Охота и рыбалка

25 600 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Лисовский
    Это точно . Пора бы уже знать , что рыбы абсолютно ничего из воды не видят . Могут чувствовать , только свет и тень и...Щуки-наблюдательницы
  • Modest Abramovih
    ТреплоЩуки-наблюдательницы
  • Тахир Сукуров
    И акула Каракула Правым глазом подмигнула. И хохочет, и хохочет, Будто кто её щекочетЩуки-наблюдательницы

Рыбацкие приключения

Рыбацкие приключения

Давно уже пролетели, как один миг, насыщенные летние дни. Долгие зимние вечера тянулись бесконечно. Что и говорить, когда забываешь о времени, оно уходит незаметно, а очень хотелось вернуть еще денек. Половить упитанных подъязков, побродить по берегу. Окунуться, так сказать, с головой... Я и не предполагал, что мое желание сбудется в буквальном смысле этого слова уже в ближайшее время!

Зимой котлован не замерзал, и там по-прежнему было полно рыбаков, ловивших уже на мотыля вместо опарыша. Но идти туда с летней удочкой и в варежках не хотелось. Я ждал потепления...

Побег с учебы

Весна в тот год наступила рано. Вода в реке разлилась и затопила прибрежные кусты. Солнышко разогрело замерзшую землю. Журчали ручьи. Обнажились под снегом бугорки с травой и обратили на себя внимание первыми желтыми цветами мать-и-мачехи. И чем теплее становилось на улице, тем томительнее было ожидание выходного дня. Я уже купил мотыли и перепроверил снасти...

В это время подходила к финальной стадии учеба в школе. А еще следовало посещать подготовительные курсы в техникуме. В пятницу, вместо того чтобы отправиться за новой порцией знаний, я схватил удочку и скрылся из дома, пока никто не видел.

Для конспирации надел щегольскую одежду: парадную куртку, свитер, наглаженные брюки.

На мне были также ботиночки, пахнущие гуталином, и фуражка. А чтобы уж совсем никто не догадался, я вместо удочки нес в руке пакет, завернутый в газету и обмотанный нитками.

Верхом на трубе

Дорога была грязной от таявшего снега, но это не помешало мне добраться стерильно чистым до места назначения. Воздух наполнился знакомыми запахами испаряющейся воды. На берегах, истоптанных рыбаками, стояли унылые, насквозь просвечивающие деревья. Краснотал только-только надумал опушить свою наготу. Набухшая река затопила водопад и уже не так торопилась убежать, как летом.

Я пробрался по мосту на другую сторону, где было параллельное русло с огромной трубой через него. Продрогшие удильщики, образовав кольцо, сидели на бревнышках у пылающего костра и мирно беседовали. Двое «бывалых» специально дожидались вечера, чтобы после захода солнца ловить под кустами подустов. Судя по разговорам, компания собралась интересная.

Но меня влекло сюда совсем не общение. Быстренько освободив завернутую удочку от газеты и захватив ее с собой, чтобы сидеть, не пачкая брюк, я пополз по трубе. Она была теплой от горячей воды, а верх блестел. От воды меня отделяли несколько метров. При этом труба, как живая, шевелилась под тяжестью моего тела.

Сквозь подостланную газетку я ощущал жар, который приятно согревал мне душу. Настроение было приподнятое. Осталось только изловить кого-нибудь и вернуться домой незамеченным!

Язь — на крючке!

Леску пришлось отмотать в два раза длинней удочки, чтобы достать до воды и сделать проводку. Подсеченную рыбу не так-то просто было поднять, поэтому очень часто, кувыркаясь, она срывалась с крючка и возвращалась в родную стихию.

И вот священнодействие по забрасыванию снасти завершилось. Поплавок занял вертикальное положение внизу и, подхваченный течением, начал свое первое путешествие в незнакомом месте. Проплыв два метра, он резко нырнул. Тут же последовала подсечка. Удилище согнулось, а рыба бросилась вниз по течению.

Я инстинктивно отклонился спиной вперед, парируя мощный рывок. На поверхность поднялся язь, и крючок со свистом вылетел из его рта. Моя голова, получившая удар грузилом по лбу, резко откачнулась назад. Верхняя часть тела перевесила ноги в ботинках, опущенные с трубы.

Первый весенний заплыв

Последовало великолепное сальто с прогибом назад! Ударившись спиной о воду, я погрузился на дно вместе с удочкой. Но мне удалось быстро всплыть. Первым, что услышал, поднявшись на поверхность, было лошадиное ржание рыбаков! Люди у костра прямо-таки давились от смеха. И никому из них даже на ум не пришло броситься мне на помощь!

Моя фуражка зацепилась за крючок и держалась на плаву. Я неуклюже, потому что мешали одежда и удочка, стал грести к берегу. Да еще меня немного тормозил головной убор, набравший воды.

Добравшись, наконец, до суши, я по пояс увяз в прибрежной вонючей жиже. Когда с трудом выполз и выволок за леску фуражку, у костра все уже практически катались по земле от смеха. А моя первая мысль после вынужденного купания была такая: «Незамеченным вернуться не удастся...».

Отдых на берегу

— Добро пожаловать на огонек! — обратились рыбаки ко мне.

— Как удачно костер разожгли, будто знали! — сказал я, переводя дыхание.

— А мы и не разводили, он тут всегда горит. Называется «летучая мышь» — гаснуть не успевает...

День подходил к концу. Надвигающиеся сумерки разогнали большинство мужчин по домам. Остались только двое, которые продолжали подбрасывать дрова и травить байки. Моя одежда дымилась на колышках, согретая огнем. По мере высыхания облачала худые фрагменты тела, покрытого гусиной кожей. И вот благодаря гостеприимству рыбаков я стал почти как новенький. Одежда приобрела сероватый оттенок, но в темноте выглядела достаточно прилично.

Мне уже можно было возвращаться домой. Но любопытство перед таинственной рыбой под названием подуст взяло верх. Захотел посмотреть, на что она похожа. Мужики не возражали.

— А ты чего не забрасываешь? — спросили они меня.

— А разве будет клевать?

— Тут рыба на все может среагировать. Закидывай, как донку — прямо под ветки!

«Сказочный» подуст

У меня еще оставалась тень сомнения, но уверенные слова новых знакомых воодушили. Так что я пошел за соседний куст и принялся ловить. Взмах удочкой — и грузило полетело в черноту набухшей реки. Движение лески остановилось. Поплавок замер, слегка притопившись, немного не доходя до веток. В отблесках огня было видно, как он уютно устроился на новом месте и слегка покачивался, обласканный снизу небольшим течением.

Соседи вели себя тихо. Как им удавалось поймать подуста?! Почти каждый подъем снасти из воды приносил им увесистую рыбу. Я выходил из своей темной «норки» и разглядывал трофеи при слабом свете языков пламени. Может быть, такой эффект достигался благодаря костру, но рыба выглядела сказочно: серебристая, удлиненная, с опущенным книзу ртом. В среднем экземпляры весили по половине килограмма.

В то время, когда я в очередной раз возвращался к себе на место, поплавок смело «задробил» и попытался исчезнуть. Если бы не успел к нему — упустил бы свою удачу, может быть, навсегда! Эта пойманная мною рыбка остается единственной и по сей день!

После подсечки подуст долго плутал среди веток. В это время мое сердце было готово выскочить наружу. Я сидел на корточках и дирижировал своей длинной «рукой» вверх-вниз. Наконец, чудо свершилось! Подхватил холодную рыбу и отнес ее подальше от воды, чтобы снять с крючка. Руки мелко дрожали.

Конфликт из-за рыбы

Мужики в это время устроили перерыв и сразу заметили меня с уловом.

— Ну, ничего себе!.. Поймал, что ли?

— Да. Вот только что!

— Вась, посчитай-ка рыбу! Что-то мне сдается: поубавилось, немножко. А то мы тут ловим и не видим!

— Два, четыре, шесть… восемнадцать. Слышь, Коль, было девятнадцать! Не слабо нашу рыбку «ловить»??!!

— Да вы что?! Я же только что поймал!..

У меня во рту мгновенно пересохло. Язык онемел.

— Ну, что будем с ним делать? — поинтересовался один из мужиков. — Проучить и отправить домой? А рыбу в котел?

— Ладно, остынь! Парень же не специально. Мамке хотел, наверное, отнести, похвалиться. Так что ли? Пусть идет! — ответил второй. А потом обратился ко мне. — И запомни на будущее, пацан! Это мы такие добрые. Другие могут и голову отвернуть за подобные дела. А теперь убирайся!

— Бегом тебе сказали! — добавил его приятель.

Главное — не унывать!

Все произошло так быстро! Уж не приснилось ли мне? Опомнился я, когда уже на ходу складывал удочку. Она была без лески: видно, оторвал в спешке. Да еще помню, что мешала рыба, зажатая в другой руке.

Меня мучила обида, но, чем ближе подходил к городу, тем больше свет уличных фонарей разгонял мое сумрачное настроение. А на душе становилось все теплее, потому что мне все-таки удалось поймать подуста. Главное — не унывать! Ведь хорошего в этой жизни намного больше.

Сергей Мокеев, г. Владимир

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх