Отпускать рыбу приятно, и чем она крупнее, тем приятнее

Вновь всплыла у нас тема «поймал – отпусти». Не в первый раз и скорее всего, не в последний. Тут даже суть не в красивом тезисе, а в том, что происходит по сути своей.
сатира.jpg
Мелкие щурята и судачки в какой-то фазе своего развития бывают многочисленны и беспечны. И этим пользуются многие спиннингисты.
Конечно, ловить их на каждом забросе – дело увлекательное, но можно ведь на секунду притормозить процесс и задать самому себе вопрос: зачем они тебе?
Что ты собираешься с ними сделать? И ответа на этот вопрос большей частью нет, потому как ни мяса, ни тем более жира в этих щурятах нет.
Существует и передается из уст в уста, что как раз эти щурята являются деликатесом, что их мясо нежное и вкусное. Но, повторюсь, там мяса еще вовсе нет, да и вкусовые качества зависят не только от куска мяса, но еще и от приготовления. По мне, так чем крупнее щука, тем лучше и вкуснее. Кусок филе, хорошо приготовленный умелым кулинаром, – это деликатес, не сравнимый с костями этих недорослей.
Конечно, бывают ситуации, когда мелочь просто одолевает, и от нее никак не избавиться. Этот сезон у нас особенно отличается количеством мелкой щуки. Карандашики до 200 граммов просто виснут на любой приманке. Причем это происходит повсеместно, и вся надежда на похолодание и выход нормальной щуки. Но и сейчас ведь хочется искать и находить эту щуку!
Так что же делать? Думаю, что любой разумный человек еще до внедрения в наши умы этого «поймал – отпусти» догадывался мелочь отпускать обратно в воду. Трудностей с этим немного, надо только понимать, что такая ситуация может повториться, и приготовиться к ней загодя. Я, например, уже после двух щурят меняю тройник на двойник и без всякого ущерба количеству пойманной рыбы легко и аккуратно вытаскиваю двойник из пасти щуки и отпускаю ее.
Конечно, если ловить таких щурят на воблеры и не вносить коррективы, то губить их можно десятками. Последнее наше сражение с моим партнером закончилось со счетом 25–22, но при этом были изъяты только пять щук весом за килограмм, а остальные легко отпущены.
Если вы не можете заменить тройник на двойник, что связано с его отсутствием или с трудностями, например, на вертушках, то есть еще один способ аккуратнее обращаться с экстракцией, вытаскивая блесну через жабры, а потом, сняв ее с поводка, протащить последний через пасть, не повреждая рыбу.
Тут многое зависит от терпения и желания спасти рыбу. Хочется быстрее высвободить блесну и тут же забросить снова. Но 30 секунд аккуратной экстракции спасут вас от забот, когда, высыпав в ванну десятки щурят, вы впервые поймете, что не знаете, что с ними делать, а возиться с ними просто неохота.
Хапуги придумали еще одну отмазку. Мол, у рыбы повреждены жабры или раз пошла кровь, то рыба обречена. Не знаю, я не ихтиолог, но если поврежденные и отпущенные окуни иногда всплывают через несколько минут, то подобного со щуками не встречал ни разу! Из сотен отпущенных щук ни разу не встретил всплывшую рядом с лодкой! Рыбачил и в изолированной бухте несколько дней подряд, но ни одной погибшей щуки не обнаружил ни через день, ни через два. Поэтому не вижу оснований считать, что пострадавшая от тройника рыба обязательно погибает. Уж каких только щук не приходилось вытаскивать: и с тройниками в пасти и в глотке, и с откушенным хвостом, и с глубокими ранами на теле… Трудно представить, что все это происходило без кровопролития, но рыба живет. Кроме отпущенной щуки, есть ведь еще и сорвавшаяся, но и она не погибает, а независимо от повреждений живет.
Рыба более живуча, чем представляется людям, набивающим мешки мелочью. Писал уже, что у меня в аквариуме жили и подрастали щуки, окуни, плотва, караси, вьюны. И почти все они были пойманы на крючок. Окуни вытащены зимой с глубины в пять метров, пережили в ведре двухчасовую перевозку и благополучно жили в аквариуме.
Конечно, бывают случаи, когда отпустить одного-двух щурят не получается. И зависит это даже не от серьезности повреждений, а от того, что операция по спасению получилась длительной, и рыба от этого пострадала безвозвратно. Иногда отпускаешь щуку, а она не ныряет. Тут уж приходится брать рыбу. Но это единичные случаи, и от них никто не застрахован.
Существует и еще один аспект в этом «поймал – отпусти». Отследить судьбу отпущенной щуки нереально, и мне приятнее думать, что она живет и здравствует. И каков будет ее век – можно только предполагать. А вот вариант, когда поврежденную рыбу пихаешь в рюкзак, а через три часа дома она начинает прыгать, заставляет думать, что в воде она прожила бы несравнимо дольше.
То же самое происходит и с мелким судаком. Но там еще один вариант. Поднятый с глубины судачишка пугает высунутым пузырем, и считается, что в его судьбе все решено. Но много судачат сходят прямо подо льдом или у самой лодки и тоже ведь подняты с глубины, а спешат обратно на дно, и хочется думать, что отлежатся там и вернутся к полноценной жизни.
Про окуней я уже говорил. Вот тут трудно обвинять кого-то в неотпускании. Окуни погибают постоянно, стоит только крючку оказаться чуть глубже губы. Но и тут девять из десяти отпущенных окуней благополучно выживают.
Ну, и в заключение несколько философская точка зрения. Мы еще так плохо знаем, что происходит в воде. Как там выстроена жизнь? Какие взаимоотношения? Вот ведь стоит щука в камышах, а рядом толпы окуней и плотвиц, а она даже не шевелится. А может ли такое происходить на земле? Вот представьте ситуацию, когда зайцы вокруг лисы или волка скачут, а он внимания не обращает. Понимаю, что пример не слишком корректен, но все же…
сатира1.jpg
Так что, может быть, не стоит домысливать, что там будет, если я отпущу рыбу. Может быть, там, в воде, по каким-то своим законам все само собой устаканится. Попробуйте. По своему опыту скажу, что отпускать рыбу приятно. И чем она крупнее, тем приятнее. Не вру!