Охота и рыбалка

25 580 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Акулов
    Советы неправильные! Надо делать пули и патроны так ... Чтобы пули и патроны вылетали из ствола в мо...Модернизированная...
  • Мухтар Муслихов
    Явно это был медвежонок, который еще не вкусил трофеи бледнолицых городских рыбаков, иначе бы уже на первом привале с...Любопытный медведь
  • Александр Лисовский
    Белую рыбу зимой не ловлю , только окуня судака и щуку . Бывает конечно и попадается , но это уже случайно . Зимой ры...Если к лунке «при...

Петрович

Петрович

С Петровичем познакомился я когда мне было около четырнадцати лет. Середина августа. Мать с младшим братом уехала в Благовещенск, до бабушки. Мы с отцом остались вдвоём. Отец работал, я, дома на «хозяйстве». Через четыре дня после работы, вернувшись, домой он сказал мне,

— Собирайся, я отвезу тебя к Петровичу в лес. Останешься с ним несколько дней, мне нужно уехать по работе.

Сборы были не долгими, что нужно пареньку в лесу. Продукты, купили в нашем магазине, а это сухие супы, хлеб, чай, консервы — то что за неделю не пропадёт. Много или мало, а рюкзак оказался полный.

Я было попытался спросить у отца, куда и кто этот Петрович, на что он мне сказал,

— Мы едем к сорок первой драге, там и познакомишься.

Я всю дорогу пытался себе представить этого «старичка» раз даже отец называл его Перовичем. На дамбе, недалеко от дяди Серёжиного скрадка, мы остановились.

— Пойдём, я тебя познакомлю,

Сказал мне отец взяв рюкзак и спальник. Я взял остальные вещи и пошёл за ним.

Скрадок дядя Саши был мне уже давно знаком. Хорошо утеплённая изба с бойницами, осенью и весной использовалась для охоты на утку и гуся, летом — прекрасное место отдыха и рыбалки, так как река Селигдар была в сотне метрах. Ну и зимой, отдохнуть после пробежки по путику. Драга в это время находилась примерно в пяти — семи километрах.

Вечер был просто прекрасный, на небе ни одной тучки. Спустившись с дамбы и перейдя ключ мы шли к скрадку. Не дойдя метров десять отец окрикнул. Дверь открылась и от туда вышел парень крепкого телосложения, старше меня года на четыре. Отец спросил его,

— Отец здесь?

— Не уже ушёл, у него ночная сегодня, ответил парень, с интересом разглядывая меня.

— Это Сергей. Сказал отец.

— Останешься с ним на эти несколько дней.

Я кивая в сторону парня, головой, спрашиваю.

— А Петрович где?

Отец рассмеялся,

— Это и есть Петрович!

От удивления я «выпучил» глаза, но ничего не сказал. Попрощавшись, отец удалился.

— Как звать то тебя помощник, съязвил парнишка.

Петрович

— Миша.

— Ааа, Потапыч значит. Ну ладно обосновывайся, как стемнеет пойдём.

— Куда пойдём? Зачем пойдём? Я так и не понял, но спрашивать не стал.

— По ходу разберёмся, подумал я.

Разговорились за ужином, Сергей сказал что ночью пойдём за дальние озера на реку ловить налима.

— А почему ночью, почему не по светлому? Спросил.

— Мы пойдём туда к двенадцати ночи, сейчас рано. Там костёр разведём. Поэтому ложимся отдыхать, ловить будем до утра, а утром мордушки проверять да и пару новых сплести нужно.

Он завалился на нары и засопел. Я лёг на другие, но заснуть сразу не получилось. Пытался переварить полученную информацию. Завтра… мордушки.....

Вспомнился и анекдот сразу: —

Едут мужики на рыбалку, на пути стойбище якутов повстречали, спрашивают,

— Ну что, рыба, то есть?

Отвечают якуты,

— Да нет, собсем нет, один только кариус.

— А морды то ставили?

Спрашивают у них.

Якуты снова отвечают,

— Да ставили, ставили, только сыбко зубы ломит!...........

Вот и мы какие «морды» будем проверять с улыбкой подумал я. Так и уснул.

Проснулся от того что кто — то толкал меня.

— Аа, что? Проснулся я.

— Подъем, будем выходить. Говорит мне Петрович.

— Возьмёшь чайник, там вскипятим, на костре.

Беру чайник, выходим, на улице темнынь хоть глаза выколи, ну ничего не видно.

— А где фонарик? Спрашиваю.

— Не нужен, только мешать будет, и так все видно.

Постепенно глаза привыкли к темноте. Я хоть и видел хорошо, но похоже глаза у него как у совы были. Мы тронулись, он шёл по тропе вдоль озёр так, вроде было это днём. Я как мог «гнался» следом за ним. За вторым озером, в кустарнике послышался треск.

— Это кто? С замиранием спросил я.

— Медведь, пошутил он. И тут же сказал.

— Это сохатый, не бойся.

Ну вида то я и не подавал, хотя «поджилки» тряслись малехо.

Всё стихло, мы шли на ощупь» дальше. Подойдя к реке Сергей сказал,

— По поваленному дереву нам нужно перейти на остров.

И вскочив он быстро перебежал как акробат на другую сторону.

Я стал медленно передвигаться по скользкому бревну, ну и как закон подлости, прямо на середине нога соскальзывает, и я грохаюсь в воду. Хоть воды было «воробью» по колено, я оказался по пояс мокрый.

Мокрые вещи сушились над костром, когда мы устанавливали в протоке закидушки. Петрович принёс уже готовые мордушки и мы сделав заездки из камней установили их. Вот теперь-то у нас есть время для чая. Когда мы вернулись, мои штаны уже высохли.

Где-то на горе напротив раздался пронзительный крик с хрипотцой, вроде дитя, а вроде лиса.

— Это кабарга! Ночная косуля с клыками, слыхал. Сказал Сергей.

— Да, отвечаю.

— Не боись, слышь как драга по валунам скрежещет. Ни один медведь близко не подойдёт.

Вышла луна и все преобразилось.

Ну я вроде уже и перестал «боятся». Часа через полтора проверяем закидушки, пара налимчиков, за разговорами и проверками время до утра пролетело быстро.

Собираемся обратно, время завтрака.....

— А как же рыба? Спрашиваю.

— Пока ты будешь тренироваться, я рыбу почищу в ключе и в морозилку. Говорит Сергей.

— Какая тренировка? Какая морозилка? Где ты её здесь нашёл? Спрашиваю.

— Почищу, покажу. Был ответ.

— Ну, а тренировка, пойдём.

Не раз ещё в жизни тренировки для балансирования и равновесия будут мной использованы, и я с благодарностью буду вспоминать Петровича.

Через ключ, где Сергей собирался чистить рыбу, было перекинуто бревно, на случай если вода после дождей поднимется. Так вот на этом бревне я должен был тренироваться, бегая туда, сюда, пока он будет рыбу чистить.

Вскоре рыба была почищена,

— Иди сюда, зовёт меня Сергей.

— Смотри, и он под кустом убирает мох в сторону, отодвигает пару досочек и в углубление вижу продукты, масло сливочное, и другие скоро портящие. Он достал пачку масла и говорит,

— Попробуй,

Беру пачку и удивляюсь,

— Замерзжее, ножом не разрежешь, говорю.

— Но ведь сегодня жарко, должно растаять!

Сергей убирает часть мха настеленного внизу, и машет головой.

— Что видишь теперь?

— Лёд!

— Да лёд, здесь везде вечная мерзлота, вот он мой холодильник.

Рыба была помещена в такой — же холодильник рядом.

У этого парня я учился на лету, многое из того что я видел, использовал и в дальнейшей своей жизни.

— После обеда пойдём морды трясти. А сейчас освежительные ванны.

Раздевшись Сергей плюхнулся в озеро и поплыл через озеро, я не колебаясь последовал его примеру. Наплававшись вдоволь мы вышли на берег.

Петрович

Солнце было в зените, пора было выдвигаться. Выйдя на реку увидел я там целое сооружение. Между забитых кольев в дно реки были уложены ветки и прутья, изображая запруду. А вот между этими строениями и были закреплены мордушки. И всего на этом заездке находилось пять штук, через каждые два, три метра. Две из которых были более двух метров длинной, а остальные около двух, и в диаметре порядка одного метра.

В первой мордушки возле берега была одна «мелочь» — налимчики полметра длинной, вальки, несколько харюзят. А вот в следующих..... уже покрупнее — и леночки и таймешата до одного метра. Это был улов «мечты» столько я ещё не видел за раз, да ещё и у нас!

Такими методами мы не ловили, это было не наше, вот мушковать или мышь покидать, это другое дело. Скажем, в своей жизни я ловил мордушкой ещё один раз. Но зато научился плести с лозы.

Рыбу пришлось носить к скрадку несколько раз, после занялись резать лозу для новых мордушек.

Вечером приехал отец Петровича, мы загрузили рыбу и он уехал, спросив как у меня дела. Отец звонил.....

Вечером Сергей принёс одностволку шестнадцатого калибра.

— Зачем она тебе, медведей же нет.

Спрашиваю.

— Надоели все эти сухпайки, будем мясо промышлять, немного «побраконерничаем». Чиркатни по вечерам носится много, да и молодняк встал уже на крыло. Одного на суп не помешает. Говорит он мне.

— Ты ещё и охотишься? Спрашиваю.

— Да, с батей, но документов пока нет.

— У меня тоже пока нет.

Поглядываем в бойницы, на улице вовсю заливаются птахи. Стало сереть, ружьё стояло возле столика. Разглядывая ствол, старенькое ружьё видавшее пожалуй не мало. Уже почти стемнело, когда на воду плюхнулась пара чирков. Сергей поднял ружье...... Я наблюдал за ним, движения его были как у профессионала, отточенные, можно было с уверенностью сказать, что ружье в его руках бывало частенько.

Выстрел отдался глухим эхом по распадине. Один из чирков остался покачивается на воде.

Спрашиваю,

— А что не спарил?

— Для супа хватит и одного, был ответ.

— Сегодня останемся здесь ночевать. Устал я, уже трое суток «не сплю». Ощипать чирка сможешь и осмолить? Спросил Петрович.

— Да конечно, сделаю. Махнул я.

— Скажи, а что самое крупное ты стрелял сам? Спросил я.

— Волка, был ответ.

— Было это на севере Казахстана, мы там жили. Волки повадились баранов в кошаре резать вот и приходилось караулить.

— Сколько ж тебе было тогда?

— Да такой, как ты сейчас. Ответил Сергей.

— Я в сарайке сидел когда они напали, один был от меня метрах в пятнадцати. Меня он не почувствовал, моя фуфайка вся лошадьми была пропахнувшая. Картечь пришлась как раз ему в спину! Лёг и ногой не дрыгнул, а другие бежали так, что только шлейф дыма остался. Сказал с гордостью Сергей.

— Вот после этого меня и стали все звать — Петрович. Ну, а ты?

— Да так, все одна мелочь, не крупнее зайца.

— Ну ничего, у тебя всё ещё впереди. Успокоил он меня.

Вода в котелке уже кипела, мясо утки варилось, специи и картошка тоже засыпаны в котелок. Ещё пять минут и всё готово.

— Пойдём искупаемся! Предложил он мне.

— Так темно, же!

— Вон луна сейчас выйдет, да и вода как парное молоко, грех не искупнутся!

Настаивает Сергей.

Ныряем, вода действительно бесподобная, лунный диск вылез из-за горы и видно стало «как днём»...........

Так провели мы несколько дней вместе, после отец забрал меня как только освободился на работе. Встречались мы с Петровичем ещё несколько раз в городе. Сверстники уважали его. Да и я тоже, многому научился у него, многое и пригодилось в этой жизни. Вспоминая я всегда удивлялся его энтузиазму и умению. Мы росли и дороги у нас были «разные». Больше я не слышал про Петровича, дай бог ему здоровья и долгих лет жизни!

Всем желаю хорошего чтения!

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх