Охота и рыбалка

25 562 подписчика

Свежие комментарии

  • Сергей Плугарев18 января, 16:44
    Мне тоже повезло, и тоже нож спас меня (увлекся преследованием раненой лисы, но она то 5 кг максимум)Тонкий лёд
  • Лариса Лазуткина13 января, 11:39
    Браконьерство это не только опасное социальное зло. Это в первую очередь, и во все остальные очереди, измена Родине, ...Браконьерство — о...
  • Василий Шафранов13 января, 11:34
    Возможно, для автора станет откровением, но наиболее опасно не нарушение правил охоты простыми охотниками, а охотника...Браконьерство — о...

Загадка застывшего пруда

У нас в селе в самом центре есть большой пруд. Рыба в нем водится разная: карась, линь, сорога, окунь и щука. Некоторые рыболовы считают пруд грязным, потому что со всех улиц вешняя вода разный мусор сюда заносит, обходят пруд стороной. Другие, наоборот, здесь круглый год вертятся.

Загадка застывшего прудаby LaneG@FLICKR.COM

Летом — с поплавочными удочками, спиннингисты изредка на пруд наведываются, обходя его кругом по проторенной тропинке, зимой мормышечная снасть самая ходовая. А вот жерлицами почему-то никто не ловил, предпочитали реку. В прошлом году я решил испробовать. И получилось, но при этом вышла забавная история…

Удачный дебют

От дома до пруда этого — рукой подать. Минуты три — и я уже на свежем, зеркально чистом льду. С собой — простая мормышечная удочка с кивком и жерлица-самоделка. Живца поймал быстро. Около торчащих у самого берега свай от бывшего плотика, у которого в прошлом женщины стояли в очереди, чтобы белье прополоскать или ковер помыть, окуньки один за другим на мотыля брали.

Правда, маленькие, каких добывать опытные рыболовы ниже позора всякого считали: они охотились за крупными экземплярами — темными и увесистыми горбачами.

Сверлю лунку, и первая поклевка не заставила долго ждать. Живец есть! Неподалеку ставлю жерлицу. Немного подождал, собрался уже покидать пруд. День будничный — на работу уже скоро собираться. И вдруг флажок всколыхнулся! Щучка, и немалая — почти на килограмм — на льду затрепыхалась…

Снова заряжать жерлицу не стал. Времени уже почти совсем не осталось. Грудь колесом делаю и домой бегу радостным и довольным: шутка ли, жена еще завтрак не успела сготовить, а я уже на рыбалку смотался и воротился, на удивление ей, со щукой в руках…

Неприятный сюрприз

На следующий день прибегаю на пруд ни свет ни заря. Темь ночная только рассеиваться начала. Кивок еще едва-едва различим. Склонился над удочкой, будто близорукий, и на почти еще не видимый кивок смотрю. А ведь клюет! Одного за другим пять окуньков вытащил — как раз по количеству взятых с собой жерлиц, а больше мне и не надо.

Устанавливаю аккуратнее и надежнее свои щучьи снасти, однако нет времени, чтобы задержаться и смотреть, когда флажки загорятся. На работе пораньше ждали, запарка какая-то там была. Я решил, что вечером забегу, проверю. Щука, если схватит, жерлицу под лед не утащит и поводок ей не по зубам — металлический, а рыболовы не тронут: все знакомые, все свои.

Прибегаю с работы и прямым ходом на пруд. Думаю, что щуки, наверное, на каждой жерлице нацепились и сидят, как собачки на привязи, меня дожидаются. Бегу и уже с берега крутого по льду глазами шарю: не торчит ли где флажок победный? Не дают ли щуки мои о себе знать? Но, увы…

К удивлению моему, ни одна жерлица не сработала. Мысли разные в голове завитали: может, флажки в лед вмерзли, или окуньки хилые оказались, заснули сразу и не соблазнили щуку… Что бы там ни было, подхожу проверяю. Смотрю первую: не примерзла ничуть, леску выбираю — и… на тебе сюрприз! Живца нет на крючке! Вторую, третью осматриваю… До последней дошел — тот же коленкор!

Совет старичка

Досада моя мигом вылетела, ее будто ветром сдуло, мне даже интересно стало: как же так получилось? Что за такие странные щуки в пруду, коли смогли так осторожно всех рыбок с крючка снять и флажка-сторожа ничуть не потревожить? Может друзья-рыболовы пошутили? Эту версию я исключил: они не такие! Если бы щука клюнула, приятели бы ее мне домой принесли и снова жерлицу зарядили или на пруду стали бы дожидаться моего прихода.

Рыболов-старичок знакомый, сидевший рядом с моими лунками, руками только развел…

— Никто, — говорит он, — к твоим жерлицам не подходил и, тем более, не вынимал. Я, мол, не слепой, увидел бы…Полдня на этом месте сижу.

Он домой стал собираться.

— Ничего, не клюет, — сокрушается старичок, — даже у мостиков старых пробовал — тишина полная. Погода, наверное, сменится. Поэтому и живцов тебе дать не могу: пару окуньков поймал, и те взаглот взяли, давно уж околели. Щука на таких и усом не поведет, не посмотрит. Давай лови окуньков, авось да тебе на них повезет, да заряжай по новой! Да цепляй понадежнее, а то снова сбегут или щуки снимут без пыли и шума.

Он пожелал мне удачи и стал подниматься вверх по угору.

Новая попытка

Мальков ловить я не стал, не клюет так не клюет, время терять нечего, да и дома мужской работы накопилось — до выходного дня бы успеть все уладить. И на рыбалку! Но решил, что утром все-таки сбегаю на пруд, поставлю жерлицы. Спасу нет заинтересовало: что же там подо льдом с моими живцами творится? Кто же их так ловко снимает?

Утром встаю, глянул на улицу: погода и в самом деле крутанулась. Снежок падает мелкий, пушистый. Прибегаю на пруд — поклевки вялые, редкие, но все же с горем пополам живцов я наловил, ровно сколь надо — тютелька в тютельку. Лунки вчерашние корочкой льда затянуло, освежаю их торопно и хватаюсь за жерлицы. Ставлю.

На этот раз окуньков на крючок цепляю двояко: то за хребет под спинной плавник, то за нос, за обе губы. Так, думаю, шансов больше: на какую-нибудь снасть щука зацепится, сколь бы ни хитра была, оплошает. Но прихожу после работы — будто во вчерашний вечер вернулся!

Флажки лежат все до одного, хотя они и настроены были так, что даже от малейшего натяжения лески вздыбиться должны, а живцов на жерлицах нет. Ни тех, что под плавник были нацеплены, ни тех, что за губы сверху вниз наколоты… Загадка моя стала еще загадочнее. Не из-за того ли рыболовы в жерлицах доки и обходят пруд стороной, что живцов здесь ставить не наберешься, а проку мало от этого? Жуки-плавунцы что ли проказничают?..

Загадка застывшего прудаby U.S. Fish and Wildlife Service — Midwest Region@FLICKR.COM

Юный рыболов

Назавтра была суббота. В этот день все прояснилось, и стало понятно, раскололся для меня «крепкий орешек». Разгадка сама своими ногами ко мне пришла. И оказалась такой простой и неожиданной, что рассмеяться впору. Но я тогда даже виду не подал, что мне смешно от этого стало…

А все было так. С утра ушел на пруд, поставил жерлицы и решил посидеть рядом с ними, понаблюдать. Рыболовов на льду — раз-два и обчелся. На реке уже лед окреп — туда, видать, на выходной день сиганули. Смотрю по косогору мальчишка спускается и прямехонько ко мне семенит. Рыжий, веснушек на лице, будто звезд на небе в безоблачную ночь, на вид — в классе первом-втором учится.

С улыбкой здоровается он. Держится бодро, с ноги на ногу переваливается, шапку, как большой мужик, на затылок заломил. Сразу видно, что малыш не из робкого десятка, смелости ему не занимать.

— Ну, как ловится? — спрашивает с ходу, посматривая то на меня, то на жерлицы мои, снежком легким припорошенные. — А проверял?

— Чего проверять? — пожал я плечами. — Хоть по льду трескай, хоть сам тресни — не клюет и все!

— Ловить, дяденька, не умеешь! Пойду вон ту проверю!

Он стремительно сорвался с места, как на уроке физкультуры, и в мгновение ока оказался около моей самой крайней жерлицы.

Разгадка тайны пруда

Я и опомниться не успел, а он уже осторожно, будто крышку с кипящей кастрюли, снял снасть с лунки, так же бережно отложил ее в сторону и начал бойко выбирать леску.

— Поймал! Поймал! Это мой окунь! Мой! — обрадованно зазвенел он на весь пруд. Мальчишка будто ошалел, с окуньком в руках подбежал ко мне:

— Смотри! Я же говорил — ловить не умеешь! Я же поймал! Правда, и этот почему-то за спину клюнул…Чего они здесь рехнулись, что ли? Проверяй и эти! Может, тоже поймаешь!

Глаза его горели от радости, а он, не умолкая, строчил, как из пулемета: тараторил и тараторил. И вчера, и позавчера, говорит, поймал здесь.

— Хорошо, — смотрит он на меня с благодарностью, — что вы удочки здесь забыли… А я катался на льду и увидел. Проверил, а там — рыба! Бабушка уху из нее сварила и удочку у какого-то знакомого дядьки выпросила и мне принесла. Теперь с ней сюда ходить буду, но и вы свои не уносите — проверять буду ходить. Я ж научился, умею. Мы тут недалеко с бабушкой и мамой живем…

Первый улов в жизни

Он не давал мне вставить слово, да я еще и не знал, что ему сказать. Бранить его, гнать отсюда взашей — не в моих силах. Зачем радость у мальчишки омрачать? Похоже, что живцы мои были его первым уловом в жизни.

— Отец-то у тебя дома? — как-то произвольно вырвалось у меня. — Сходил бы с тобой, подучил что ли…

Мальчуган ответил быстро, как мяч отфутболил:

— Не живет он с нами! Мы с мамкой к бабушке от него перед школой уехали. Да и не рыбак он, там у нас даже речки близко не было да и… — замялся он, словно раздумывая, говорить мне такое или не говорить, и без былой радости добавил: — Была бы там у нас речка и близко, не до удочек ему… Пьет папа.

Последние слова сказал тихо, не поднимая глаз. Похоже, слеза навернулась у Даньки (так он себя назвал).

Я был готов казнить себя за этот вопрос и, чтобы успокоить его, отвлечь от внезапно возникшего неприятного ему разговора, предлагаю, кивая на удочку:

— Пойдем, Данька, опробуем снасть твою! Посмотрим, что ты за рыбак?

Ловля на червячка и окунька

Прочистили около торчащих около берега свай уже готовую лунку, он с важным видом раскрошил в нее горбушку хлеба: бабушка, говорит, так велела. А затем вынул из кармана спичечный коробок, раскрыл его, а там, свернувшись, спиралью лежал большой дождевой червь-выползок. Мальчишка пояснил: сам в огороде нашел! Но только один попался… Больше найти не мог: грядки застыли.

Насаживаем кусочек червя, через несколько минут окунек в воздухе затрепыхался! Я веду его к жерлице, где он только снял живца. Идет он нехотя, говорит, и тут место хорошее — поймали же одного…

Ставлю снова жерлицу — теперь уж на его только что пойманного окунька. Вот теперь, говорю, иди лови своих окуньков и за флажком присматривай! Как выпрямится и будет стоя торчать, а петля по льду побежит — тогда тащи! А впрочем, если я рядом буду, помогу… Смотри за ней и считай, что она твоя!

Способный ученик

Он только глазенками хлопал, а потом ушел к лунке у свай. Сидел он у лунки на корточках и, как сыч, крутил головой, стреляя глазами то на притопленный поплавок, то на склоненный к самому льду флажок. Окуньки у него поклевывали. Мальчик что-то вытаскивал и сразу радостно сообщал мне об этом.

И вдруг он радостно вскрикнул и пулей сорвался с места: флажок загорелся! Подскочил и я, подсказываю ему, как подсечь и к лунке рыбу подвести. Ученик мой оказался очень послушным, хотя и немного торопливым. Но щучку из-подо льда вытащил-таки без моей помощи. Небольшую, чуть больше селедины.

— Моя? — горел он глазами.

Я согласно кивнул и добавил, что и жерлица эта теперь тоже его! Мой подарок ему!

Тут его радости не было предела. Он схватил щучку в охапку и пулей сорвался с места, взлетел на косогор. Я даже не успел помочь ему снять с крючка рыбину, жерлица прыгала по утоптанной тропинке, тащилась за ним. Наверху Данька обернулся и на ходу крикнул:

— Бабушке покажу! И маме!

Потом по выходным дням я часто видел его на рыбалке — на пруду, а потом и на реке. И всегда рядом с рослыми, крепкими рыболовами. Он к ним сам прибивался: бура своего у него не было, и не по силам было буравить самому лунки. Да и рост еще не позволял… Совсем еще карапуз! И мужики могутные помогали: что им пару-тройку лунок для пацана сделать — раз плюнуть.

Ящик для больших рыб

Нынче встретились с ним под перволедком. Встретились на берегу пруда, лед еще тонкий совсем, хрупок, опасен — пока не зайдешь. Даньке не терпится, хвастает предо мной, сам еще две жерлицы сделал и ящик рыболовный сколотил…

— Хочешь, покажу!

И, не дожидаясь моего ответа, убежал за пригорок. Вернулся с ящиком. Данька тащил его за ремень по запорошенной лужайке. Ящик был невысок, но, наверное, в самый раз для его роста, но длина удивляла: более полуметра будет…

— А зачем такой длинный? — не скрываю свое удивление.

— А вот отгадайте! — хитро посмотрел на меня и сам дал ответ на свою загадку. — А вдруг я нынче щуку такую большую поймаю… Куда мне ее положить, как домой нести? У меня, — с улыбкой погрозил пальчиком, — все продумано. Бывают щуки такие большие? А?

— Конечно, бывают, — подтвердил я.

Данька оживился, сожалея, что лед еще слаб — его даже не держит, и, громыхая своим громоздким ящиком, стал выбираться в гору. Я смотрел мальчику вслед… Мне так хотелось, чтобы ему повезло!

Алексей Акишин, Костромская область

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх