Охота и рыбалка

25 595 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виталий Кирпиченко
    На одном из фото Бораунинг. Тоже прекрасная "машина".Sjogren — шведски...
  • Алексей Андреевич
    надо же, действительно неплохое состояниеSjogren — шведски...
  • Ostapkovich Petro
    "...стоило намазаться этим самым диметилфталатом (рипудином), как обжигало воспалённую кожу, словно огнём..." - дурно...Ну и гад-же-ты: к...

Бесстрашный лось

Встречи с крупными копытными в тайге практически всегда кратковременны – ведь звери боятся человека и к таким встречам не стремятся. Более того, обычно они узнают о приближении человека заблаговременно и незаметно уходят с его пути.

Бесстрашный лось

фото: Fotolia.com

А в лесу видимость ограничена, зверю спрятаться очень легко.

Поэтому мы при прогулках даже в заповедной дальней тайге редко встречаем крупных зверей.

Конечно, если соблюдать меры звуковой, запаховой и зрительной маскировки, то есть стать невидимкой, то в местах гарантированного появления диких животных встречу со зверем организовать просто, нужно только её дождаться.

Есть места, где диких животных издалека видно, там в периоды их активности их легко увидеть, но издалека, в бинокль или зрительную трубу.

Но в лесу при пеших или лыжных прогулках звери заметят вас своевременно и уйдут незамеченными.

Но самые крупные наши звери, лоси, иногда дают любоваться на себя белым днём и не убегают. Происходит это обычно в дальней заповедной тайге, зимой, когда снег глубокий. Здесь остаются на зиму только самые крупные взрослые особи, обычно быки.

Большая часть популяции уходит зимовать туда, где снег мельче, а самые сильные остаются. Лось в полутораметровом снегу снег брюхом и боками бороздит и бегать не может, но когда веточного корма много, ему много ходить не надо.

Зато волков в таких местах нет, а росомах сильные и здоровые лоси не боятся. Перед человеком лось в таких условиях беззащитен, поэтому успешно зимуют в глубокоснежье лоси только в заповедной тайге. Вот одна из таких встреч.

Прокладка лыжни по метровому снегу – тяжелый труд. А для проведения учётных работ надо много километров лыжни проложить и по несколько раз пройти по ним.

Главная лыжня, по которой 2 недели нужно будет ежедневно ходить, прокладывалась по подножию склона над речной поймой. Огромный безрогий бык, утонувший в снегу выше брюха, обнаружился всего в 30 метрах от лыжни, в прозрачных тальниковых зарослях.

Зверь медленно плыл по снегу, постоянно оглядываясь, а метров через 20 остановился, спрятавшись за двумя ёлочками. Чтобы не пугать зверя, я не только не стал останавливаться, но и не изменял ритма шагов до тех пор, пока не прошёл мимо зверя.

Лось, спрятавшийся за двумя заснеженными ёлочками, был хорошо виден и смотрел только на меня. Его растопыренные подвижные уши на длинной комолой голове, губастая морда и короткая мощная туша над снежным покровом выражали самую настоящую тревогу.

Через пару часов, когда я возвращался обратно, лось оказался всего в 20 метрах от ёлочек, за которыми прятался, но ближе к лыжне. Я снова прошёл мимо, а он провожал меня взглядом. Радовало то, что зверь не пытался убегать.

Бесстрашный лось

фото: Fotolia.com

Наши встречи стали ежедневными. Лось осваивал узкую полоску поймы длиной всего метров триста. Он уже не тревожился при моём появлении и всегда, посмотрев в мою сторону, продолжал свои дела. Их у него было немного – или кормёжка в тальниках, или пережёвывание пищи на лёжке.

Лыжня проходила метров на пять выше поймы, зверя я всегда обнаруживал издалека, метров со ста. Лежачий лось в глубоком снегу скрывался почти полностью, заметно было только верхнюю часть спины и несуразно большую голову на подвижной шее.

Но при возвращении из последнего маршрута местом очередной лосиной лёжки оказалась моя лыжня. Зверь меланхолично жевал и без всякой тревоги смотрел в мою сторону. Я сбавил скорость, а метрах в 20 от лежащего на лыжне зверя остановился. Ведь лось –зверь сильный и потому опасный, мало ли что…

Оказалось, что обойти стороной потерявшего страх сохатого проблематично – сверху по крутому склону новую лыжню топтать неоправданно трудно, а снизу, по пойме, где валежник и чаща непролазная, вообще невозможно.

Возвращаться же обратно и затем обходить добродушного с виду, но в действительности очень опасного лося длинным путём – долго, трудно и глупо. Может, так договоримся? Должен же он вспомнить, что человек опасен и дорогу ему уступить? Обязательно должен!

До этого мимо лося я всегда проходил молча. Своё мнение о поведении зверя я озвучил сначала тихо и спокойно, но совет уйти с дороги старших по возрасту и званию был уже громче, в повелительном, как мне хотелось, тоне.

Лось продолжал жевать, не делая попыток следовать совету. Угрожающий тон с обещанием принести ружьё и в длинных ушах дырок наделать подействовал – лось встал, причём на утоптанной лыжне я впервые увидел его полностью и убедился, что этот зверь не просто крупный, а огромный.

Постояв почти минуту, бык побрёл в пойму по непролазной для меня тальниковой чаще. В глубоком снегу он снова стал таким, к какому я уже привык. Отойдя метров десять, лось остановился и оглянулся на меня.

Я уже шёл по лыжне и находился на покинутой зверем лёжке. Нас разделяла крохотная дистанция, всего 10 метров, причём мы оба не испытывали страха и тревоги. Я знал, что всё уже кончилось, а лось вообще не воспринимал меня как источник опасности.

Это была наша последняя встреча, ведь учётные работы закончились. Но в последующие годы понял, что такое вроде нетипичное поведение лосей в заповедной тайге можно считать обычным.

Виктор Степаненко

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх