На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Охота и рыбалка

25 416 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор Симанович
    это не из разряда доступной для обычного рыболоваРейтинг самых вку...
  • Яков
    О самой охоте ничего своего, только слова переставляете местами, делая текст ещё хуже. А "Королевский выстрел", чтоб ...Вальдшнеп на мушк...
  • Астон Мартин
    интересноВинтовка Bergara ...

О том, как я медведя удачно завалил

Это истории уже лет сорок. Жил я тогда в селе Яренск Архангельской области, увлекался охотой и мечтал добыть медведя. И вот, получив заветную путевку, начал собираться на промысел, на лодке, за реку Вычегду. Там, по слухам, бродил мишка, смущая рабочих и ягодников. Естественно, для такого серьезного дела хорошо бы иметь напарника.
 Желающий поохотиться со мной быстро нашелся, но я его сразу предупредил: На «шорох» и по неясной цели не стрелять! Были случаи, когда горе-охотники нечаянно убивали напарника. Он ответил: «Ну, а вдруг медведь будет ломиться на меня через кусты?» Спорить я не стал, и решил идти один. Как говорят в таких случаях: Была не была! Следы медведя обнаружил на совхозных овсах у пустующей деревни Выемково. Долго искал и нашел в колючих кустах шиповника его выходной лаз. К вечеру успел сделать на ветвистой елке вблизи его тропы лабаз – примитивную площадку из подручных материалов. Хотя и без комфорта, но сидеть с ружьем на коленях в ожидании, когда хозяин тайги в логово ночевать идти соизволит, можно. Неяркое вечернее солнце плавно опускалась за зубчатую кромку леса. Сумерки сгущались, а луна запаздывала. От реки медленно наползал холодный белесый туман, и вскоре накрыл собою все поле. На кромку поля вышли лоси с лосенком и начали громко «переговариваться». Их головы некоторое время виднелись над волнистым морем тумана, затем утонули в его молочной белизне. Я в первый раз слышал голоса лосей. Оказалось, они ржут, как лошади! А мне не до смеха… Ночь в ожидании мишки От вечерней сырости и долгого сидения без движения, ноги затекли, а в теле «колотун» начался. Оделся-то легко, по-летнему. Носом тайком шмыгаю, нарушая конспирацию. А внизу кто-то шуршит, возится, а кто – не видно. Может, безобидный ежик на мышей охотится? Тут припоздавшая семейка ворон шумно плюхнулась на верхушку моей елки, для ночлега. Я вздрогнул от неожиданности. Нежданные соседи долго трепыхались, охорашивались, сварливо выясняли отношения в споре за удобное место, и, не заметив меня, успокоились. Волк за рекой «песню» завел, ему другой вторить начал. «Музыка»- незабываемая… Лисица невдалеке пару раз собачонкой тявкнула. Короче: романтики, экзотики – хоть отбавляй... Но не зря говорят: охота пуще неволи. Дрожу, но терплю. А в голову невольно «веселые» мысли лезут… Нет, я не трус, но как-то неуютно стало. Да и мой мишка, видимо, запасной тропой ушел, а меня не предупредил. Сидеть дольше не имело смысла – все равно в тумане ничего не видно. Я тихонько сполз с дерева и с воровской оглядкой, с ружьем на взводе отправился ночевать в полуразвалившуюся избу. Она, правда, без дверей, но в одном углу полы и потолок сохранились, местечко, где икона висела, выделяется. А главное – чисто и сухо. Ночь спал в пол глаза: под полом мыши пищали, бегали мимо меня по своим делам. Затем мой вещевой мешок с продуктами царапать начали. Какой уж тут сон. Я в потемках чайку из термоса хлебнул, перекусил хлебом с салом, а к рассвету вышел в поле. Захотелось местность в бинокль осмотреть. Вечерний туман исчез. Он к утру обильной росой выпал. Ясно, свежо до дрожи в теле, зато видимость – лучше не надо. В дальнем конце поля сорока затрещала, значит, кто-то ее потревожил. Присмотрелся, а медведь морду из кустов высунул, оглядывается, носом водит, принюхивается. До него метров двести. Хорошо, что ветер в мою сторону дул, не учует. Залезать наверх было поздно: зверь может движение ветвей заметить, шорохи услышать. Потому я спрятался за елку, ружье проверил – два пулевых патрона в стволе, а два в левой руке зажал. Решил так: «дуплетом», сразу из обоих стволов стрелять не стану. Во-первых, от сильной отдачи выстрел бывает не точным. И ружье окажется пустым, а я безоружным. А если зверь на меня бросится? Нет, рисковать не буду. Моя «тулка» в охоте проверена – не подведет. Я успокоился, приладил ствол на сучек елки, и стал ждать охотничьей удачи. Жду десять, двадцать минут, полчаса. Солнце из-за реки поднялось, припекает спину, а медведь все вдали бродит и головой над землей размахивает. Как корова на пастбище. Я догадался: это он вокруг себя пастью метелки овса срывает. Пополз за медведем по-пластунски Стою и думаю: а вдруг он опять другим лазом уйдет? А мне завтра на работу. Неожиданно возникла шальная мысль: а если к нему самому подкрасться, по-пластунски? В армии неплохо получалось. Овес густой, выше колена, авось, не заметит. Уж очень хочется добыть медведя! Вон он, бездельник, по полю гуляет, общественным овсом лакомится. Это я тайком свою храбрость подогреваю… …Да, был бы у меня нарезной карабин, я б его и отсюда достал. Стреляю неплохо. Но моя гладкостволка прицельно бьет на 20-25 м. Я лег на землю и пополз. И вот тут без отступления не обойтись… Представьте: вы, с ружьем в руке, вслепую, ползете по овсу и голову поднять не можете. Боитесь, что медведь вас увидит. А знать, где он, ваш дорогой и желанный, ну очень хочется! Может, уже рядом? Какие мысли в голову полезут? Правильно! Если Вы человек с воображением, то подумаете, как и я: Вот подойдет ко мне мишка, дружески прижмет лапой к земле и рявкнет невежливо: «Ты куда ползешь, киллер безмозглый?!» …А, может, сразу, без «рева» рванет вас за самое мягкое нежное место? Он же не воспитанный…А что вы, лежа, с ним сделаете?.. От таких мыслей у любого человека настроение в животе испортится и прыти убавится. Короче: я не стал думать и гадать, что да как, а дополз до небольшой елочки, что стояла среди поля, и осторожно поднялся на ноги. На душе веселей стало, и охотничий азарт возвратился. Медведь за это время приблизился метров до ста, и, продолжая кормиться, медленно двигался в мою сторону. Забил патрон я в «тулку» туго и думал: «Угощу-ка друга, постойка-ка, брат медведь» Встал жизненно важный вопрос: с какого расстояния стрелять? Из своей родной «тулки» за 20 шагов я попадал в папиросную пачку, а дальше начинался «разброс». То есть я мог не убить, а ранить. А раненый зверь, говорят, непредсказуем. Напарника нет – помощи не жди. Значит, валить нужно с первого выстрела, в упор. И я стал ждать, надеясь, что по ветру медведь меня не учует и подойдет ближе. …Вот до него 50, 40, 30 метров… …А зверюга-то здоровенный, угрюмый, косматый… С таким «кашу» не сваришь – изувечит и фамилию не спросит! Тут под рубашку противный холодок пополз, и трезвый вопрос возник: Жил же ты 35 лет без медведя... От такой постыдной мысли в жар кинуло: а что же ты, «охотничек», людям скажешь? Соврешь, что не видел? Ну, уж, дудки! Подпущу ближе, а там посмотрим кто кого в честном поединке! Медведь вдруг остановился, и посмотрел в мою сторону. Видимо, инстинктивно почувствовал врага. Я давно держал его на прицеле, и немедля выстрелил. От неожиданного удара пули в шею, зверь ткнулся носом в землю, но мгновенно оправился от шока, вскинул голову и увидел меня. Ждать его броска я не стал. В доли секунды дозарядил ружье, и послал пулю из левого ствола ему в ухо. Голову зверя отбросило новым ударом. Он свалился на бок и конвульсивно задергал лапами. Я выждал несколько минут, вышел из укрытия, но не спешил подходить близко. Слышал, что и смертельно раненый зверь может затаиться, а затем кинуться на охотника. Держа ружье наготове, я толкнул его длинной палкой. Медведь качнулся, но не пошевелился. Я облегченно вздохнул и вытер пот со лба… Взвалил медведя на телегу... На звуки выстрелов подъехали рабочие совхоза на тракторе с телегой. – Что, завалил?! Один?! Из гладкостволки?! Его тут из карабина взять не сумели! Ну, ты, мужик, лихой!.. Помочь вывезти? – Помощи буду рад. У меня и бутылка припасена… Мы распили водку за упокой души убиенного, затем срубили две толстые жерди и вчетвером с трудом закатили еще мягкую тушу в кузов телеги. Рабочие довезли меня до реки и помогли затащить трофей в лодку. От перегруза она поднялась «на дыбы». Когда завел двигатель и перебрался в нос к рулю, лодка немного выровнялась. Я осторожно, вдоль берега поплыл к пристани, где я оставил свой ГАЗ-69. Сразу набежали любопытные. Они помогли затолкать тушу медведя в объемистый багажник. Я благополучно довез добытого медведя до гаража, где с друзьями освежевал его. …Как оказалось, это была лишь первая половина моей «удачной» охоты. Вторую, не менее опасную, таило тело убитого медведя…

Источник

Картина дня

наверх