Охота и рыбалка

25 580 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Акулов
    Советы неправильные! Надо делать пули и патроны так ... Чтобы пули и патроны вылетали из ствола в мо...Модернизированная...
  • Мухтар Муслихов
    Явно это был медвежонок, который еще не вкусил трофеи бледнолицых городских рыбаков, иначе бы уже на первом привале с...Любопытный медведь
  • Александр Лисовский
    Белую рыбу зимой не ловлю , только окуня судака и щуку . Бывает конечно и попадается , но это уже случайно . Зимой ры...Если к лунке «при...

В гостях у Мультинской царицы

Горный Алтай — это словосочетание многие годы волнует души людей разного пола, возраста и вероисповедания. К слову сказать, не только души соотечественников волнует «горный» — как его чаще привыкли именовать в простонародье, но и людей других стран влечёт он словно магнит.

фото: Сергея Ликсонова

фото: Сергея Ликсонова

Диву даёшься, когда начинаешь беседовать с местными жителями — искренне удивляются они такому нашему интересу к их родному краю.

«Да, что тут у нас такого — скалы, да горы — ничего особенного. Не то, что там у вас» — завидуют они. А мы все едем и едем в гости к этим горам, скалам, речушкам и озёрам, напитанным чудовищной природной энергетикой.

Об одной такой поездке я и хочу рассказать моему слушателю.

Поездка была особенно, как говорится в народе — «аховой», где ужас, отчаяние и восторг переплелись так тесно и монолитно, что разлучить их было просто невозможно. Но обо всем по-порядку.

-Серёга привет! — слышу я в трубке голос своего друга по институту Олега, — чем на выходные занимаешься?

-Ничем, вроде. А что?

-Может, в пятницу рванём в «горный»?

-Ты, как в воду глядел! Мы на следующие выходные как раз собирались! — восторженно объявляю я другу, — но, думаю, что можно и на эти «выхи» рвануть! А куда и с кем?

-Помнишь, когда на косулю в Усть-Коксу прошлый год ездили, нам рекомендовали посетить Мультинские озера, вот на них и хотелось бы попасть. Мы всей семьёй собрались, и брат — Игорь, со своими, тоже с нами.

-Хорошо. Понял. Сегодня вечером порешаем с домашними и созвонимся — на этом наш разговор закончился.

Вечером был семейный совет, на котором единогласно решили, что, не смотря на дальнюю дорогу, посетить Мультинские озера было бы неплохо.

ПОЕЗДКА

30 августа 2 часа 30 минут ночи — наша семья выезжает.

Долетев из Павловска до Барнаула за 17 минут, мы обнаружили, что в точке сбора никого нет. Меня всегда расстраивает непунктуальность в таких вопросах. Поэтому начинаю звонить «опоздунам» и выражать недовольство. Оказалось, что наша дружная компания ещё только обувается и идёт в гараж за машиной. Делать нечего — коротаем время в авто под мелодии любимого радио.

Через час ожидания мы все же выдвигаемся — «Горный» — встречай нас!

Ночная трасса пуста. Моросящий дождь делает её яркой в свете множества фонарей, рекламных щитов, кое-где работающих светофоров.

 

В гостях у Мультинской царицы

фото: Сергея Ликсонова

 

Вырвавшись из города, мчим в сторону Бийска, миновав который, можно считать, попадаем в Горный Алтай. Нас десять человек — шестеро взрослых и четверо детей разного возраста.

Загодя решили, что поедем в спокойном режиме, со скоростью не более ста километров в час.

Так как предполагался семейный отдых, а не туризм в прямом смысле этого слова, то скарб наш был чудовищно богат всякими излишествами, призванными создать уют и комфорт. Хотя, если честно, то мне всегда импонируют именно автономные вылазки, когда можно оторваться от привычного маршрута и направить себя «чёрти-куда».

В общем везли мы с собой все, что нужно, но ещё больше того — чего не нужно совсем — семейный туризм, чёрт побери!

По дороге посетили памятное место — часовню, место трагедии, где погиб Михаил Евдокимов — светлая память этому человеку. Здесь мы останавливаемся при всяком случае, когда проезжаем мимо.

Трасса петляет и вьётся лентой неминуемо приближая нас к заветной цели. Вот и миновали границу с Республикой и мчим дальше. За окном мелькают знакомые с детства города и села — Майма, Горно-Алтайск, Соузга, Манжерок, Усть-Муны, Усть-Сёма, Камлак.

Добравшись до села Черга, сворачиваем направо, и следуем по трассе 84К-122 в сторону села Улусчерга, а далее следуем до Усть-Кана, где передохнув и сделав несколько фото на память, продолжаем свой путь до города Усть-Кокса.

На протяжении всего пути нас окружает неимоверная красота здешних мест. Это и величественные горы с белками в дали, это перевалы и ущелья, это горные реки и речушки, родники, ключи и ещё великое множество дикой, вдохновляющей красоты природы Горного Алтая.

Здесь понимаешь, что чтобы понять и впитать эту красоту, нужно идти пешком, или, на крайний случай передвигаться на велосипеде, что и делают многие туристы встречающиеся нам по пути. А нам остаётся лишь остановиться для очередного красочного фото, или лёгкого перекуса в живописном месте.

В 14 часов 40 минут мы въезжаем в Усть-Коксу, где нас ждёт мой друг Владимир К. — местный житель обещавший помочь нам в доставке до конечной цели нашего пути. Но в самый неподходящий момент случилась беда — сломалось средство доставки — видавший виды «проходимец» ГАЗ 66.

Дело в том, что остаток пути до Мультинских озёр можно преодолеть либо пешком, либо на подготовленной технике, ибо дорог, после деревни Мульта, что расположена в 35 километрах от Усть-Коксы, в принципе нет. Но все оказалось ещё хуже, чем нас предупреждали…

УЖАС

В семь вечера на площадку, где мы расположились своим цыганским табором, вкатила «усталая» «шишига» — так именуют в народе армейский вездеход ГАЗ66.

Водитель Сергей с улыбкой на лице поведал кратко о причинах задержки, но пообещал, что до озера долетим быстро. Это хоть как-то нас приободрило, но не так что до восторга — провести в ожидании на солнцепёке ЧЕТЫРЕ часа — это нужно постараться — взбодриться. Но, тем не менее, погрузив свой «туристический» скарб в будку авто, мы настроились на лучшее.

РАНО! По дороге подобрали ещё кого-то из туристов, потом ещё и ещё. К селу Мульта подъехали набитые в душную будку шишиги, словно пресервы в банке. Причём подобранные пассажиры, как мы поняли, тоже не рассчитывали на дискомфорт от присутствия «лишних».

От деревни Мульта шишига пошла круто в горы, но на полпути нас ждало очередное испытание — на «дороге» возникло препятствие — ворота. Было удивительно видеть средь нагромождения камней, брёвен, растущих деревьев и кустарников — огромные, непобедимые ворота, да ещё и закрытые на замок. И объехать их невозможно.

 

В гостях у Мультинской царицы

фото: Сергея Ликсонова

 

Через решётку ворот с противоположной стороны на нас смотрели такие же туристы, но возвращающиеся домой. Не пойму, кто кому больше завидовал или жалел, но лица у всех были скорбными.

«Заключённые» с той стороны поведали нам, что открытия ворот они ждут с обеда, но «хозяина» владений под названием Маральник 1 им отыскать не удалось, а водители шишиг ломать замок наотрез отказывались.

Лишь многим позже мы узнали, что это местная тактика по изыманию денег у бедных туристов — кому домой, или на озера нужно «срочно» — те платят и ключ от «ворот рая» находится быстро, ну, а всех остальных «маринуют» местные «предприниматели».

Так как в этот раз ни с одной, ни с другой стороны «опытных» в этом деле туристов не оказалось, то через час откуда ни возьмись появился ключ и ворота распахнулись. Так мы продолжили свой маршрут.

Опытный водитель пояснил, что до места осталось чуть более тринадцати километров. Но сказал он это с какой-то таинственной не то ухмылкой, не то усмешкой — понять было невозможно. Но понимание пришло приблизительно через полчаса пути…

Я кимарил, когда вдруг понял, что куда-то лечу. Потом, не успев ещё открыть глаза, почувствовал, что головой пробиваю не то потолок, не то стенку будки автомобиля, а ещё через мгновение чьё-то тело обрушилось на меня.

Открыв глаза, я не мог рассмотреть ничего вокруг себя — так было темно к этому времени. Кругом все летало, скрипело, слышались чьи-то стоны, ругань, бряцанье вещей и рёв двигателя автомобиля.

Удары кулаками по будке в районе водительской кабины результатов не дали, и мы продолжали хаотично перемешиваться в кабине как ингредиенты винегрета. Ухватиться за что-либо не представлялось возможным, ибо все за что я хватался, летало по салону вместе со мной и такими же как я горе-туристами. Было страшно за детей.

Пытаясь в темноте выловить своего ребёнка, я отловил детей своих друзей. Попытки докричаться хоть до кого-то успехом не увенчались. Приблизительно через час пути мы утряслись до плотного состояния и лишь изредка покидали свои места для того чтобы перелететь к противоположному борту будки — так кренило наше авто по горно-таёжным ухабам.

Преодолевая очередную рытвину или овраг, кому-то из подсевших туристов удалось рассмотреть, что твориться за окном — дикий крик ужаса огласил тесную будку авто — за окном было отвесное ущелье неопределённой глубины, по краю которого полз наш вездеход.

Более никто в окошки не выглядывал, и иногда до слуха все же доходили слова какой-то молитвы, от чего напряжение внутри нашего «гробика на колёсах» возросло многократно.

Когда машина вдруг покатила практически ровно и ни с того ни с сего остановилась — в будке повисла гробовая тишина.

-Вылезайте, приехали — послышалось из распахнутой двери будки, и яркий луч налобного фонарика резанул по утробе автомобиля.

Никто ничего не ответил и даже не двинулся. Мы словно слились со стенками будки, вросли, втёрлись в её основание и ничто и никто не смог бы нас вырвать из её нутра.

-Аллё! Вылезайте, говорю! Приехали!

Снаружи грохотал гром!!!

С небес лило, словно из ведра, но я бы сказал, как из ванны! Сплошной поток холодного дождя обдал меня, когда я первый выскочил из автомобиля. Я стоял напротив распахнутой двери автомобиля в сланцах, по щиколотку в грязной жиже, в шортах и футболке, и меня орошал ледяной дождь — «мечта» каждого туриста выходного дня!

-Ты куда нас привёз? — ору что есть мочи водителю

-Куда просили — туда и привёз — на озеро. Шмотки выгружайте, мне домой ехать пора — сказал, как отрезал водила и заперся в кабине.

До сих пор не пойму, как мне хватило выдержки, что бы не разнести этот курятник в тот момент. Видимо присутствие детей не позволило разойтись по-полной.

Скрепя зубами, матерно ругаясь в душе, стали выкидывать своё борохло туда, где стояли — в грязь, так как сухого места не было вообще.

Освободив «такси» принимаемся за установку хоть какого-то укрытия для ребятишек.

А дождь все не унимается. Мало того, к грому и ливню добавились всполохи молний, при свете которых нам стало очевидно, что здесь мы и закончим свою жизнь!

-Ребята, пойдёмте за мной, я вам место покажу — вдруг раздался в темноте мягкий, успокаивающий женский голос.

 

В гостях у Мультинской царицы

фото: Сергея Ликсонова

 

Перед нами стояла невысокое создание, покрытое балахоном так, что ни лица, ни чего-либо ещё, разобрать было не возможно. Повинуясь ему, этому существу, я пошёл следом. Не пройдя и тридцати метров, натыкаемся на первую палатку. Потом ещё и еще.

Я как кутёнок следую за своим поводырём, изредка оборачиваясь, чтоб не потерять ориентир, но это излишне — Олег и Игорь завели мобильный генератор и под тентом, где расположились дети и жены, уже горела «лампочка Ильича». Я с облегчением выдохнул и уже не терял из вида своего гида.

-Вот! Здесь хорошее место. Вот костровище, а вон там, метрах в тридцати расположен туалет — указывает мне в темноту спасительница, — будут вопросы — обращайтесь. Я в домике живу…

После этих слов мой гид растворился в темноте, а я вернулся к озябшей, трясущейся от холода компании своих друзей.

Перетаскав свой скарб в указанное место, сразу же принялись устанавливать палатки, после чего переоделись в сухое и тёплое. Уставшие, измотанные ребятишки повалились спать. Супруги Олега и Игоря — две Оксаны отправились искать озеро, но вернувшись сообщили, что находимся мы у какого-то болота, слабо напоминающего озеро, да и вонь от него идёт несусветная!

После таких слов, взрослые принялись снимать стресс традиционными средствами. Не брало. К трём часам ночи дождь утих, а силы кончились у всех — ОТБОЙ!

Посидев в сырой тишине ещё какое-то время, отправляюсь отдыхать и я…

«Будь все проклято» — с этой мыслью я простился с реальностью…

УТРО

Что снилось мне в ту короткую ночь с тридцатого на тридцать первое августа две тысячи тринадцатого года? — наверное ничего! Да и можно ли назвать сном тот промежуток времени с четырёх до шести часов утра, когда первый солнечный луч накрыл полог нашей палатки.

Отрыв глаза я пытаюсь настроить своё сознание на положительные эмоции, но утомлённый предшествующим днём, он наотрез отказывается верить во что-то доброе, светлое, вечное.

Тихонечко шурша клапаном спальника, выбираюсь из его тёплого нутра и продвигаюсь к выходу из палатки. Моё семейство ровно и спокойно сопит — значит им удалось расслабить свой организм.

Как можно тише, расстёгиваю молнию палатки и высовываю голову наружу…

-…. — здесь последовало искреннее восхищение увиденным мной, которое на людях произнести совестно, а написать — не литературно. Но именно так все и было. Причём восторг был неописуемым и таким громогласным, что семейство моё, как говорится, «подорвалось»…

-Что? Что случилось? — слышу я за спиной тревожный голос супруги,

-Что там, пап? — вторит ей дочура.

-Блиииин, красота-то какая — только и вымолвил я, поспешно покидая палатку.

Действительно, предо мной открылась восхитительная, нереальная красота Мультинского озера.

Оно располагалось в каких-то тридцати метров от нашей палатки, и что самое интересное, вход палатки был направлен именно в сторону озера. До сих пор не пойму, как мне удалось предугадать правильное положение палатки в кромешной тьме и под проливным ливнем, но видимо в это вмешался кто-то свыше.

Я стоял напротив красивейшего из озёр и с замиранием сердца слушал природу, да шорохи, доносившиеся из палаток друзей — своим восклицанием, как оказалось, я разбудил весь лагерь.

«Туристы» вылезали из палаток, и каждый, я подчёркиваю, КАЖДЫЙ, вслух восхищался открывшейся взору красоте!

А мимо нас уже шли люди. По двое, по трое, целыми компаниями проходили туристы куда-то вправо от нас и там исчезали среди замшелых кедрачей и кустарников акации.

Практически все проходившие мимо здоровались с нами, или иным способом приветствовали на разных языках. Слышалась русская речь, легко определялись немецкие приветствия и приветствия на английском языке.

Это можно наблюдать только в таких вот отдалённых уголках дикой природы, где иная не только сама природа, но и люди сюда попадающие. И чем дальше от цивилизации ты забираешься, тем приветливее и искреннее встречаются люди.

Поминутно с кем-то здороваясь, приступаем к завтраку.

На нашем «стойбище» оказался стационарный очаг, обложенный камнями, и все что нам потребовалось, так это добыть дров.

Операция эта, как оказалась, не из лёгких, так как тысячи туристов изрядно проредили сухостои поблизости, и за дровами нам пришлось ходить в самый угол озера, где площадок под палатки уже не было, и лишь узкая, набитая многими тысячами ног тропа, уходила краем озера куда-то вдаль.

Процесс приготовления завтрака у нас затягивался, потому как-то и дело кто-то да останавливался у береговой линии озера и молча любовался сказочными картинами местности.

На озере был штиль. Лишь лёгкая рябь набегала на наш берег. Вода была кристально чистая и прохладная. Любой камушек на дне и даже песчинки отлично просматривались, словно под увеличительным стеклом.

Само озеро расположено в ущелье среди скал, покрытых кедрачом и лиственницей. А вдали виднелись пики белков.

Время от завтрака и до обеда было посвящено изучению прилегающей территории и сбору дров. Дети же активно знакомились с животным миром этих мест — вездесущие бурундуки, чёрные и рыжие белки, то и дело клянчили подачки. Не покидали нашего лагеря и сойки с кедровками, наполняя тишину своими голосами…

-Ну, как? Обустроились? — слышу я голос со спины, когда подбрасываю в огонь очередную партию дровишек.

Обернувшись вижу перед собой симпатичную девушку, широко улыбающуюся и протягивающую мне руку,

-Лариса. Ваш гид и помощник — представляется она мне.

-Добрый день! Да, обустроились. Даже и не знаю что сказать — вчера хотелось убивать… — отвечаю,

-Почему? — искренне удивляется она,

-Да как сказать… Привезли избитыми в машине, выкинули в ночь в какой-то грязи, ничерта не видно, не понятно, холодно и сыро.

-Ой! Вы знаете, у нас почти неделю дожди шли, дорогу расквасило так, что машины теперь только в паре ходят — одна с лебёдкой обязательно. Мы обычно после восьми вечера народ не встречаем. А у вас, как я поняла и машина сломалась и второго транспорта не было. А у Сергея лебёдки нет, он вообще ехать не хотел, но сказал, что его за вас кто-то сильно попросил.

В гостях у Мультинской царицы

фото: Сергея Ликсонова

-Понятно — отвечаю я, а сам мурашками покрываюсь — так мы ещё и легко отделались! А могли бы и в Усть-Коксе ночевать не понятно где и как…

-Ходили уже куда-нибудь? — продолжает разговор Лариса,

-Нет ещё. Пока только вокруг лагеря пробежались, с соседями познакомились да дров запасли — мы же к вам на неделю прибыли — сообщаю гиду о наших планах.

-Ооо, тогда вы много посмотреть успеете. Начните с «шумов» — рекомендует она.

-Что за шумы?

-А вы не слышите? Прислушайтесь…

Только сейчас, затихнув всем лагерем, вдруг отчётливо расслышали шелест, идущий откуда-то с озера.

-Это шумы! — поясняет Лариса, — вооон там, вдалеке, видите, белая полоса, это вода пенится на перекатах. Это и есть наши — ШУМЫ! Обязательно посетите! — сказал она и вновь, как и прошлой ночью, незаметно растворилась…

Мы стояли поражённые — и как это мы раньше ничего не слышали, и не обращали своего внимания на эту белую полоску вдалеке, явно выделяющуюся на горизонте. С появлением небольшого ветерка в нашу сторону, шумы слышались отчетливее.

Я достал бинокль и рассмотрел то, что таил в себе горизонт — было чертовски красиво и интересно. Бинокль пошёл по рукам — каждому хотелось увидеть, что это такое — МУЛЬТИНСКИЕ ШУМЫ!

Плотно отобедав домашним борщом на костре, начали подготовку к походу.

«ШУМЫ»

В дорогу отправились не все. Причём в лагере остались не детки, как это обычно теперь происходит, а как раз взрослые — жёны Олега и Игоря.

Выйдя из лагеря уже торёной тропой, мы пошли в угол озера, туда, где и начиналась тропа на шумы.

Навстречу, то и дело попадались возвращающиеся туристы и все категорично восторгались, отвечая на наши вопросы: «ну как там?».

Тропа предстала перед нами именно ТРОПОЙ, где набитой до плотного, где раскисшей от недельных дождей. Иной раз попадались и приличные лужи, обходить которые приходилось по крутым осыпям у подножия скал.

Ребятишки суетились, то выбегая на край озера, то наоборот, исчезали в зарослях где-то справа.

В один из моментов раздался страшный крик и визг где-то впереди. Это кричала напуганная кем-то или чем-то Анастасия — младшая дочь Олега. Предупреждённые о присутствии в здешних местах медведя, мы кинулись на помощь.

Крик не унимался, и когда мы прибыли к месту трагедии, то застали такую картину: маленькая Анастасия стояла лицом к нам с поднятыми и прижатыми к подбородку руками, а на груди у неё сидел маленький бельчонок, соблазнённый какими-то вкусностями в руках девчушки.

Обстановку разрядил наш безудержный смех, а бельчонок ретировался куда-то под берег озера. Путь продолжился.

Миновав промежуточную туристическую стоянку, мы оказались непосредственно перед перекатом — «ШУМЫ». Действительно, шум от протекающей по перекату воды из среднего озера в нижнее стоял такой, что переговариваться можно было лишь в крик!

Что же представляют из себя эти самые ШУМЫ?! Это перемычка, нагромождение огромных валунов и камней различного размера между двумя озёрами, по которым перетекает вода. Если припомнить, что несколько дней до этого шёл дождь, то шумы были «голосистые».

Уровень воды в верховьях прибавился и поэтому водоток был обильный, от чего голос шумов набирался силы и мощи. Не смотря на этот, казалось бы чудовищный шум воды, все здесь располагало к созерцанию окружающей красоты и медитации, что кое-кто из пришедших сюда ранее туристов и осуществил на удобных каменных площадках.

Наша компания растеклась по камням. Каждому нашлось уютное место, предназначенное именно ему и ни кому более.

К моменту, когда мы прибыли на шумы, камни и базальтовые плиты прогрелись на столько, что в условиях повышенной влажности микроклимат напоминал турецкий хамам.

Очень не хотелось возвращаться в лагерь, но этого не избежать, а ведь так много ещё не запечатлено на камеру фотоаппарата, столько ещё не изучено в этом нагромождении вековых камней.

И все же мы вынуждены вернуться — детки хотят есть, да и мы ещё не совсем адаптировались к высоте более полутора тысяч метров над уровнем моря.

По возвращении в лагере нас встретила гид Лариса,

-Ну, как вам наша царица? — спрашивает она улыбаясь,

-Какая царица? — в недоумении спрашиваем мы,

-Вон, та, что распустила свои волосы и спокойно спит, подставив своё лицо небу — отвечает Лариса, указывая на верхушку горы…

Отследив указанное нам направление, впадаем в ступор. Там, вдали, действительно лежала Мультинская царица, спадающие локоны её волос едва касались вод Среднего Мультинского озера, а взор был обращён в белоснежные облака, да голубое небо, и взгляд этот пронизывал вселенную, уже миллионы лет…

Заворожённые этим зрелищем мы вновь не заметили, как исчезла Лариса.

Кто из них в действительности Царица Мультинских озёр, для нас так и осталось загадкой…

Моим друзьям посвящается

Сергей Ликсонов

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх