Охота и рыбалка

25 503 подписчика

Популярные статьи

Свежие комментарии

Да сколько можно

Рыбалка в заливе под названием Букля у посёлка Пенкино почти всегда оставляла массу положительных эмоций. Там находили приют многие водные обитатели. Но основную добычу рыболовов-зимников составляли вездесущие: плотва, густера, окуни, ерши и уклейки. Также попадались щуки и судаки.

В период становления льда группы блеснильщиков, мормышечников и жерличников распределялись по всему заливу. Активные поиски рыбы продолжались до середины декабря. Потом Букля отдыхала от удильщиков, так как поклёвки носили уже единичный характер. Возобновлялась ловля в марте–апреле, когда «просыпалась» уклейка и активизировались плотва с густерой.

В ноябре расставленные ещё затемно жерлицы занимали основную площадь водоёма, ближе к Клязьме. Вся середина залива облавливалась балансирами и раттлинами. Свободные участки береговых свалов осваивались мормышечниками, которых всегда было большинство. На реке неделю стоял ещё не окрепший лёд, в то время как в заливе почти месяц шла активная ловля.

Да сколько можно?!

К этому выходному дню потеплело, выпало много осадков в виде снега. К нашему приезду залив выглядел уже по-зимнему.

20-сантиметровый ледяной панцирь был укрыт толстым снежным одеялом, а деревья в белых накидках преобразили окружающий ландшафт.

Примечательные личности

Мы своей дружной командой, состоявшей из четырёх человек, не спеша спускались по утрамбованной дороге к выходу из залива. Один из моих товарищей Егорка, с кем я провёл большинство рыбацких часов на льду, шёл в новом голубом костюме. На плечах, наколенниках и клапанах выделялись нашивки из чёрной ткани, а вставки на карманах и отворотах костюма «кричали» ярко-красным цветом.

Найти Егорку в толпе не составляло труда. Глаза сами натыкались на его коренастую фигуру с вызывающими элементами одежды.

Как и предполагалось, народу собралось на Букле не меньше полсотни человек. Половина из них блеснила судака. Вся середина залива пестрела флажками от жерлиц. Мы настроились на ловлю хищника балансирами, но у меня в ящике ещё хранились удочки для рыбалки как с подсадкой мотыля, так и без него. Ведь на водоёме неизвестно, какой способ окажется добычливее!

В течение полутора часов каждый из нас активно сверлил лунки, старательно облавливая все глубины. Испытывались на «прочность» разные приманки. То же самое делали ещё 25 человек, но никто пока не видел ни одной поклёвки. По истечении этого времени первоначального запала поубавилось, и часть блеснильщиков, достав кивочные удочки, сместилась к берегам в надежде на поимку плотвички или окунька. Я, следуя внезапному порыву, присоединился к ним.

В новой компании в основном преобладали пожилые люди. Маленькие группы из двух-трёх человек сидели рядом друг с другом и переговаривались. Я сначала как-то не обращал внимания, но, присмотревшись, удивился тому, насколько это были разные удильщики!

На мои глаза попались две женщины, старушка и ещё пара девушек. Одна из них — юная красотка в белой вязаной шапочке с помпоном, с румяными щеками и накрашенными ресницами была под наблюдением молодых ухажёров. Парни сидели, отвернувшись от удочек, и соревновались в красноречии перед вожделенным объектом.

Барышня игнорировала своих спутников и показывала чудеса ловкости и неутомимости в рыбацком деле. Она порхала в своём белом полушубке и мохнатых сапожках между удильщиками, настойчиво сверлила лёд и… блеснила! Мне кажется, если бы у неё имелся автомобиль, то послала бы своих попутчиков куда подальше, как отвлекающий элемент.

Увлекательная игра

Тут на небольшой глубине на мормышку изредка поклёвывали мелкие полосатики. Я помнил, что на противоположной стороне чаще ловились плотвички. А если подсыпать в лунку немного манки, то стайку можно удержать на некоторое время.

Егорка с друзьями находился у меня перед глазами все время. Его костюм невозможно было спутать с другой одеждой. Проходя мимо «своих» рыбачков, я увидел, как они усердно работали балансирами и сдаваться не собирались. Приманки в данном случае использовались самые уловистые, которые творили чудеса на Оке, Волге и Суре.

— Ты далеко? — спросил Егорка.

— На другой берег, — махнул я рукой.

— Ну мы пока тут побудем, — заверил меня товарищ.

Обосновавшись в пяти метрах от кромки льда, как раз напротив дерева я подготовил лунку и опустил мормышку в воду. Сверху на неё медленно опускались крупинки манки. «Пусть любопытная плотва заинтересуется и подплывёт поближе» — думал я, шевеля приманкой на одном месте.

В период времени, когда рыба неактивна, пробовал провоцировать её на атаку проверенным способом. Постукивал насадкой по дну, после этого приподнимал половинку мормышки и покачивал кивком. Мотыль продолжал лежать на грунте и только слегка шевелился. Затем я выдерживал паузу в 10 секунд. Если кивок не выпрямлялся, показывая поклёвку, приходилось повторять операцию.

Несколько пар любопытных глаз, приблизившись, созерцали ароматное лакомство. Рыбки были готовы схватить мотыля, но пока не решались. Заключительный этап провокационной проводки заключался в бегстве этого объекта с места его обнаружения.

Рука размеренно придавала колебания удочке. Кивок часто вибрировал, и приманка медленно поднималась до метра. Сопровождающие её рыбёшки беспокоились, наблюдая, как «червячок», находясь под их пристальным вниманием, старался скрыться. И та рыбка, которая это быстрее осознавала и пыталась помешать побегу… сама оказывалась добычей.

В погоне за удачным кадром

Поймав первую плотвичку, я снова опустил в лунку мормышку. Во время своего «взаимодействия» с обитателями водоёма не забывал поглядывать на Егорку. Он по-прежнему усердно подбрасывал балансир в ожидании поклёвки хищника. Вдруг товарищ резко подсёк и принялся быстро выбирать леску.

Да сколько можно?!

Я, отложив удочку, встал с рыболовного ящика и пошёл к другу, по пути настраивая фотоаппарат. Необходимо было запечатлеть довольное лицо Егорки вместе с добычей. Ради такого снимка «врасплох» я поспешил оказаться незаметно лицом к лицу с виновником поимки трофея.

— Вот черт! — вырвалось у меня удивлённое восклицание, когда ко мне повернулась ошеломлённая физиономия… Володьки-седого. — Ты какими судьбами?.. Вот это встреча! А я пришёл сделать фото своего товарища. Само провидение привело меня сюда. Улыбнись на камеру!

Я присел, собираясь навести объектив на старого знакомого и сделать хороший снимок. Но Володя поднял руку, отодвигая аппарат и одновременно отворачиваясь в сторону.

— Серёга, не надо! — заявил он. — Я не фотографируюсь!

— Ладно. Не хочешь, будь по-твоему! — согласился я.

Володя убрал выловленную щуку в пакет, и мы обменялись новостями. Было заметно, что со мной разговаривал солидный, но скромный человек. Он держался с достоинством и совсем не походил на того балагура и душу компании, каким я его хорошо знал.

Мы познакомились давно, когда на день рождения жены племянника пришла её подруга с мужем Володей. Это был коренастый мужчина с седыми волосами лет 35 — боевой офицер. Он постоянно шутил на той вечеринке. Чуть позже я узнал о его пристрастии к подлёдной ловле. В свободное от командировок время Владимир осваивал зимней удочкой водоёмы нашей области.

Однажды в январе мне довелось провести с ним целый день на льду. Любопытно было наблюдать за опытным рыбаком. «Как было бы здорово устраивать совместные поездки на озера или реки!» — мечтал я.

И вот наступил год, когда у Володи выдалась последняя командировка перед увольнением в запас. «Только бы обошлось, и человек вернулся живым и здоровым, — думал я про себя. — Вот тогда порыбачим!».

Эта встреча оказалась последней, когда мы общались и строили планы. После возвращения «оттуда» Владимир изменился. Мне никак не удавалось с ним договориться о совместной поездке на водоём. Володя всегда отказывался, каждый раз приводя одну и ту же причину — «нетранспортабелен». Я смирился и больше не настаивал на рыбалке.

С тех пор прошло почти 15 лет. И вот он тут передо мной… но словно в образе совершенно другого человека. «Ну что ж, — подумал я. — Жизнь меняет людей!».

Награда нашла героя

Оглядевшись, заметил Егорку по центру Букли перед входом в маленький заливчик. Вернувшись к своему ящику, я, поиграв мормышкой напоследок, смотал леску на удочке и направился к другу. Раньше в том районе неплохо ловились окуни с плотвой. Но рыба сегодня вела себя пассивно, и уговорить её на крючок будет непросто.

Моя команда приютилась позади блеснильщиков. Как выяснилось, был всего один слабый тычок в Егоркину приманку. Я нашёл свободную лунку рядом с друзьями. На первой же секунде игра кивком принесла мне окуня. Второй попался на паузе после активной проводки. Рядышком со мной устроилась пожилая пара с удочками для ловли на мормышку.

День был по-прежнему пасмурный. Егорка сместился на 10 шагов. То в одной лунке поиграет приманкой, то перейдёт к другой. Он все ещё надеялся найти свою рыбу. Время подходило уже к обеду.

Вдруг товарищ уверенно подсёк и начал выбирать леску. «Наконец-то! — обрадовался я. — Награда нашла своего героя! Бонус за терпение и труд, за настойчивость и веру в успех!». Соскочив с рыболовного ящика, я на бегу включил камеру для фотосъемки.

В это время Егорка левой рукой схватил появившуюся в лунке голову судака и быстро вытащил рыбу. Приблизившись на расстояние метра к товарищу и хорошенько его рассмотрев, я, не сдержав эмоций, воскликнул:

— Да сколько можно?!

На меня смотрел оторопевший Володя-седой. Потом он молча снял килограммовую добычу с тройника и убрал в пакет.

— Чего, Серенька?! — усмехнулся ветеран. — Опять обознался?

Я ещё не оправился от удивления, поэтому повторил вопрос:

— Да сколько можно путать вас друг с другом?! Второй раз на те же грабли!..

— Бывает! — заверил он. — А ты чего не блеснишь?

— На балансиры не берет, а раттлинов у меня нет.

— Я уже третий год на них ловлю. Классная штука оказалась!

— Согласен! — кивнул я, оглядывая рыбаков.

Мысли о многом

Егорка сидел сбоку в пяти метрах от нас. «Как он умудрялся все время выпадать из моего поля зрения?» — подумалось мне. Навестив друга, я сообщил, что судак пойман на раттлин.

— У меня на него и была единственная поклёвка! — признался тот. — Раз такое дело, сейчас обратно прицеплю!

Поменяв приманку, Егорка перешёл поближе к Володе. «Эх, сфотографировать бы их! — мелькнула мысль. — Сидят рядышком, как два брата-близнеца!».

Пока я отлучался за снастями, Володя переместился ближе к Клязьме, а у Егорки произошла ещё одна поклёвка. Только на этот раз он смог поднять судака до поверхности. Рыба сошла с крючка под самой лункой!

Сидя на рыболовном ящике и перекусывая, я думал о том, что надо бы приобрести такую приманку. Она действительно оказалась уловистой даже в такой день, когда хищник не реагировал на балансиры и живцов.

Я также размышлял о случайной встрече. Вот теперь, когда в жизни отставного офицера все наладилось, можно было бы и восстановить наши дружеские отношения. Но, видно, что-то надломилось в душе ветерана. Человек замкнулся в себе и не хотел перемен. Сейчас он просто взял свои вещи и спокойно ушёл на новое место, не сказав ни слова!

В этот день, когда блеснильщикам и жерличникам не повезло с поклевками, я ещё раз убедился в том, что есть удильщики иного склада. Вопреки сложностям они всегда находят ключик к пассивной рыбе. Подбирая нужную приманку и анимацию, каждый раз добиваются успеха!

Покидая Буклю, я с грустью обернулся. На другой стороне залива сидел в полном одиночестве мой старый знакомый — Володя седой…

Сергей Мокеев, г. Владимир.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх