охотугодья не отличаются особой добычливостью, бывает, за сезон и стрельнешь-то раз-два. А тянет, вновь тянет с какой-то ностальгией в поле, лес, на болота. Так хочется еще раз перевернуть страницу непрочитанной книги. Об охоте.

 

Источник ➝

10 самых странных фактов о бобрах

Хвост бобра на вкус как ростбиф, и его можно есть в пост. 76 бобров однажды стали десантниками и даже пережили полет на парашюте. Раньше считали, что бобр отгрызает себе яйца, почуяв опасность. А самую большую бобровую плотину открыли в 2007 году со спутника.

В честь Международного дня бобра (да, есть и такой) собрали для вас самые лучшие факты об этих лентяях.

Бобра можно есть в пост

По крайней мере, если вы канадский католик. В 1760 году парижский коллеж врачей и факультет богословия официально провозгласил бобра рыбой.

Благодаря этому решению франкоканадские поселенцы в Северной Америке имели полное право есть бобра в постные дни. В конце концов, у него чешуйчатый хвост, и он живет в воде — все по-честному. Кстати, канадские трапперы еще и приручали бобров, чтобы те ловили для них рыбу. Так что для них это были самые полезные твари в мире. 

Хвост бобра на вкус как говядина

Знающие люди говорят, что хвост бобра, приготовленный надлежащим образом, на вкус похож на ростбиф, то есть запеченную говядину. Единственная проблема — он довольно хрящеватый, и при неумелом приготовлении его поедание может превратиться в мучение. К тому же, надо учитывать, что именно в хвосте бобр запасает жир и питательные вещества: зимой он в два раза толще, словно кусок поросенка, а летом — как весло.

Бобр — не трудяга, а лентяй

бобры факты о бобрах отвратительные мужики disgusting men

Бобр — прирожденный строитель, буквально. Для него строительство дамб — это не сознательный труд работяги, а почти что мания. Он работает, повинуясь инстинкту: если молодого бобра поместить в вольер, где нет текущей воды и даже деревьев, он все равно будет пытаться возвести дамбу. Еще он способен не особо напрягаясь повалить за час дерево диаметром 16 см. И при всем при этом бобр — довольно ленивая скотина. Зимой он, например, выходит из своей хатки не чаще, чем раз в две недели, предпочитая расслабляться и похрапывать. 

Раньше люди считали, что бобр отгрызает себе яйца, когда напуган

бобры факты о бобрах отвратительные мужики disgusting menБобр в представлении средневекового художника.

По-латински бобр — caster, что по недоразумению созвучно «кастрату». К тому же, раньше многие ошибочно считали, что ценная «бобровая струя» (выделения его прианальных желез) добывается из его тестикул. Из-за этих сомнительных фактов сложилось поверье, согласно которому бобр якобы отгрызает себе яйца и гениталии, почуяв охотников. Вроде как: «Забирайте и оставьте меня в покое!». На эту утку попались даже великие мужи древности: средневековые монахи, составляющие бестиарии, повторяли ее вслед за Эзопом и Плинием старшим.

76 бобров были десантниками 

бобры факты о бобрах отвратительные мужики disgusting men

Однажды бобры прыгали с парашютом! В 1948 году на западе штате Айдахо начались серьезные проблемы с этими животными. Вместо того, чтобы по старой доброй традиции перестрелять их, решили действовать гуманно и просто переселить подальше в глушь. Чиновник из местного рыбнадзора по имени Элмо Хитер предложил воспользоваться скопившимися после Второй мировой парашютами и десантировать бобров за пределами штата. Так и сделали: переловили всех неугодных (76 особей) и скинули их над новым местом проживания. Погиб только один из них, остальные дали жизнь популяции, которая существует до сих пор.

Самую большую бобровую плотину открыли со спутника

бобры факты о бобрах отвратительные мужики disgusting men
Путешественник Роб Марк на фоне самой большой бобровой плотины.

Самая большая бобровая плотина в мире построена в Канадской глуши. На севере провинции Альберта, если точнее. Она протянулась на 850 метров, и ее удалось обнаружить со спутника в 2007 году. Однако строить ее начали как минимум в 1970-х, так что это — результат усилий множества поколений бобров. В 2014 году плотину посетил исследователь и член Нью-йоркского клуба путешественников Роб Марк. Ему пришлось идти пять дней по тайге и болотам, и он едва не утонул в одном из них. Придя на место, Роб был слегка разочарован, так как плотина оказалась довольно низкой, заросшей и нефотогеничной, а бобры попрятались, завидев его. Но он в любом случае рад, что стал первым человеком, открывшим плотину и называет это «своей бобровой Одиссеей».

Раньше бобры были гигантскими. Примерно с Майка Тайсона

бобры факты о бобрах отвратительные мужики disgusting menCastoroides ohioensis. Гигантский бобер.

Нынешние бобры в своей лучшей форме достигают высоты 10-летнего ребенка (если встанут на задние лапы, конечно же). Но в древности они были намного больше. В Северной Америке времен Плейстоцена жили гигантские бобры Castoroides ohioensis, которые весили 125 килограммов и достигали длины 2.2 метра (с хвостом — все 2.7). Они были не только больше нынешних, но и значительно глупее. Их мозг был невелик относительно тела, а это значит, что им, скорее всего, были недоступны сложные модели поведения, характерные для современных бобров. Кастороидес вымер несколько тысяч лет назад, также как мамонты, мастодонты и лошади ледникового периода — из-за экологического кризиса. Но наверняка помогли и древние охотники: по крайней мере, у индейцев сохранились легенды о гигантских бобрах и войне с ними.

Веки бобров работают как очки, а хвост — как сигнализация

Бобры невероятно круто приспособлены к жизни строителя плотин. Намного лучше, чем может показаться на первый взгляд. У них есть прозрачные веки, которые работают как очки, и клапаны, которые закрывают ноздри и уши во время погружения.

бобры факты о бобрах отвратительные мужики disgusting men

Зубы бобра оранжевого цвета из-за высокого содержания железа, что делает их прочными. К тому же, их резцы неоднородны: задняя часть кромки прочнее передней, что дает эффект самозатачивающегося лезвия. Хвост бобра не только работает как весло и накопитель жира, но и служит своего рода подставкой-стульчиком, когда он стоит на берегу. Еще он может служить сиреной: бобр, который почуял опасность, бьет хвостом по воде, и этот звук предупреждает его корешей на сотни метров вокруг.

Лапландцы употребляли бобровую струю вместе с табаком

бобры факты о бобрах отвратительные мужики disgusting menБобровые железы.

Сейчас бобровая струя, кастореум, кажется переоцененным ресурсом. Ну, да, она обладает мускусным запахом с ванильными нотами, и оттого использовалась в парфюмерии. Однако раньше считалось, что это — практически панацея от всех болезней. Бобровую струю прописывали от головных болей, лихорадки, эпилепсии и в качестве слабительного. Лапландцы вообще до недавнего времени употребляли кастореум вместе с нюхательным табаком. Кстати, бобровая струя используется в парфюмерии до сих пор. К счастью, синтетическая.

Новое ружье стоило 132 бобровых шкурки

бобры факты о бобрах отвратительные мужики disgusting men

Во времена активного освоения Северной Америки колонистами бобровые шкуры стали повсеместной колониальной валютой. Причем курс был достаточно устойчивым: на протяжении XVIII века новое ружье стоило в районе 132 шкурок. 

Нерест 2020: чем и где можно рыбачить без штрафа

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх