Охота и рыбалка

25 592 подписчика

Свежие комментарии

  • Борис Осипов
    Именно молоки...Черный налим
  • Александр Ломоносов
    Может не молок, а печени? По енисейски, максы.Черный налим
  • Борис Осипов
    Уха из налима с добавкой молок ...объедение ...Черный налим

Гобой

Гобой

Фото автора

В среде охотников иногда встречаются разные мнения о том, как быстрее отучить охотничью собаку от работы по зверю, который для охотника нежелателен. Вот несколько примеров, которые мне довелось слышать среди гончатников: «Добыть лисицу и наказать с назиданием своего питомца, дабы отбить этим желание преследовать зверя, поселив в него страх наказания». 
Или «Добыв лисицу, надо прикрепить ее на спину гончей или ошейнику и так оставить на несколько дней. Гончая будет испытывать неудобства, дискомфорт и откажется от работы по лисице».

Мне казалось, что данные способы бытуют и в наше время и продиктованы им же, но в подшивке еженедельного издания 1903 года «Псовый и ружейный охотник» я нашел статью, в которой рассказывалось, что «прикреплять добытого из-под легавой зайца к ошейнику собаки, дабы она привыкла к нему и не обращала в дальнейшем на охоте на него никакого внимания, не приносит должного эффекта».
У меня был пример, когда выжлец русской гончей по кличке Гобой моего друга Феликса Комаровича, постепенно совершенствуясь в работе, отказался совсем от работы по лисице, предпочтя ей зайца. Гобой был подобран на улице возле одного магазина, где Феликс его прикармливал, собака охотничья, и охотник не мог его бросить в беде.

За период жизни у магазина Феликс назвал выжлеца Колбаскиным. Феликс прикармливал его колбасной продукцией. Хозяева выжлеца не нашлись, и он его забрал. Дома выжлеца назвали Гобоем. Иллюзий на счет его охотничьего прошлого не было, оставалась надежда на охотничье будущее.


После нескольких недель у Феликса и немного пообвыкнув, Гобоя стали брать с собой на охоту. В ту пору у меня был выжлец по кличке Ураган, с которым не надо было бить ноги часами, поднимая зайца, после помычки он держал зверя до ружья. С ним мы начали наганивать Гобоя. Год благоприятствовал нам, в декабре прошли обильные снегопады, и охотиться было сложно, а в январе началась оттепель с дождями, снег почти растаял, ходить по лесу стало легко. Нам очень хотелось услышать Гобоя: какой у него голос, что ему передано от неизвестных нам предков… Гобой был молодцом, уходил за Ураганом в глубокий и долгий полаз, позволяя нам напиться чаю в ожидании гона. Когда Ураган поднимал зверя, он не выходил к нам, а придерживался его в работе. Но голос не отдавал. Пытались попробовать Гобоя в одиночной работе, но и здесь нам не везло. Сказывалось воспитание Гобоя, он как бы побаивался леса и придерживался Феликса, а зверя в наших местах, мягко говоря, негусто. Поэтому решили в оставшийся месяц для охоты остановиться на смычковой работе.


В феврале подморозило, кашу из снега сковало и начало присыпать снежком. Прошел последний месяц охоты, небольшим коллективом мы выбрались на закрытие охотничьего сезона. Собаки не подняли в тот день зверя. За два месяца мы не услышали голоса Гобоя. Я пытался объяснить, что мы не знаем его происхождения, а сейчас зима, и бывают гончие, принимающиеся работать по чернотропу. Феликс терпеливо выслушал меня, залил костер остатками чая, и мы начали собираться домой. Вытрубили выжлецов, погрузили в авто и тронулись в сторону дома.


Дрогой мы беседовали о запомнившихся моментах охотничьего сезона. Дорога крутилась вдоль полей, когда мы проезжали поле, перепаханное осенью, и уже были на середине, как от небольшой куртины в нашем направлении вышла лиса. Она шла к нам наперерез хорошей рысью, сократив дистанцию, остановилась, выжидая нашего приближения. Видя это явление, мы продолжали двигаться, постепенно сбрасывая скорость. Вот мы поравнялись с ней и достигли наикратчайшего расстояния между нами. До рыжей было метров сто, она отлично была видна. Выждав паузу и дав нам немного времени на принятие правильного решения, лисица пошла параллельным курсом. У нас на тот момент было одно желание: показать ее Гобою. Феликс достал Гобоя из машины и наперегонки с ним помчался за лисицей. Гобой пока не видел уходящую лису и воспринимал происходящее за игру. Отмечу, что Феликс был мастером спорта по морскому пятиборью, и шли они за лисой полным ходом. Лисица при этом, перейдя на карьер, направилась к куче из камней на краю поля. В какой-то момент Гобой поймал взглядом силуэт уходящей по полю лисицы и устремился к ней. Феликс еще пробежал некоторое время, но когда Гобой налетел на прямой парной след лисы и помкнул, да таким голосом, что Феликс встал как вкопанный, а у меня рот приоткрылся. Красивый фигурный двойной голос наполнял вечерний простор. Лиса прошла до кучи, поднялась на нее и обернулась. Убедившись, что выжлец идет по ее следам, пошла на полевую дорогу. Поля у нас небольшие, по краям ограниченные канавами, заросшими кустами и деревьями, поэтому происходящие можно было принять за чудо.


Гон продлился несколько минут, еще с десяток минут мы ждали Гобоя, пытающегося справить след на дороге. Феликс уже успел вернуться к нам, весь торжествующий. Гобой тоже возвращался к нам, показывая, какой он молодец!


Оставшийся путь домой тему Гобоя мы не обходили стороной. Прощаясь в этот день с Феликсом, мы предположили, что Гобой при Урагане тушуется. Он все понимал и чувствовал, участвовал по-своему все два месяца, но собственную деятельность не начинал. И нам при нашем скудном количестве зверя было трудно инициировать индивидуальный подъем.
Всю весну и лето Феликс посвятил Гобою. По зайцам он еще не начал работать, но по лисе принялся. Постепенно они нарабатывали часы, и к началу охоты выжлец уже показывал стабильную индивидуальную работу по лисице.


По истечении октября Феликс звонит воодушевленный, что добыл первую лису из-под Гобоя. Он рассказал, что лисичка этого года ходила на небольших кругах и была добыта в конце часа работы. Я поздравил их двоих с почином и поинтересовался, как он относится к мнению в охотничьей среде, что гончая азартнее работает по тому зверю, которого первого с ней добыли. Феликс, выдержав паузу, ответил: «Поживем увидим». И приступил к следующему этапу.


В жизни Феликса до Гобоя были подружейные собаки, русский спаниель, дратхаар, поэтому у него было свое мнение об охотничьей собаке. Он решил поставить работу по зайцу. Феликс начал выезжать подальше, где встречается чаще заяц, а лисы — реже. В конце зимы им удалось добыть двух зайцев; по рассказам Феликса они были тяжелые. Ему приходилось помогать Гобою преследовать зайца и исправлять сколы вместе с ним.


Три года пролетели как один день после первой помычки Гобоя. Погожим октябрьским деньком я охотился в месте старых торфоразработок. Сидя на поваленной березе, наслаждался солнцем в отсутствии насекомых в ожидании подъема. За спиной, на горельнике, примыкающего к торфоразработкам, я услышал помычку знакомого голоса.


От меня к горельнику шла дорожка, местами из гати, местами песчаная. Зайцу придется идти по ней. Мои собачки не подваливают к чужим, можно послушать Гобоя. Гобой уверенно провел зверя по краю болота, потом углубился в горельник. Пару раз скололся, исправился и повел дальше. На краю дорожки появились две сороки, стрекоча и ссорясь, они сопровождали кого-то на земле. Вот они вылетели на дорожку, а вслед за ними вышел заяц. Левое ухо, завалив в сторону, а правое прижав, он сделал несколько прыжков из стороны в сторону, пытаясь отделаться от назойливости птиц, но не получилось. Тогда заяц повернулся в пяту, прижал оба уха и наддал изо всех сил по прямой, подогрев тем самым мой интерес к работе Гобоя. Гобой вышел четко там же, где и заяц, остановился, пытаясь прочесть, что тут устроил заяц под сороками. Продвинулся молча вперед, нащупывая конец маневра.


Дойдя до места, где заяц повернул в пяту, повернулся и полными ногами четко по невидимой ниточке погнал. Теперь мне хотелось увидеть Феликса. Пройдя по дорожке, я встретил его на пересечении двух зарастающих канав, оставшихся от торфоразработок. Он тоже наслаждался солнцем и работой Гобоя. Феликс поделился радостными результатами, что в прошлом году добыл восемь зайцев в наших угодьях, Гобой стал хорошим и уверенным гонцом, с которым не надо сбивать ноги в поисках зверя, и лису он перестал гонять, может по парному следу минут десять поработать, и хватит».
На страницах «РОГ» публикуются статьи, посвященные последовательным методам дрессировки и воспитания охотничьих собак, к которым я присоединяюсь. В заключение хочется отметить, что гончие в основной своей массе проявляют интерес к живой лисице. На охоте, бывало, гончая, дойдя по следу до добытой лисы, уже не проявляет к ней интереса, разворачивается и пытается найти след, обрезая вокруг.

Ярослав Скворцов.

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх