Трофейная охота - совершенно особое направление

У каждого свой путь. Одни отдают предпочтение охоте на пернатую дичь, другие — на копытных, третьи — на водоплавающих птиц… Но есть в охоте совершенно особое направление — трофейная охота.

Ежегодно Управление Чукотского автономного округа выдает порядка 3–7 тысяч разрешений на добычу охотничьих ресурсов: морских зверей, дикого северного оленя, водоплавающую дичь, пушного зверя. Фото Александра Протасова.

Ежегодно Управление Чукотского автономного округа выдает порядка 3–7 тысяч разрешений на добычу охотничьих ресурсов: морских зверей, дикого северного оленя, водоплавающую дичь, пушного зверя. Фото Александра Протасова.

Охотники за трофеями готовы отправиться в далекие дали, только бы, невзирая на траты, осуществить свою мечту и добыть одного единственного зверя — трофейного.

Самое главное для них — возможность путешествовать в прекраснейший мир дикой природы, будь то Россия, Европа или Африка.

Путешествующие охотники имеют возможность сравнивать и давать оценку особенностям ведения охотничьего хозяйства в тех или иных странах. Их рассказы — ценнейший опыт увлеченных людей.

Всем известна Большая африканская пятерка, куда входят слон, носорог, леопард, лев и буйвол.

Но и на других континентах существуют свои списки трофейных животных.

Так, в России Ассоциация «Росохотрыболовсоюз» создала свои проекты, такие как «Великолепная семерка» и «Горная пятерка».

Понятно, что в наши дни собрать знаменитую пятерку престижно, но очень сложно, причем по многим причинам, и не только финансовым. А вот национальные номинации вполне доступны, поскольку все виды, которые в нее входят, считаются традиционно охотничьими и массовыми.


Во всем мире известны воздушные работяги МИ-8. Без них ни заброситься в охотничий лагерь, ни вернуться с трофеем в цивилизацию. Фото Александра Протасова.

Конечно, и тут на полный сбор потребуются годы. Я горд, что являюсь тринадцатым по счету охотником, получившим «Великолепную семерку» — престижную награду, стимулирующую трофейное направление в нашей стране. У каждого, кто получил эту награду, был свой путь к ней.

Для меня, например, наиболее сложным видом трофейной охоты стала рысь. Чтобы взять таежную кошку, мне потребовалось пять лет. Я не буду останавливаться на причине столь долгих неудач, они носили комплексный характер. Главное — выводы сделаны, и, надеюсь, ошибки больше не повторятся.

В любой охоте на зверя очень важен профессионализм аутфитеров, местных егерей, а также доскональное знание угодий и тщательная подготовка охоты. Если сухо описать хронику моей охоты на рысь, то выглядеть это будет примерно так.

Номер на опушке леса. Загонщики с лайками, выйдя на след кошки, спустили собак. Через несколько минут появилась рысь. Вот она пошла в моем направлении. Подпустил ее на выстрел. Пара дуплетов картечью… Все просто, коротко и ясно, но…

Позади четыре года выездов в разные области Европейской России, и лишь пятый год остался в памяти как одна из ярких страниц моей жизни: точка в сборе семи российских трофеев была поставлена в Вятской тайге.


Рысь обычно добывают при случайных встречах на охоте на куницу или соболя. В наши дни крайне редко на нее охотятся со специально с обученными лайками. Фото Александра Протасова.

Что дает трофейная охота каждому из нас? Прежде всего эмоции, любовь к жизни, стремление вновь и вновь испытать себя. Когда речь заходит о «Горной пятерке», я вспоминаю серну. Казалось бы, обычный охотничий трофей, обитает в странах Западной Европы.

А вот в России у серны своя история. Она обитает только на Кавказе, и пока она охотничий вид. Пока, так как в ряде мест ее численность резко снизилась. Похоже, властям выгоднее накладывать запреты, чем заниматься подъемом численности охотничьих
животных.

Трофейные охоты приносят львиную долю доходов в бюджеты охотничьих стран. В качестве примера возьмем Новую Зеландию, Австралию, США. Здесь множество видов животных, на которых можно поохотиться трофейному охотнику. США ассоциируются с бизоном, и сегодня взять трофейного зверя не проблема.

Нам, читавшим Майн Рида, Фенимора Купера, заманчиво поохотиться на бизона, и к тому же можно использовать в качестве оружия знаменитый винчестер или винтовку Шарпа. Ощущение — побывал на Диком Западе.

Теперь бизонов можно увидеть либо на огромных ранчо, либо на индейских территориях, но и там и там на них охотятся, а у нас на зубров охота селекционная, разрешена выборочно.


Символ Дикого Запада — американский бизон. Фото Александра Протасова.

В Австралию в свое время завезли водяного буйвола. Вначале это было домашнее животное, но подобно мустангам, попав в дикую природу, буйволы быстро одичали и, размножившись, стали привычным объектом охоты.

Теперь многие зарубежные охотники приезжают на пятый континент, чтобы добыть самца азиатского буйвола и украсить свою трофейную комнату роскошными рогами. Страна получает тройную выгоду от иностранных охотников: деньги от клиентов, сокращение поголовья животного, являющегося конкурентом домашнего скота, и наконец, продажа мяса в ресторанные сети.

Я не хочу сказать, что в России совсем плохи дела с охотой, но могли бы быть и лучше. Так хочется, чтобы наша страна была привлекательнее зарубежных стран в охоте!

Например, чтобы добыть пятнистого оленя, необязательно лететь на Дальний Восток, тем более этот прекраснейший представитель копытных животных там занесен в Красную книгу, а во многих охотничьих хозяйствах европейской части России он прекрасно себя чувствует и на него ведется охота.

Например, осенью я выезжал на трофейного пятнистого оленя во Владимирскую область. В Суздальском районе также сохранилась группировка пятнистых оленей, выпущенных еще во времена СССР. Много пятнистого оленя в Воронежской и Ростовской областях, так что охотники могут выезжать за трофейным зверем, не совершая далеких и сложных поездок.


Квадроциклы получили популярность, после того как доказали, что поразительно удобны для перемещения по бездорожью. ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Отдельно хотелось бы отметить трофейную охоту на бурого медведя. Зверь опасный, крепкий на рану, дарит незабываемые ощущения. В России, США и Канаде охота на медведей традиционна, а потому поощряется.

Я не говорю о странах Центральной Европы, таких как Румыния и Болгария, где также разрешена охота на бурого медведя, но это все же единичные трофеи. В России же охотники могут выбирать.

У нас есть и Камчатка, и Дальний Восток, и Восточная Сибирь, где обитают самые крупные подвиды. Мы можем охотиться в европейской части России, на Кавказе. Выбор есть, значит, охотник вправе выбирать охоту по душе. Я предпочитаю классические охоты, например с лайками.


Многие охотники совершают специальные туры, чтобы добыть экзотические трофеи. Фото Александра Протасова.

Сегодня в стране охота на берлоге под запретом, но разрешена после выхода зверя из зимней спячки. Одна из таких охот была в Удмуртии. В конце апреля успешно прошла охота на бурого медведя с западносибирскими лайками в Ижевском районе. Было затрачено трое суток на поиск достойного трофея в тайге.

Зверь несколько раз уходил от лаек через разлившуюся реку, но мы не теряли надежды и продолжали преследование. И удача нам улыбнулась. Собаки остановили зверя, и мне удалось добыть трофей с первого выстрела, подойдя на тридцать шагов с карабином калибра .375 H&H Mag, c пулей 19,5 g UNI classic RWS.

Я помню каждое мгновение той охоты, измотанных собак, довольных результатом егерей, свою радость…

Но вернемся к грустным моментам российской действительности. В прошлом году в Правила охоты были введены изменения, существенно ограничивающие обучение и подготовку собак охотничьих пород.

Особенно печально было узнать, что многие притравочные станции оказались вне закона, победили пока те, кто ненавидит охоту.

Да, ограничения не коснулись использования лаек при весенней охоте на медведя. Повторюсь: поскольку численность бурых медведей после запрета добычи на берлоге существенно возросла во многих областях страны, то следует ожидать и дальнейшего роста. Но охотники понимают, чем это может грозить населению страны.

Пока случаи нападения медведя на человека происходят в Сибири, но потом теряющий страх зверь станет угрозой для жизни людей и на европейской части России. Я бы не хотел читать о таких происшествиях, но это рано или поздно случится.


Фото Александра Протасова.

И снова хочу напомнить о том, что главным трофеем становятся наши путешествия по стране. Для меня как охотника особое место занимают горы России: Кавказ, территории северо-востока, дикие края Чукотки, Камчатки, Магаданской области, Хабаровского края.

Именно они позволили мне получить специальную охотничью награду РОРС «Горная пятерка». Ее получают охотники, добывшие пять видов горных животных, обитающих на территории нашей страны. И в их числе моя гордость — прекрасный трофей камчатского снежного барана.

По результатам официальных измерений (177 3/8) этот трофей некоторое время являлся чемпионом SCI.

Охотник за трофеями никогда не должен терять надежду, верить в себя и охотничью удачу. Так было в поездке в Северную Осетию за дагестанским туром в конце декабря (не самый лучший месяц для охоты в горах). На склонах, где обитают эти животные, выпал снег, что усложнило передвижение.

День за днем шли поиски трофейного зверя в многочисленных ущельях. Туры были, но подойти на расстояние уверенного выстрела не удавалось. На пятый день организаторы пошли на риск и решили провести охоту в ущелье, куда местные охотники не решались ходить даже в благоприятный сезон.


В России бурый медведь — обычный охотничий зверь, и это вызывает добрую зависть у большинства европейских охотников. Фото Александра Протасова.

Приехав на новое место, мы впятером совершили восхождение с 1700 до 2100 метров. Этот подъем занял более двух часов, после чего мы разошлись. Два егеря отправиличь вперед и обнаружили группу из трех животных, в которой находился десятилетний самец.

В результате умных и согласованных действий группы сопровождения мы оказались в 200 метрах от туров. И я не упустил последний шанс. На память остались фотографии, сделанные почти в полной темноте. Предварительная оценка трофея по шкале SCI —139 баллов.

Можно бесконечно вспоминать о своих охотах, и все же главное в них — чудесный мир дикой природы. Пики гор. Зубчатые гребни и крутые склоны. Камни, покрытые серыми или зеленоватыми лишайниками. Нетающие снежники. Склоны под выпавшим снегом. Проходы по звериным тропам…

Все это могут увидеть и запомнить навсегда только увлеченные охотой люди.

Источник