Навязчивый карп

выловленный карп

Лето, пожалуй, самое прекрасное время года. Особенно хороша природа после прошедшего накануне дождика, когда перестают хлестать по махровым листьям прибрежной бузины последние капли. А на небе выглядывает из-за преобразившейся в прозрачное облачко некогда тяжелой и мрачной тучи румяный колобок солнца. И тогда, глядя на окружающую тебя атмосферу, почувствуешь, что на сердце вдруг стало так хорошо, как будто бы ты неожиданно получил радостное и очень важное сообщение…

Дождь прошел, и вновь зачирикали, запели, лесные птахи, затрещали кузнечики, и мир сразу же преобразился.

В это время, как правило, наступает хороший клев. Ивану Новоселову, киномеханику сельского клуба, поехавшему отдыхать вместе со своими коллегами, не хотелось уходить далеко от воды. Он только что забросил удочку и с нетерпением ожидал, когда клюнет рыба. Его все настойчивее звали к костру, а Иван не желал оставлять снасть.

Киномеханик согласился отправиться на катере с приятелями только из-за рыбалки. Когда еще удастся половить на Медвежьем острове? В прошлые годы можно было добраться до острова на старой резиновой лодке, доставшейся по наследству от отца. Осенью она была в относительно хорошем состоянии.

Однако в жизни ничего нет вечного… Когда перед открытием сезона навигации Новоселов попытался в первый раз накачать лодку, то резина не выдержала, и в корпусе образовалась большая рваная дыра… Пришлось принимать приглашение коллег отдохнуть вместе на острове…

Поединок с невидимым противником

Только Иван взялся за древко удилища, чтобы вытащить леску из воды, как запрыгала, заиграла на солнце веселая красная головка поплавка! Рыбак стал потихоньку подергивать снасть и ощутил на другом конце что-то тяжелое.

Несмотря на то что его продолжали звать подкрепиться, Новоселов продолжал пытаться подвести к берегу обитателя водоема. Последний же, казалось, боролся из последних сил. И, когда до суши оставалось каких-то полтора метра, сопротивление вдруг прекратилось. Иван вытащил из воды леску без крючка. Невидимый противник рыбака стал победителем в данном поединке.

Подошел к Новоселову тучный директор районной киносети Василий Максимович Неретов. — крупных размеров мужчина, который без конца вытирал пот со лба. Ивану казалось, что природа «грубо поработала», создавая этого начальника. При встречах с ним киномеханик невольно вспоминал гоголевского героя Собакевича.

Странно было, что при такой комплекции Василий Максимович имел чуть ли ни детский писклявый голос. Слушая Неретова, Новоселов всегда с большим трудом удерживался от смеха. Вот и на этот раз Иван подавил улыбку, вступив в разговор с «высоким начальством».

Оказалось, что директор тоже увлекался рыбалкой, но в данный момент не имел снастей и желал получить помощь в данном вопросе. Проблем с поиском снаряжения не возникло. Новоселов никогда летом не ходил на водоем только с одной удочкой и без запасных крючков и лески, поэтому готов был поделиться с начальством.

Подладив и вручив Неретову «дублирующую» снасть, киномеханик вернулся к рыбалке. На этот раз он решил использовать приготовленную накануне прикормку. Ему не нравилось ловить в компании, когда кто-либо стоял рядом и смотрел. Увидев, что Василий Максимович направился к одинокой бузине, Иван прошел к невысоким зарослям тальника.

Мгновенная реакция

Не успел забросить снасть в воду, как на поплавок уселась синекрылая прозрачная стрекоза. Этих существ, а также лягушек Новоселов выделял из всей живности, встречавшейся на рыбалке. Им он симпатизировал.

И сейчас ему не хотелось нарушать спокойствие стрекозы, но такая «пассажирка» на поплавке была нежелательна. Иван легонько подергал удилище, чтобы крылатое создание не мешало и освободило место. Насекомое без возражений улетело.

С киномехаником на рыбалке случались различные истории. Бывало, что он оставался без наживки, но у него никогда не поднялась бы рука, чтобы нацепить на крючок стрекозу. А в отношении мух такой деликатности можно было не проявлять…

Тем временем Иван ощутил поклевку, сделал подсечку и стал потихоньку выводить невидимую рыбу к берегу. Вскоре в воздухе затрепетала поднятая из глубин серебристая плотва средних размеров. И, когда до садка оставались последние сантиметры, рыба вдруг… сорвалась с крючка!

Иван, еще не уяснив и осознав толком, что происходит, отреагировал мгновенно. Как был в одежде, так сразу щучкой прыгнул в воду и… поймал свою добычу. Чебак затрепетал в ладонях, силясь уйти, но хватка была крепкая. Спустя несколько секунд рыбка оказалась в заветном садке. Начало было положено.

Вновь взявшись за снасть, Иван не сразу обратил внимание на свои ноги. Оказывается, одна штанина порвалась. Видимо где-то зацепилась за какую-то корягу, когда пришлось нырять за плотвой. Еще хорошо, что не поранились ноги.

Отжав одежду от воды, Новоселов возобновил рыбалку. Следующие три карасика и пара окуньков были пойманы без особых происшествий. Захотелось перекусить, но приходилось терпеть и продолжать лов. Вся добытая рыба предназначалась для общей ухи. «Страждущих ртов» было много, а людей со снастями на берегу «раз-два и…обчелся».

Размышления на берегу

В это время к Ивану подошел запыхавшийся, отдувавшийся на каждом шагу Неретов и похвастался:

— Смотри, какие чудеса в решете у нас происходят!

Киномеханик вначале недоуменно поднял глаза на говорившего, затем перевел взгляд на руки собеседника, где и увидел приличных размеров выловленного карпа.

— Он меченый! — сообщил Василий Максимович своим писклявым голосом.

Приглядевшись, Новоселов обнаружил, что у рыбы торчит изо рта крючок с обрывком лески.

— Стало быть, это мой сбежавший любимчик! — заключил Иван. — Отдай мне его! Ведь он по праву мой.

Немного поколебавшись, Неретов протянул рыбину. Новоселов осторожно вынул крючок изо рта карпа, затем покачал его на руках, как бы взвешивая, и, подойдя к воде, отпустил страдальца на свободу.

— Ну, ты, Иван, и «дал дрозда»! — воскликнул Василий Максимович. — Если бы я знал заранее, то вообще промолчал бы и не показывал бы его тебе! Это же надо… Можно сказать, что ты сейчас третью часть нашей ухи выпустил в воду!

— Ничего, сейчас еще поймаем. А за эту рыбу ты на меня, Максимыч, не обижайся. Я сделал все правильно.

После этого недолгого разговора собеседники разошлись в разные стороны. Иван слышал, как большой и грузный Неретов, идя к своему месту рыбалки, что-то бубнил себе под нос. «Наверно, ругается на меня…» — мысленно предположил киномеханик.

Снова забросил удочку в воду, и опять на поплавок уселась синекрылая стрекоза. «Интересно, это другая? Или та же самая? — подумал Новоселов. — Наверно, все ж другая… Хотя, принимая в расчет историю с карпом, ничего нельзя исключать».

На этот раз рыбак не стал прогонять свою крылатую спутницу. «Пусть посидит, порадуется жизни. А выловленного карпа я все-таки правильно отпустил. Бог с ней… с ухой! — размышлял Иван. — Почему же природа так устроена? Ведь вот какое дело… Чтобы сварить уху и порадоваться вместе с товарищами вкусной пище, приходится лишать жизни ни в чем не повинную рыбу».

В это время Новоселов услышал крики — другие отдыхающие звали удильщиков к костру. «Ну что же, пора и перекусить!» — подумал Иван и неторопливой походкой направился к товарищам…

Геннадий Лысенко, г. Новосибирск

Источник ➝

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх