Последние комментарии

  • Элеонора Коган24 августа, 17:31
    Интересный питомец!!!! Как питону живется в семье ветеринарного врача
  • Элеонора Коган24 августа, 17:31
    Круто, ничего не скажешь!!! Как питону живется в семье ветеринарного врача
  • Сталкер Боард24 августа, 13:26
    А зачем кислоту то сыпать . В боковые надрезы дольку лимона класть и будет вкусняшкаГотовим речную рыбу на костре - жаренный карась пальчики оближешь

Рыбалка в тумане

рыбалка в тумане

Днем позвонил Лева, один из моих друзей, и категорично заявил: «Будь готов, ночью в половине второго поедем на пруд за деревней Чуваши. Мы тебя прихватим, не волнуйся. А сейчас схожу в рыбацкий магазин за наживкой». Я успел лишь сказать: «Купи и на меня две упаковки червей и одну опарышей».

Ехать нам около 80 километров, почти до границы с Кировской областью.

Ровно в 1.30 раздается звонок от Левы:

— Выходи! Мы уже выезжаем.

Пока я одевался и спустился по лесенкам, Лева с Сашей уже подкатили к дому и ждали меня у машины, поглядывая на ночные небеса. На выезде из города мы заправили автомобиль и продолжили путь.

В долинах рек и речушек, мимо которых проносился наш транспорт, стоял плотный туман. Временами он выбирался и на дорогу, затрудняя движение. Саше приходилось притормаживать и гасить скорость.

Мелькают дорожные указатели поселений, в названии которых присутствуют татарские, удмуртские, пермяцкие, русские топонимы: Штанигурт, Палагай, Уни-Гучин, Мурашур, Камки, Шаши, Чумаки.

Сознание невольно цепляется за последнее слово. Сразу всплывают в памяти Алан Чумак и Анатолий Кашпировский, которые по очереди «обрабатывали» по телевизору население России, вселяя в людей надежду на исцеление от многих болезней. А потом в экономике начались непростые процессы передела собственности, сопровождаемые социальными потрясениями…

С дороги пару раз взлетели ночные птицы. Одна из них даже чиркнула по лобовому стеклу. Вторая при внимательном рассмотрении оказалась совой…

Любители здорового юмора

Сразу за указателем, напоминающим о выезде из деревни Чуваши, мы резко сворачиваем вправо. Петляем среди молодых сосен и останавливаемся где-то напротив середины пруда, укрытого, как ватным одеялом, густым туманом.

На невидимом для нас противоположном берегу слышен только веселый разговор двух парней. Они напоминают персонажей известного мультфильма «Ежик в тумане».

Лева умышленно долго роется в своем крохотном рюкзачке в поисках моих червей, бормоча себе под нос:

— Кажется, я их забыл в холодильнике…

А потом бодро объявляет, вытаскивая пакет:

— Да нет, нет… Вот они! Я пошутил просто…

Такие вот у меня друзья — любители здорового юмора и рыбалки в тумане

Саша ушел в сторону верховья, Лева расставил три удочки напротив машины. А я пристроил две свои в пяти шагах от него и стал вскрывать упаковки с наживкой, высыпая содержимое в банку из-под кофе. В первой оказалась одна земля… без единого червя! Производители, видимо, тоже оказались шутниками.

Хорошо хоть во второй упаковке нашлись нормальные черви. С опарышами тоже проблем не возникло. Сначала я вывалил их на газету, чтобы выкинуть лишнюю стружку и опилки.

Одну удочку «зарядил» червем, вторую — опарышем. Проходит час, полтора — тишина… Только слышно, как Лева горстями кидает в воду прикорм. Наконец, он начинает бормотать, как заклинание:

— Ну, давай, давай уже!

Это у него на одной из удочек стал робко шевелиться поплавок. Два раза прибегал Саша и с ходу интересовался:

— У вас клюет? У меня — тихо. Куда девался карась?!!

Толком не дослушав ответа, Александр снова мчался к своим удочкам.

Наконец, Лева вытащил первого карасика и недовольно проворчал:

— Больно уж мелкий…

Потом поймал уклейку, которую у нас называют шаклейкой.

Наконец, и у меня ближний поплавок ушел под воду. Вытаскиваю небольшого белого карася, следом — черного. Затем попался и линок.

Беспокойные пернатые

С утра не то что свежо — прямо-таки холодно. На траве обильная роса с инеем, о которую я каждый раз вытираю руки после того, как снимаю с крючка пойманную рыбу и обновляю наживку. Пальцы мерзнут, ступни ног тоже. Застегиваю куртку, а на голову натягиваю лыжную шапочку.

Не разобравшись в тумане, чайки пару раз атаковали красные поплавки у Левы. Я давно приметил, что на деревенских прудах летом обычно обитает не более пары-тройки этих птиц. Но своими криками они создают столько шума, что кажется, будто здесь собралась целая большая стая.

Вдали слышны кукарекания петухов и лай собак: примерно в трех километрах от пруда находится большое село Селег. По обоим берегам водоема перекаркиваются вороны. У них сейчас ответственная пора — нужно обучать покидающих гнезда молодых птиц, тренировать и готовить к самостоятельным полетам…

Рыбалка в тумане идет плохо. Бросаю перед собой ближе к поплавкам прикорм — распаренную перловку и сухари. Следом отправляются маленькие кусочки хлеба с различными добавками. Раньше я пытался использовать этот мякиш в качестве насадки. Но караси аккуратно стаскивали его с крючка.

Из-за деревьев показалось туманное солнечное пятно. Наш берег более возвышенный, чем противоположный. Холодный тяжелый воздух начал скатываться в пруд, образуя утренний бриз. Он волнами погнал туман от нашего берега.

Саша прошагал мимо нас и уселся в углу дамбы у заливчика. Вскоре оттуда послышались шумные всплески вытаскиваемой рыбы.

— Кого ловишь? — спросили мы у него.

— Сорожек на кукурузу, — лаконично ответил Александр.

Охота к перемене мест

Мне тоже надоело впустую лицезреть поплавки, и я пересел поближе к дамбе. Клюнул окунь, потом — пара карасей, и снова… тишина. Затем мне пришло в голову, что надо еще раз сменить место лова.

Перебрался на дамбу, где у берега под водой торчали большие сучья топляков, наверное, принесенных сюда половодьем. «Здесь явно может обитать окунь!» — подумал я.

Одну удочку закинул между берегом и топляком. Вторую попробовал забросить подальше… и не сразу заметил, что поплавок уплыл за ивовый куст. При подтягивании зацепил крючок за старые ветки, свисающие над водой.

Основная леска у меня была относительно прочная — диаметром 0,15 мм. А поводок использовался более тонкий — 0,1 мм. Я надеялся, что получится пожертвовать только им и крючком. Стал натягивать леску, но… она не выдержала. Обрыв произошел на метр выше поплавка.

Привязал на это место виброхвост и начал мучить удочку. Но никто не позарился, не клюнул… Саша тоже маялся из-за бесклевия. От безделья он ушел по дамбе на другой берег, где раньше ловили «ежики в тумане», и долго там что-то разглядывал.

Я вернулся на старое место, питая надежду, что рыба проснулась. Однако, похоже, у нее везде наступила сиеста. Зато вместо обитателей водоема активизировались микроскопические «мушкарики». Они тучей облепили все части моего тела, вынудив меня покинуть дамбу.

Посидев еще часик, мы решили закончить рыбалку, тем более что еще в самом начале договорились ловить только до обеда. По моей просьбе Саша подогнал машину, чтобы мне было поближе идти, а сам ушел сматывать удочки, оставленные на дамбе.

Я заторопился к автомобилю, с беспокойством поглядывая на вороненка, каркавшего и трепыхавшегося рядом в траве почти на кромке воды. Видимо, хорошо летать он еще не научился. Мне было известно немало историй, происходивших даже в городе, когда взрослые вороны целой стаей нападали на человека, случайно оказавшегося поблизости от птенцов. Зрелище не из приятных.

Скорое возвращение домой

Зато радовала глаз картина, расстилавшая вокруг нас. Везде цвели ромашки и колокольчики, кое-где виднелась созревающая земляника. На полях ярким желтым заревом буйствовала сурепка.

По другому берегу, в сторону верховья, проехала белая машина. Мы медленно выруливаем на трассу, оставляя за «кормой» Чуваши. Это еще одна умирающая деревня. Многим, наверное, покажется, что ее название связано с чувашами. На самом деле все не совсем так.

Следует напомнить, что последний ледник остановился как раз на территории Удмуртии. По мере его таяния на освободившиеся земли продвигались дикие животные вроде северного оленя. А следом шли первобытные племена, которые на своих языках давали названия окружающей территории.

Например, слов «чу» с селькупского переводится как «земля». «Ва» у коми-пермяков обозначает «река». «Ши» на ненецком — это «поток». Можно попробовать собрать три слова вместе. В итоге получится что-то вроде «По земле течет река бурным потоком». Возможно, так древние обозначили водную артерию, которая сейчас называется Уть. Постепенно эти народы ушли на север.

Их место заняли племена удов. Они оставили поселению прежнее название — Чуваши. А протекавший поблизости водный поток именовали словом «Удь» («Уть»), что означает «Река удов»…

Дорога запомнилась многочисленными свежими черными заплатками асфальта и разгуливающими по дороге у поселений стаями ворон, старательно что-то ищущих. На одном из полей трактор скашивал начавший цвести «козлятник» — многолетнее кормовое растение, дающее хорошую биомассу и три укоса за лето.

Когда возвращаешься с рыбалки, время пролетает незаметно и быстро. Прощаемся у крыльца моего дома, мысленно готовясь уже к новой поездке на водоем.

Геннадий Ложкин, Удмуртская республика

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх