Охота и рыбалка

25 494 подписчика

Верхом на поросенке. Часть первая

Приходилось читать истории о том, как охотники то на волке, то на лосе покатались. Нечто подобное было и со мной, только прокатиться мне довелось на поросенке. Это не байка, а самая настоящая быль. А было это так.

Верхом на поросенке. Часть перваяПоросенок_by uncertainworld@FLICKR.COM

На «Иже»

Осенью 1973 года я демобилизовался из армии и приехал домой. Тогда наша семья жила в поселке под Ачинском. Отгуляв, как положено в таких случаях, несколько дней, я решил сходить на охоту. На дворе стоял ноябрь, снег был устойчивый, глубиной сантиметров 10-15. Но лежал он уже достаточно долго, так что звериных следов на нем было предостаточно.

О троплении по следу не могло быть и речи, но я все же решил прогуляться по лесу с ружьишком. Тут подошел ко мне кум — человек, вдвое старше меня, живший неподалеку от нашего дома. У него был на ходу старый мотоцикл «Иж», и он предложил составить мне компанию на охоте. Снега-то немного, так чего идти на своих двоих, если можно ехать на мотоцикле, не боясь застрять где-нибудь в сугробе. Я с радостью согласился: на технике — не пешком, да и вероятность удачной охоты выше.

Рано утром мы выехали из поселка и направились в ближайшие охотничьи угодья. Подъезжая к кустам или колкам, мы внимательно осматривали эти участки, а потом ехали дальше.

Таким образом мы отъехали от поселка на десяток километров, добыв пару зайцев. Заехав в лес, мы наткнулись на старую дорогу, которой давно никто не пользовался, так что она постепенно стала скорее тропой шириной примерно с метр, так что не всякая машина теперь могла бы там проехать. Ехать по ней было не особенно удобно — несколько раз мы пробуксовывали и даже ложились на бок, но она вела в глубь леса. Ехать по ней было все же удобнее, чем по бездорожью.

Проехав по этой «дороге» примерно три километра, мы вдруг увидели буквально в сотне метров впереди поросенка, который спокойно пересекал наш путь. Причем поросенок был довольно упитанным, центнера на полтора-два. Самое же странное, что поросенок этот был не из диких свиней, а явно домашний.

След свиньи

Подъехав к следу, мы в недоумении остановились. Как, откуда, почему в этой лесной глуши оказался этот поросенок? Ведь до самой ближайшей деревни не менее десятка километров! Неужели он откуда-то сбежал? А может, он родился и вырос в лесу? Кум стал рассказывать, что он, еще будучи молодым, нашел в лесу свинью с поросятами — она сбежала со свинофермы, и осенью ее, одичавшую, и ее диких поросят удалось добыть с помощью ружей. Может, и этот свин такой же?

Поразмыслив, мы решили, что поросенок все равно получается ничейный, а значит, его можно спокойно подстрелить. Но чем? У меня всего один патрон, и тот картечный, а у кума вообще только дробь. Тогда у кума родился план. Мы видели, что поросенок спустился в лощину, густо заросшую черемушником, и двинулся по ней. Так вот, кум предложил мне на мотоцикле объехать мишень и встать в засаду, а сам он пойдет по следу поросенка и выгонит его прямо на меня.

В засаде

Так мы и сделали. Объехав полукругом ничего не подозревающую хрюшку, я прибыл к началу лощины, спрятал мотоцикл в кустах и укрылся сам, приготовившись встретить поросенка своим единственным патроном.

Через некоторое время я увидел идущую ко мне добычу. Я приготовился подпустить его как можно ближе, ведь у меня есть только один шанс, только один патрон. А картечь — не пуля, такого хряка ею сразу и не завалишь.

Однако хитрый хряк, похоже, учуял что-то неладное. То ли заметил меня, то ли запах мой до него донесся, ведь ветер дул от меня к нему. Подняв голову, он остановился в полусотне шагов от меня и стал пристально смотреть в мою сторону.

Я, не шевелясь и затаив дыхание, ждал, что кабан снова двинется в мою сторону. Но тот, неожиданно развернувшись, пошел обратно. Ждать больше было нечего, и я, вскочив, бросился догонять уходившего поросенка, но тот пустился от меня галопом. Плюнув на расстояние, я вскинул ружье и выстрелил. Хряк взвизгнул и припустил еще быстрее.

В погоне за хряком

В этот момент навстречу ему вышел кум с дробовиком. Заметив новую опасность, кабан взял круто в сторону и помчался по лесу. Стрелять по нему дробью было бесполезно. Мы кинулись следом за ним.

Пробежав около трехсот метров по лесу, мы неожиданно выскочили на опушку, за которой виднелась пашня с несколькими кучами раскорчевки. Тогда, во времена моей молодости, чтобы увеличить площадь пашни, деревья выкорчевывали бульдозерами, сгребали в длинные валы или кучи, которые годами гнили с краю поля, а потом бульдозерами же разравнивали, и получалась вполне приличная пашня. Так вот, на поле, куда выбежал кабан, было не меньше десятка таких куч из старых стволов, и до ближайшей было около двухсот метров.

Я первым достиг кучи, где спрятался поросенок, но его так и не увидел. Испуганный хряк забился вглубь, сумев протиснуться между стволами. Высота кучи была метра 3 или 4, диаметр — около 40 метров.

Взобравшись на вершину, я стал высматривать, где же затаился зверь. Между стволами были довольно широкие просветы, и в одном из них я и увидел лоб и ухо поросенка.

Просунув ружье между стволами, я старался как можно ближе подвести ствол к голове хряка, ведь заряжено оно дробью. Но на близком расстоянии дробь сработает не хуже пули. Подведя ствол практически в упор, я выстрелил. Хряк завизжал, дернулся, но потом затих, и я понял, что цель достигнута.

Теперь надо было решать, как достать добычу из этого переплетения стволов. Я попытался пролезть к добыче между стволов и ветвей, и с большим трудом мне это удалось, хотя я намного меньше этого кабана. А вот вытащить его наружу сил просто не хватило. Хряк надежно застрял между стволами.

Сломать стволы… нечего было и думать: они, хотя и были полусгнившими, все еще сохраняли изрядную прочность. Кум предложил съездить домой за пилой, веревкой и топорами.

Три плюс два

В этот момент из леса по нашим следам вышли три мужика с ружьями и направились к нам. Первая мысль — хозяева. Да, видно не придется нам с тобою, кум, полакомиться свининкой. Еще неизвестно, как все обернется, может, мужики на конфликт пойдут? Нас двое — их трое. У них ружья — у нас тоже. Стоим, ждем.

Первый из подошедших усталым голосом поинтересовался, где поросенок. «Застрелен», — честно ответил я и на всякий случай приготовился к худшему. Всего, что угодно ожидал я в этот момент. Ругани, криков, что назовут дураком, что в драку полезут, что до оружия дойдет. Но никак не ожидал увидеть на лицах мужиков искреннюю радость. Они стали наперебой благодарить нас за то, что мы избавили их от мучений. Как оказалось, они уже два дня гонялись за нашим поросенком, стреляли в него и пулями и картечью.

История хрюшки

Как оказалось, еще в августе грузовик со свиньями, которых везли на мясокомбинат, перевернулся на повороте. Часть свиней получила травмы и была добита на месте, но четыре поросенка сбежали, их до сих пор не удалось найти. Одного из них нам и удалось загнать и пристрелить, тем самым оказав огромную услугу горе-водителю, который тоже оказался среди этих троих.

Поняв, что дело повернулось в нашу пользу и никакого конфликта не будет, мы с кумом стали помогать мужикам разбирать завал, тем более что у них были и топоры, и веревка. Расширили лаз, убрали сучья и поленья, привязали веревку и общими усилиями вытащили тушу наружу.

Осмотрев добычу, я увидел, что вся шкура поросенка была словно истыкана острым предметом — то были следы стрельбы «по бегущему кабану» — есть такое упражнение в стрелковом спорте. Бедный поросенок! Как ему досталось перед смертью. Сколько килограммов свинца он «принял на грудь»? И не только на грудь, но и на остальные части тела.

Оставив нам ливер с добытого хряка, мужики поволокли тушу к своей машине, а мы с кумом решили еще поездить по окрестностям. Ведь три поросенка все еще где-то здесь бродят.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ.

Юрий Пичугин, Красноярский край

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх