Охота и рыбалка

25 494 подписчика

Подледный лов в Хакасии

зимняя рыбалка в Хакасии

В моей рыбацко-охотничьей жизни были разные стадии. Эпизоды «татарского» периода когда-то были освещены на страницах этой любимой мной газеты. Теперь же пришел черед хакасского этапа. У него имелась своя специфика. В предыдущий период я охотился вместе с татарами, но не на территории их республики. На новом этапе жизни мне удалась зимняя рыбалка в Хакасии, но без участия коренного населения. Моим основным напарником был местный житель Александр Семенов, который стал мне другом на многие годы.

Жемчужина в короне

Прежде чем перейти непосредственно к рассказу о рыбалке, хотелось бы пропеть хвалебную оду Хакасии. Что же это за регион? По площади он сопоставим с целым европейским государством — более 61 тысячи квадратных километров. Для небольшого сравнения можно указать, что, например, Бельгия в два раза меньше. А ведь Хакасия — лишь небольшая часть Южной Сибири! Но по количеству населения республика не может и близко сравниться с той же Бельгией, где живет свыше 11 млн человек. А в Хакасии примерно в 22 раза меньше — чуть более полумиллиона. Из них только около 12% относится к коренному населению.

Я думаю, что Хакасию можно назвать жемчужиной в огромной короне Российской державы благодаря шикарной географии.

Кажущаяся бескрайней огромная угрюмая Койбальская степь, окаймленная со всех сторон, кроме севера, красивыми горами. Это Кузнецкий Алатау и Саяны. Их очарование еще не воспето по-настоящему. А прекрасная истинная степь? Волнистая, холмистая, абсолютно лишенная каких-либо деревьев. Только перекати поле… и никаких околков. Это не Бараба или Кулунда, где по сути дела лесостепь, так как имеется множество островов кустарников.

В Хакасии есть масса озер, как пресных, так и соленых. На этих водоемах в теплое время живет большое количество пернатого народа. Что привлекает их сюда? В особенности — на огромное соленое озеро под Черногорском? Я не знаю. Рыбы там нет, запах тлетворный, что-то вроде сероводорода. Может, какие рачки-паучки интересуют пернатых? Ответа у меня нет.

Но знаю точно, что утки на озеро прилетает много. Мы с Сашей в свое время охотились там много и довольно удачно. Успех, правда, в основном сопутствовал моему напарнику. Сам же показывал весьма скромные результаты. Но это уже другая история. Тем более что сейчас на озере под Черногорском организован заказник. Что ж, правильно. Хоть и богата наша природа, но любые сокровища не беспредельны. Нужно защищать их.

Мы же немного продолжим свой географический экскурс, потихоньку приближаясь к основному повествованию. Нельзя не сказать о реках Хакасии, которых довольно много. Текут они не только по территории республики. Самая могучая из них Енисей - одна из величайших рек земного шара.

А самая «хакасская» — Абакан. Это многоводный бурный поток с гор, вырвавшийся в степь. И успокаивается его энергия только в огромной пучине Енисея. Если более точно — Красноярского водохранилища, которое местное население привыкло называть морем. Это хранилище нашего богатства — пресной воды. Вот мы и подошли к месту действия рассказа. Все происходило на льду Красноярского моря.

Ценный напарник

Судьба занесла меня в упомянутый уже Черногорск, где я познакомился и подружился с Сашей Семеновым, местным жителем. Про Хакасию мы уже немного поговорили. Теперь скажу несколько слов о Саше. Познакомились мы не в самом приятном месте, куда люди совсем не стремятся, но все же попадают. Вот и Саша угодил туда из-за аппендицита. Как вы поняли, речь идет о больнице. Для кого-то это неприятное и даже страшное место. Я же там работаю хирургом.

Сашу привезла «Скорая помощь» во время моего дежурства. А я в то время как раз искал каких-либо людей, имеющих хоть какое-то отношение к охоте и рыбалке. В Черногорск перебрался недавно и знакомых по этой части еще не имел. И ехать в одиночку в неизведанные края мне совсем не хотелось.

Для меня Саша оказался очень ценным человеком. Он здесь родился и вырос. Охотиться и рыбачить начал чуть ли не с пеленок. В описываемое время это был добродушный гигант ростом под два метра и весом около 120 килограммов. На голове красовалась копна светло-рыжих кудрей. Несмотря на кажущуюся «громоздкость», Саша отличался чрезвычайной подвижностью и выносливостью. Мы с ним зимой много исходили по хакасской степи в поисках зайцев-русаков. И моя физическая подготовка была явно посрамлена этим огромным человеком, который специально спортом никогда не занимался.

Зимой в местной степи снега почти не было. Можно сказать, что держался один чернотоп. Зато совсем по-другому обстояли дела в горах. Снег там ложился очень рано, и его выпадало огромное количество.

Говоря о богатствах Хакасии, я не упомянул о полезных ископаемых. Их довольно много, и одно из них — каменный уголь. Вот к этому самому ископаемому и имел прямое отношение мой друг Саша Семенов. Он работал механиком на угольном разрезе. Почему я это уточняю? Просто нужно объяснить, что мой напарник хорошо разбирался в технике.

Волнующий момент

Надо сказать, что зимы в Хакасии не такие суровые, как в более северных сибирских местах. И мы почти весь холодный период могли ездить на мотоциклах. Оценить и понять это способен только тот, кто попробовал сам. У Саши был «Иж Юпитер», у меня — «Иж Планета» с самодельной коляской. На этих мотоциклах мы и добрались до Красноярского моря.

К исходу зимы лед был такой толщины, что стандартного советского бура не хватало. Поэтому у нас имелись полуметровые удлинители. Сверлить было очень тяжело. Но мы, молодые и сильные парни, справились с этой задачей.

И вот блесны оказались в воде. Несколько бесполезных подергиваний - и, наконец, небольшая удача! К тому времени я мог считать себя удильщиком со стажем, но первая поклевка меня всегда волновала. Незабываемые ощущения, когда рыба дергает за блесну! Потом я немного успокаивался, и подобного «мандража» уже не было.

Надо сказать, что в Красноярском море в избытке водилась неплохая рыба. Но много ловил только Саша. У меня же в сравнении с ним получалось не очень. Шел окунь в среднем до килограмма, иногда и покрупнее. Мой напарник за один выезд набирал по два пятиведерных мешка. Мои же успехи, как я уже говорил, были намного скромнее.

А рыба тогда требовалась не только для удовольствия, а банально для прокорма. Шли 70-е годы ХХ века, разгар дефицита и очередей. Сашина жена Нина делала из нашего улова очень вкусные котлеты. Прекрасное блюдо у нее получалось и из зайчатины. Теперь об этом можно только вспоминать!

«Противоядие» от зацепа

И вот мы потихоньку рыбачили и радовались, что пока вроде все получается. Но вдруг что это?! Блесна не поднялась от дна, а как бы спружинила. Огромный трофей что ли попался? Но нет! Это оказался зацеп! Крючок блесны встретил на своем пути какую-то коряжку, коих на дне было огромное количество.

Зацеп — явление всегда очень даже неприятное. Во-первых, блесну жалко, их не так уж и много. Особенно грустно расставаться с уловистой приманкой. Во-вторых, и время терять не хочется на новую оснастку удочки. Вдруг, пока ты возишься с запасной блесной, перестанет клевать? Это дело не очень надежное и стабильное. Если рыба реагирует на твою приманку, то надо хватать, ловить! Закончиться клев может в любое время. Ситуация тут абсолютно непредсказуемая.

Но у моего запасливого друга Саши на этот неприятный случай было заготовлено «противоядие» — отцеп. Так мы называли устройство для вызволения из плена нашей блесны. Я сейчас и не помню точно конструкции такого полезного приспособления. Помню только, что все было очень просто, но действенно.

Благодаря отцепу мы безвозвратно потеряли не так уж много блесенок. Но это устройство было на двоих одно. А зацепы случались у каждого из нас! Бегать за приспособлением к напарнику не хотелось. Тем более что подчас мы находились друг от друга на расстоянии в полкилометра. Да и времени на такую пробежку ушло бы много. И вот тут нас выручал Кинг — мой некрупный рыжий пес…

Умный питомец

Собаками я занимаюсь всю свою длинную уже теперь жизнь. Сколько их прошло через мои руки — не могу даже сказать! Были среди моих питомцев удачные, умные, а встречались и не очень. Тут почти как у людей. Ведь не все же обладают высоким интеллектом, но я не слышал, чтобы кто-то пожаловался на его недостаток.

Кинг был умной собакой, но неудачливой в плане своей судьбы. Приехал я в Хакасию, взяв с собой молодую чистокровную лайку с документами. Это был супер-подвижный красавец пестрого рыже-белого окраса, который считается типичным для породы, но встречается все же довольно редко. К моему великому сожалению, питомец попал под колеса грузовика.

Мне понадобилась другая собака. В обществе охотников мне дали адрес тамошнего «кинолога». Попав к нему, я едва не переменил свою «собачью ориентацию». До этого из охотничьих у меня были только лайки. А тут впервые в жизни удалось близко увидеть русских псовых борзых. Не скрою, что эти собаки высокого роста с длинными узкими «щипцами» произвели на меня большое впечатление. Хозяин поведал мне, что в прошлый сезон с парой борзых он добыл с полсотни лисиц, причем даже не использовал ружье. Оставлю достоверность той истории на совести рассказчика.

Он мне предложил щенка от этих собак, уже достаточно подращенного. Но, поколебавшись, я отказался. Никогда прежде с борзыми не ходил, да и охота в степи меня не привлекала. Я привык к тайге. Поэтому попросил «кинолога» помочь в поисках щенка лайки. И мне нашли подходящую собаку. Я получил рыжий мягкий комочек с голубоватыми еще, как у всех щенков, глазками. Питомцу дал имя Кинг. Это был удивительно ласковый и добрый пес, без малейшего намека на охранный инстинкт и очень умный.

Полезные команды

В прошлом я служил на границе и тогда работал с огромными немецкими овчарками в их восточноевропейском варианте. И вот кое-что из того опыта стал прививать лайкам. Хоть, по большому счету, это было им совершенно необязательно, да и не нужно, если уж честно сказать… Так вот, мой Кинг научился с удовольствием отыскивать спрятанные в квартире предметы.

Хорошо знал команду «место» и сидел без привязи в коляске мотоцикла, пока я стоял часа полтора в очереди за молоком. Ах, что это было за время! Некоторые мои ровесники провели в ожидании у магазина значительную часть жизнь. И ведь нередко огромные очереди выстраивались не за какими-то дефицитными заграничными товарами, а за обычным молоком, без которого тогда моя новорожденная дочь жить не могла. Теперешней молодежи этого не понять…

Впрочем, я отвлекся. Еще Кинг хорошо знал команду «пост». Я давал ему в зубы этот самый отцеп, завернутый в рукавицу. Потом произносил слово «пост», и пес мчался к Саше, доставляя ему устройство. При необходимости можно было, конечно, отнести и самому. Но так, казалось, намного интереснее.

Признаюсь, что я ценю работу собаки больше, чем саму добычу. Когда твой питомец облаивает какую-то живность на дереве, неважно, глухаря или соболя, — это же музыка! Для меня нет ничего красивее. Хотя, конечно, я очень люблю и настоящие мелодии, в том числе и серьезные. Но собачий лай по делу — это, разумеется, великолепно!..

А в конце захватывающей зимней рыбалки в Хакасии всегда нас беспокоил один очень важный вопрос. Заведется ли мотоцикл? Все-таки стояла зима, пусть и не такая суровая, как на севере Томской области, где морозы были до 56 градусов. И опять меня выручал Саша, который разбирался в технике намного лучше меня. Мотоциклы у нас заводились! Пусть не сразу, не с первого рывка кик-стартера. Но двигатель все же запускался.

По крайней мере, ни разу мы не бросали наших «железных коней» ни на рыбалке, ни на охоте. А подобных выездов на природу у нас было там очень много! Ну вот… я чуть не загрустил. А, как говорил Габриэль Гарсия Маркес, не стоит печалиться о том, что прошло, лучше улыбнуться тому, что это все-таки было! Вот я и попытался поступить так, как советовал знаменитый писатель. Попробовал вызвать улыбку этим своим, может быть, не совсем последовательным рассказом-воспоминанием. А разве жизнь всегда складная штука?

Константин Комаровских, г. Новосибирск.

Источник

Картина дня

наверх