Охота на сурка

охота на байбака

Добывать зверька в этот год я, честно говоря, не собирался. На сурчины поехал больше для того, чтобы хоть как-то скрасить томительное ожидание открытия осенне-зимнего сезона охоты. Ради спортивного интереса взял с собой фотоаппарат. С ним тоже ой как не просто подобраться на нужное расстояние к байбаку и вовремя щелкнуть затвором. Какой-никакой, но азарт! К тому же ведь для фотовыстрела получать путевку не обязательно.

Полевые наблюдения

Мест обитания сурка я знал совсем немного, потому поехал туда, где в прошлом году добыл своего первого зверька.

Тем летом мне удалось получить много ярких эмоций и полезного опыта.

Попытка с гладкоствольным ружьем взять сурка была совершенно новым и интересным для меня занятием. Оно кардинальным образом отличалось от известных мне на тот момент ходовых охот на тетерева на лунках и на зайца-беляка. Другим было абсолютно все! Начиная от одежды и заканчивая способом добычи!

Вплоть до прошлого лета мне не доводилось охотиться из засидки, долго и упорно ждать, когда появится зверь. Тем более прежде не приходилось часами недвижимо лежать в густой траве под палящим июльским солнцем, стараясь не обращать внимания на роящихся надо мной насекомых и затекающие от длительного статичного положения части тела. При этом ощущать, как по мне струится пот, как он заливает глаза, а зажмуриваться нельзя, потому что нужно удерживать взгляд на сурчинах.

Время, проведенное возле нор, позволило немного изучить повадки и расписание зверька, узнать что-то о его жизни не из статей в Интернете и охотничьих журналов, а из личных наблюдений.

Результатом всех моих стараний стал добытый сурок-сеголеток. Совсем небольшая особь, ее не сравнить с теми трофейными экземплярами, фотографии которых опытные охотники выкладывают на профильных сайтах и форумах во Всемирной паутине.

Но, поскольку это был мой «дебютный» сурок, он стал для меня очень ценной добычей! Я впервые сумел застрелить байбака, сам его разделывал. Наша семья пробовала новое для нас блюдо — из сурчиного мяса.

Все это вспомнилось, пронеслось перед моими глазами и заставило волнительно застучать сердце, как только я оказался возле знакомых нор. Несколько часов пришлось ползать с дорогим аппаратом по траве, чтобы подобраться к зверькам на дистанцию верного фотовыстрела. Сделав серию хороших снимков, я решил, что пора ехать домой и отправляться за путевкой. Охоте на байбаке быть!

Тяжелое испытание

Примерно в это же время я получил от жены подарок, о котором давно мечтал, – палатку-засидку. Использовать ее собирался только весной на тетеревином току. «Но зачем добру понапрасну пылиться столько времени? — рассудил я. — До весны еще далеко, а палатка уже у меня в руках. Так почему бы не испробовать ее на сурках?».

Так начались мои новые эксперименты. Первый раз палатку-засидку установил достаточно спонтанно. Времени у меня в тот раз было мало, я очень спешил, потому просто примчался к сурчинам в разгар дня, распугав всех зверьков. Развернул свой «шатер» и укрылся внутри.

Жаркое июльское солнышко тут же накалило палатку, разогрело воздух в ней, словно в духовке! А ведь я второпях даже не взял с собой бутылку воды… Моя засидка превратилась в пыточную! Пот насквозь пропитал одежду и щипал глаза, но отступать я не желал!

Сурки обнаружили себя довольно скоро. Молодые «щенки», которых многие охотники называют «варежками» из-за их небольшого размера и пушистого вида, недолго повертев своими головами в поисках опасности и не обнаружив ее для себя, вылезли из нор и резвились прямо перед моей засидкой. Глядя на этих пятерых умильных малышей, я не мог не улыбаться. Однако взрослые особи благоразумно не показывались.

Когда вечерние тени наползли на сурчины и зверьки спрятались в своих норах я, насквозь мокрый от пота, наконец-то выбрался из укрытия и жадно втянул в себя прохладный (по сравнению с палаткой) и вкусный вечерний воздух полей. Мне хотелось ликовать, меня переполнял восторг. Мой метод, судя по всему, был весьма неплох. Как оказалось, сурки не слишком-то боятся палатки-засидки!

Пусть добыть мне пока никого и не удалось, но такой метод охоты, кажется, вполне имел право на существование. По итогам своего дневного эксперимента я установил следующее.

Во-первых, молодые сурки совсем не опасаются палатки, быстро к ней привыкают и шныряют совсем рядом. Тут речь даже не о дистанции верного выстрела. Порой зверьки подходят так близко, что их можно рукой схватить за шкирку, если высунуться из засидки.

Во-вторых, взрослые особи более осторожны и не спешат показываться на глаза человеку. Видимо, им нужно время, чтобы привыкнуть к появившемуся рядом с их норами незнакомому объекту.

«Съемочная студия» в засидке

В голове сразу же определились цели и задачи на летний охотничий сезон по сурку. Снова добывать маленького «щенка», как в прошлом году, я категорически не хотел. Такому небольшому «трофею» можно радоваться только в первый раз. Во время новой охоты нужно подкараулить уже полноценную взрослую особь.

А поскольку зрелые сурки оказались довольно осторожными созданиями, то неизвестно, сколько придется их поджидать. Чтобы не терять время понапрасну, можно совмещать охоту с фото-, видеосъемкой маленьких сурков. Если уж не удастся добыть хороший трофей, то хотя бы останутся на память отличные кадры!

К сурчинам я выходил рано утром и возвращался вечерами, каждый раз таща на себе туда и обратно рюкзак, складное кресло, палатку-засидку, штатив и фотоаппарат. С июля-месяца, когда открылся сезон охоты на байбака, к списку вещей добавились ружье и несколько патронов. Я привык к монотонному и настойчивому гудению сонмищ насекомых по ту сторону полога, приспособился к изматывающей духоте внутри моего укрытия.

Теперь мне удалось уже не приблизительно, а досконально изучить распорядок жизни сурчиной колонии. С улыбкой на лице, словно хорошего знакомого, я встречал по утрам самого смелого и любопытного малыша. Вот он осторожно высовывает свою мордочку из норы, оглядывается и прислушивается: все ли в порядке? Нет ли поблизости опасности?

Затем осторожно выходит, встает на задние лапки и некоторое время так стоит, прислушиваясь к окружающему миру. Этот малыш всегда значительно опережает своих соплеменников, неспешно пирует в одиночестве и принимает земляные ванны. Лишь спустя 30-40 минут (а иногда час и более) робко и с опаской появляются еще две «варежки», а уже за ними подтягиваются и остальные.

«Молодежь» до того привыкла ко мне за время моих наблюдений, что порой сурки не убегали даже тогда, когда я принимался прямо в их присутствии убирать свою палатку. Взрослые же особи по-прежнему проявляли осторожность и либо не показывались вовсе, либо находились вне зоны верного выстрела.

Следует отметить, что при охоте на сурка очень важно выбрать правильный момент, когда нужно нажать на спусковой крючок. Выстрел должен быть один — точно в цель, чтобы зверек не успел юркнуть в свой бункер. Байбак довольно крепок на рану и даже после смертельного попадания может успеть добежать до норы.

Убежище сурка устроено таким образом, что вход внутрь расположен под довольно крутым углом — почти вертикально. Этот лаз идет вниз на большую глубину. При неточном выстреле смертельно раненный зверек вполне может добежать до норы и скатиться вниз. Там он уже скончается вне зоны вашей досягаемости.

Что ж, пока у меня не было возможности выстрелить из ружья. Зато имелись все условия для того, чтобы сделать удачные фотографии и видеокадры. Для съемки я использовал штатив, монокуляр и смартфон со специальным креплением. Видеокамеры у меня тогда еще не было, а моему зеркальному фотоаппарату не хватало более мощного объектива.

Конечно же со всей этой конструкцией приходилось устраивать шаманские «пляски с бубном», чтобы отрегулировать все должным образом и поймать хороший кадр. Иногда это удавалось, иногда нет. Порой отличный момент оказывался безвозвратно упущен, пока я возился с настройками. Зато постоянная практика позволила приобрести новый опыт и заставила задумываться о новом оборудовании для съемок…

Жив малыш?

Однажды, снова придя на свое место, я так и не дождался появления сурков. Просидел несколько часов в палатке и не увидел даже малышей. После этого я не на шутку встревожился, в голову стали закрадываться дурные мысли.

Внимательно обследовав окрестности, обнаружил гильзы от мелкокалиберных патронов и пустую бумажную пачку из-под них же. Нехорошие предчувствия переросли в полную уверенность: кто-то устроил на сурчинах стрельбище, а может быть, даже побоище…

Зверьки не показывались на поверхности несколько дней и я, внутренне содрогаясь от мрачных предположений, гадал: не выбили ли посетители с мелкокалиберным оружием всю колонию? Но через несколько дней из норы наконец-то показалась мордочка самого любопытного малыша. Жив! Я уже узнавал этого молодого любознательного сурка и был безмерно рад тому, что он уцелел.

Но повезло не всем его соплеменникам, из пяти малышей в живых осталось трое. Молодые зверьки получили свой первый жестокий урок, стали более осторожны и пугливы, что очень сильно бросалось в глаза. Что же до взрослых особей, то они снова на долгое время исчезли из поля моего зрения.

Так в постоянных наблюдениях прошли июнь и июль, наступил август. Я по-прежнему не терял надежды добыть взрослого сурка, но внутренне смирился с тем, что этим летом, возможно, останусь без трофея.

И вот очередной выход в поля. С семи утра сижу в скрадке возле «своих» сурчин. Прошло уже более полутора часов, но байбака не видно и не слышно. В предыдущий раз зверек подал голос лишь в 10 утра, но так и не выбрался на открытое место.

Высоко в небе кружат и пронзительно кричат пернатые хищники, с громким карканьем пролетают мимо серые вороны, порхают вокруг засидки мелкие пичуги. В воздухе стоит несмолкаемый звон насекомых. Жаркое августовское солнце нагревает мою палатку, и ее заполняет уже привычная для меня духота.

Заключительный день сезона

Я терпеливо посматриваю на часы, нужно дождаться активности байбака, определить: в какое время он выйдет из сурчин. Зверька все нет. «Видимо, расписание его жизни меняется с приближением осени? Или долгое отсутствие байбака — следствие деятельности других охотников? — размышляю я. — А может быть, и то, и другое? Как бы то ни было, а сегодня, скорее всего, заключительный день моей охоты на сурка в этом сезоне!».

Впереди у меня — разъезды по служебным командировкам. В ближайшие две недели мне станет не до байбака. А там уж подойдет к концу август, на носу будет открытие сезона охоты на водоплавающую дичь. Да и сурку уже придет пора залегать в спячку.

Но вот в 9 утра появляется тот самый любопытный малыш. Постояв несколько минут возле сурчины, внимательно изучив обстановку вокруг, зверек снова скрывается в норе. Хорошо видно, что он заметно раздобрел, округлился за время, прошедшее с начала сезона. Я приободряюсь: не зря сидел в ожидании!

Через 40 минут любопытный малыш снова появился возле сурчин, а следом за ним на поверхность вышел… крупный взрослый байбак! До него — всего 15-20 метров. Наконец-то! Вот он, мой шанс, представившийся мне после более полутора месяцев ожидания! В груди быстро-быстро застучало сердце от нахлынувшего адреналина, так что пришлось сделать паузу, глубоко вдохнуть несколько раз, чтобы успокоиться и унять дрожь от волнения.

Медленно поднимаю ружье и довольно долго целюсь, чтобы не допустить оплошности и не сделать подранка. В стволах патроны с дробью № 00. Нащупываю пальцем спусковой крючок… Бах! Далее — калейдоскоп событий и ярких эмоций: толчок приклада в плечо, поднятая дробью пыль, заваливающийся сурок и сизый пороховой дым после выстрела!

Взвешиваю долгожданный трофей — 6,5 кг. На душе легко и радостно, сезон охоты на байбака завершен с хорошим для меня результатом, когда я уже почти потерял надежду на достойную добычу!

Теперь предстоит быстро собрать палатку-засидку, кресло, штатив с монокуляром и смартфоном, ружье и не забыть своего сурка. Нужно, не теряя времени, выходить к автомобилю и выезжать в сторону дома, где следует незамедлительно приступить к разделке добытого животного. Если не поторопиться, то тушка может испортиться: ведь погода очень жаркая.

О том, как я бегом совершал марш-бросок до машины (по кратчайшему пути через холмы), как тащил при этом на себе весь свой скарб и сурка, обливаясь потом и не имея возможности отмахиваться от атаковавших меня насекомых, как гнал отцовскую «Ниву», спеша добраться до дома, как оперативно разделывал добычу, а потом… долго сидел, отдыхая и наслаждаясь тем, что теперь уже все закончилось и остается лишь радоваться добычливому выстрелу — обо всем этом можно написать отдельный рассказ.

А блюдо из добытого мною сурка было по достоинству оценено всей семьей!

Источник ➝

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх