Охота и рыбалка

25 462 подписчика

Свежие комментарии

Что творится вокруг Байкала

Особо охраняемые природные территории Байкала — в частных руках? Уважаемая редакция «Российской Охотничьей газеты»! В дополнение к напечатанной статье «Где теперь охотиться ольхонским охотникам?» («РОГ» № 35, 2016) по проблемам охотпользования в Ольхонском районе предлагаю для публикации и обсуждения следующую статью.

Фото Виталия Рябцева.

Фото Виталия Рябцева.

При проведении сельских сходов я встречался с пожилыми людьми, которые хорошо помнят историю Ольхонского района и искренне недоумевают, что творится вокруг Байкала в нашем районе? А как дела обстоят в Иркутском, Слюдянском районах Иркутской области; в прибрежных районах Бурятии?

Возникает вопрос: почему прибрежная зона Малого моря в Ольхонском районе, ранее особо охраняемая территория — Государственное лесоохотничье хозяйство ГЛОХ «Байкал», образованное в 1965–1968 гг., перешла в частные руки?

Кто обосновал «ненужность» этой территории государству и передал в частные руки, арендой на 25, 49 лет, более 100 тыс. га прибрежной тайги всемирного наследия, состоящего под эгидой ЮНЕСКО — единой экосистемы озера Байкал? Какие целенаправленные манипуляции произведены с законом, что через 10–15 лет привели к противоположному результату?

В настоящее время эти охотугодья почему-то не входят в особо охраняемую территорию национального парка и заповедника на территории района «Заповедное Прибайкалье» как правопреемников всех активов и пассивов ГЛОХ «Байкал».

Почему суть законов об охране и сохранении озера Байкал выхолощена, извращена и превратилась в узаконенное средство наживы?

По словам представителя охотхозяйства «РЖД» в Улан-Хане, лицензия и путевка на охоту в этом хозяйстве стоит на косулю 25 тыс. рублей, на изюбра 40 тыс. рублей. Намного ли отличаются условия в других охотхозяйствах?

Но дело даже не в этом. Когда организовывался ГЛОХ «Байкал», территория неразрывно простиралась от мыса Елохин на севере до верховий рек Сарма и Анга, местное население понимало, что государство берет под свою защиту прибрежную тайгу и ее обитателей, чтобы сохранить для будущих поколений.

Оно сознательно мирилось с некоторыми ограничениями по охоте, рыбалке, выпасу скота и др. Теперь охота для местных жителей в этих угодьях вообще недоступна. Нас «кинули» — грубо, нагло, подло!

В настоящее время картина еще более безотрадная и недоступная для понимания большинства жителей нашего района. Волею судьбы, обстоятельств или чего-то другого большинство населенных пунктов района находится в центральной экологической зоне озера Байкал.

Это уже пугает нас, местных жителей, так как идет, особенно в последнее время, планомерное жесткое давление со стороны прокуратуры, администрации национального парка на местное население в части землепользования, оформления земельных участков под строительство, оформления в собственность паевых земель работников сельхозпредприятий, крестьянско-фермерских хозяйств в местах традиционного проживания на отгонных пастбищах, в населенных пунктах, расположенных, можно сказать, на территории национального парка.

Прекращена регистрация земельных участков в собственность в ФРС. Нам, местным жителям, запрещают строиться даже в черте населенных пунктов, расположенных в центральной экологической зоне Байкала.

Цели, задачи, режим охраны национального парка в том виде, который действует в настоящее время, несовместимы с укладом жизни сельских жителей нашего района! Национальный парк создавался, конечно, позднее, чем сформировались поселения людей на территории района и определился их традиционный уклад жизнедеятельности, образ жизни.

Что творится вокруг Байкала

Фото Виталия Рябцева.

Почему при создании особо охраняемой территории — национального парка — не были учтены интересы местных жителей, особенности традиционного и национального образа жизни жителей района?

С одной стороны, около 150 тыс. га осо бо охраняемых территорий ГЛОХ «Байкал», видовой лосиный заказник «Куртунский», переданы в аренду в частные руки (подтверждается выданными службой по охране животного мира Иркутской области долгосрочными лицензиями, охотхозяйственными соглашениями); с другой стороны, жесткое давление, ограничение и запрет рыбалки на Байкале, в области землепользования, лесопользования, охотпользования для местных жителей, особенно в степной зоне «Тажеранских степей» и побережья «Большого и Малого моря» Байкала на территории района.

Что говорить, когда мусорная свалка, находящаяся в двух километрах от райцентра села Еланцы и существующая более 50 лет еще до создания национального парка сейчас, на территории нацпарка, создает непреодолимые препятствия в утилизации бытовых отходов жителей.

Нас сейчас заставляют возить два-три мешка мусора за 40 километров от села, иначе — штраф. Где здравый смысл? Поэтому и захламляются обочины магистральных дорог, лесные дороги и прочие доступные места, и это будет продолжаться! Эта проблема всего района и побережья озера Байкал.

По нашему мнению, арендуемые охотугодья на особо охраняемых территориях — это необратимые «раковые образования», усугубляющие непоправимый вред природе, определяющие точку «невозврата» первозданности уникального природного комплекса оз. Байкал. Считаю, необходимым повториться — привожу выписку из статьи «Где теперь охотиться ольхонским охотникам?» («РОГ» № 35,
2016 г.).

…Уважаемая редакция! Разрешите не согласиться с мнением о том, что Закон «Об охоте…» «не продуман». Он очень продуман, и его цель — продажа через конкурсы, аукционы права пользоваться животным миром, лесными угодьями, дарами природы, к сожалению, в основном, выполнена и достигнута.

Перешли в частные руки не заводы, фабрики, а объекты среды обитания и жизнедеятельности всего сельского населения России, особенно, нас, сибиряков, — это охотугодья, тайга, сенокосы, пастбища, ягодники, кедровники! И в нашем случае и особо охраняемые природные территории.

Мы не беремся судить о глубине проблем охраны и сохранения уникальной экологической системы озера Байкал как объекта всемирного природного наследия ЮНЕСКО — это дело специалистов.

Но разве вопиющие факты не лежат на поверхности — особо охраняемая байкальская природная территория — БПТ, как говорилось ранее, фактически навсегда сдана в аренду частным лицам. Это насмешка, злой умысел? Или что иное?

Получается, это тоже факт, не только у местных жителей, у народа, у государства на законных основаниях отхвачены особо ценные, особо охраняемые территории Прибайкалья, прилегающие к озеру Байкал!

По сути, отраслевой, «несовершенный», по общему признанию, Закон № 209 от 24 июля 2009 г. «Об охоте…», хотя и появился позднее, многократно, по своим негативным последствиям, превысил, фактически обесценил положения ранее изданных «специального» принятого Закона «Об охране озера Байкал» от 02.04.1999 г., который «совершенен», но нарушен Закон «Об особо охраняемых природных территориях» от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ, Постановление Совета министров от 13 февраля 1986 г. №71 РСФСР « О создании Прибайкальского Национального парка в Иркутской области (с изменениями от 9 октября 1995 г.)

Возможно, мы, местные жители Ольхонского района, чего-то недопонимаем, тогда, кто нам объяснит, что произошло и происходит на самом деле? И можно ли что-либо исправить?

С уважением,
по поручению жителей Ольхонского района
председатель районного охотобщества Ламанов Ю.Е.

СПРАВКА

Территории:

  • района — 1, 59 млн га
  • охотугодий — 489 тыс. га
  • в т.ч. в аренде — более 449, 68 тыс. га
  • национального парка — 103 тыс. га
  • заповедника — 46,3 тыс. га
  • угодий общего пользования — 58 тыс. га,
  • в т.ч. 43 тыс. га — разрозненные участки, перелески вокруг населенных пунктов, в труднодоступных верховьях реки Сармы — 43 тыс.га
  • угодий районного охобщества — 0,00 га
  • муниципальных охотугодий — 0,00 га

Источник

Картина дня

наверх