Охота и рыбалка

25 462 подписчика

Свежие комментарии

Ох, и здоровый был медведь!

Ох, и здоровый был медведь!

Дело было примерно в 1986 году в Хакасии. Как-то летом жена допекла меня: «Поедем да поедем — за малиной!».

В Лапин лог за малиной

Надо сказать, что я, как человек, выросший в краю, где всегда изобилие яблок, груш, слив, абрикосов, был крайне тяжел на подъем, когда дело касалось сибирской ягоды. Особенно муторного сбора малины — ну «доставали» меня мошки, пауты, комары, оводы и всякая нечесть лесная. Потому вытащить меня за ягодой, которая ну очень медленно наполняла ведро, было для жены сравни подвигу Геракла.

Выработалось у меня такое правило — выезжать чуть начинало сереть ночное небо, в туман, а иногда и в дождь — в общем, по холодку. И где-то к обеду уже улепетывать домой…

Так и в этот раз. Чуть свет — завел «Днепр», усадил в коляску пару молодых щенят русскоевропейской лайки, коротко привязал их, чтобы не выскочили и не угодили под колесо.

Выгнал мотоцикл за ворота и ожидаю жену, пока та собирает корзины, ведра, какие-то литровые кружки, пояса (на которых носят эти самые ведра и корзины) и рюкзак с едой. Но я точно знал — обедать, как всегда, будем дома.

И пока жена собирается, надо сказать, во что я был тогда одет. Брюки — не помню, но наверняка что-то защитное, а штормовка была пошита местными «кутюрье» из тонкого брезента коричневого цвета — прилично выгоревшая на солнце и потертая.

Сшита по моей просьбе — широко, просторно и вольготно, наподобие шаровар Тараса Бульбы. Ну, и был капюшон.

Наконец, жена, отодвинув щенят в сторону, полностью затарила «носовой трюм» коляски, и мы покатили в урочище Лапин лог за малиной.

Поедем домой!

Приехали. Стали на место. Мотоцикл я сразу развернул в обратную сторону, и мы пошли наверх собирать ягоду. Собирали долго, по моим прикидкам часа два. Спустились ниже. Собачонка потеряла нас и стала завывать на прежней точке табора, откуда мы уже ушли. Завывала самозабвенно — не слушая и не слыша ни криков, ни свиста хозяина.

— Иди, — говорю, — Галина Анатольевна, приведи ее.

Пошла молча — привела. Опять сменили место сбора ягоды, и опять собачка стала выть, потеряв хозяев.

— Сходи, Галина Анатольевна, приведи ее…

Привела, раскраснелась и с ходу говорит:

— Я б ее убила — ну до того глупая!

— Теперь и ты знаешь, почему после охоты не все лайки возвращаются домой… Хорошая собака дома и в тайге — это две большие разницы, как говорят в Одессе…

Собираем дальше. У Галины Анатольевны больше полведра уже!

Я занудился:

— Поедем домой!

Ей не хочется уезжать с такой малины, да и знает: второго раза не будет, так как со следующей субботы открывается охота по перу.

— Ну походи со щенками. Погоняй бурундуков.

Походил, погонял — нет, легче не стало. Жарко, комары… Бурундуки свистят, курлыкают особым свистом — к дождю. Пособирал еще немного.

— Поедем! Сил нет!

— Ты иди к мотоциклу. Я тебя догоню!

Иду, вроде бы соглашаясь… Сам же, посмеиваясь, мыслю: «Щас я тебя припугну — будешь улепетывать…»

Вдогонку жена говорит:

— Оставь щенят, а то страшно — вдруг медведь!

Розыгрыш

Тихо, рысьим зверовым шагом ухожу вниз метров на сто. Поворачиваю обратно, даю большой полукруг и захожу уже выше супруги и ее «охраны» — почти с тыла.

Идти стараюсь не малинником, по пути попадаются куртинки пихтача — по ним и иду на гриву. В пихтачах — мох. Пару раз прошел по старым замшелым колодинам. До того увлекся — и мошки не чувствую!

Осторожно подхожу на 30 метров — дальше до жены сплошная поляна малинника. Слышен разговор Галины Анатольевны с каким-то щенком — учит есть ягоду. Другой, видимо, уже трескает. В общем, в той коммуне — идиллия! Лопают — за ушами трещит!

Натягиваю капюшон на голову, становлюсь на «четыре лапы», изображая медведя, и начинаю «чухать» и фыркать, трещать малинником.

Всполошились щенки… Один смело пошел в атаку на меня. Сучонка же прыгала почти на месте, стараясь выскочить повыше и рассмотреть «зверя». Смелый кобелек подлетел метров на пять уже — видно было по шевелению кустов.

Под правой рукой оказался кусок хорошего дрына — метра два длиной. Взревев дурным медвежьим басом, размахнулся во всю ширину «справа налево», провел-прокосил полосу малинника, затем взметнул дрын вверх и грянул о землю перед щенком. Дрын сломался.

Если после богатырского разворота дубины кобелек, убегая, не был виден (только шевелились кусты да осыпалась переспелая ягода), то после удара о землю он пошел улепетывать скачками — выше малинника, наподобие кенгуру. Я по-прежнему находился в полусогнутом положении.

Моя супруга вела себя подозрительно тихо. И тогда, вставши во весь свой двухметровый рост, сложив на груди трясущиеся «лапы» и поворачивая голову-капюшон, рявкнул еще раз.

Раздался звук набирающего ход старого одышливого паровозика, потом невнятный визг явно не собачьего происхождения — заговорило большое эмалированное ведро, встречаясь с деревьями.

…До мотоцикла напрямую 200 метров преодолеваю не только со своим собственным рекордом, ибо так никогда не бегал и в молодости, но наверняка побив и пару-тройку очень солидных достижений.

Сел на седло мотоцикла, абсолютно задохнувшись. А «поезд» тем временем, набрав обороты, под всеми парами: пыхтя, издавая нечленораздельные вопли, ломая малинник, подрост, тонкие сухие ветки, лупцуя уже пустым ведром, подвывая щенячьими голосами, шел гривой вниз!

Невольно подумал: «Вот бы эту троицу подрядить — загоны гонять! Черта выгонят…». И тогда я закричал:

— Галка! Сюда!

В оригинале: «Ых-ых-ых, Галка! Ых-ых-ых, сюда! Ых-ых-ых…» — не мог отдышаться.

Компания услышала и повернула к мотоциклу. Пытаюсь привести в норму дыхание — дышу полной грудью. Первыми из чащи показались щенки. Кобелек быстро успокоился, а сучонка напружила все тело и изредка базлала в сторону ягодника, поджав хвост к брюху. Показалась и Галина Анатольевна. Слезы, крики, от щек — прикуривать можно. Ведро пустое. И атака на меня:

— А-а-а! Бросил меня!.. А-а-а! Нас медведь!.. А-а-а! Чуть не сожрал!..

Опешив от несправедливости, говорю:

— Как это бросил? Звал-звал — нет, ты докопалась до этой ягоды!

Жена постояла, с минуту осмысливая и с трудом переключаясь на другой канал, опять завелась:

— Говорил, все собаки по медведю работают! А они!..

Отвернувшись в сторону, чтобы не выдать себя, прикусил губу — стал тянуть время. Надеялся, она немного успокоится. Душил дурацкий смех…

— Медведя-то хоть видела?

Взмахнув во весь рост руками, жена, как присягая, ответила:

— Ох , и здоровый был медведь!

Валентин Козлов, Красноярский край

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх