Некоторые сведения о медведях

https_vk_com_fishingtrapper_1 (700x525, 181Kb)

В Европейской части СССР (в средней ее части) медведь ложится в берлогу в первой половине ноября, по черной тропе. Причиной, задерживающей лежку, является обилие корма: наличие падали, неубранного овса и урожай рябины. Медведь чуток к погоде, особенно старый, матерый, и, предчувствуя раннюю зиму, обычно ложится до выпадения первого снега. Молодых медведей иногда первый выпавший снег захватывает врасплох, и они дают следы по снегу. Раз медведь дал след по снегу, то опытный охотник его обязательно сумеет обложить.
 
Любимое место для берлоги: острова среди болот, заросшие гари, сухие поросшие елью болота. Медведица с медвежатами любит выбирать себе для лежки заросли очень плотные, иногда настолько густые, что проникнуть к берлоге без топора не удается. 
Большинство берлог — верховые, т.е. устраиваются под вывороченными корнями деревьев (выворотами), под большими камнями и под буреломом; только небольшая часть их находится в земле — это грунтовые берлоги. Иногда берлоги бывают очень оригинальные. Мне случалось видеть берлоги, подобные птичьему гнезду, только расположенные на земле, и берлоги, устроенные в стогах сена, оставленных до зимы в лесу. 
Почти каждый медведь выстилает свою берлогу мхом, ветками хвои, сухой травой или древесной корой. Медведь любит устраивать себе берлогу поудобнее: ломает еловые ветки, сдирает зубами и когтями еловую кору, измочаливает ее и делает из нее мягкую подстилку. Следы этой работы, видимые на елях вблизи берлоги, называют «заеди», «заломы», «задиры», «закуси». 
Медведь предпочитает густые еловые массивы более редким и светлым сосновым борам. Он питается преимущественно растительной пищей, предпочитая сочные корневища болотных лесных многолетников. Очень любит ягоды, плоды и овес. Весной и летом медведь нередко нападает на крупный рогатый скот и даже на лошадей, иногда портит промысловые путики, доставая из них добычу. Весною после спячки медведь много бродит, посещает открытые луговины в верховьях рек и речек и лакомится здесь сочными корневищами таких растений, как дудник, борщевик и конский щавель, разрывает муравьиные кучи, старые пни и колоды. 
Иногда охотники бурых медведей делят на две разновидности: «стервятников» и «муравейников». Это неверно. 
Кормовые условия, наличие или недостаток пищи могут обуславливать перекочевки медведей, обычно осенью. 
Зимой в зоологических садах, где медведей кормят, а также в Закавказье и некоторых местах Кавказа, где имеется обильная пища круглый год, медведь может не впадать в спячку. В естественных условиях, в тайге, зимой бурый медведь пищи не принимает. 
Мне пришлось провести 18 вскрытий бурых медведей, убитых зимой на берлогах. При осмотре желудочно-кишечного тракта я у каждого из медведей находил громадное количество волос. На всем протяжении тонких и толстых кишок нельзя было отыскать места, где не было бы волос. Присутствовавшие при вскрытиях, глядя на волосы, всегда задавали один и тот же вопрос: «Какое животное убил медведь перед тем, как залечь в берлогу?». Все просмотренные волосы гистологическим исследованием были определены как принадлежащие самому медведю. Язык медведя с поверхности покрыт грибовидными сосочками, отчего имеет шероховатую поверхность. Перед залеганием на зиму медведь часто и подолгу чешет себя языком, вычесывая блох. Волосы попадают с поверхности языка в ротовую полость, а оттуда в дальнейшие отделы пищеварительного тракта, где и остаются при нормальных условиях (если лежка не прервана) лежать до весны. 

Приведу краткие данные о некоторых убитых зимой медведях. 

1. Медведь-самец, вес 126 кг. Убит 3 января. Берлога облаяна лайкой при охоте на куницу. Устроена берлога под корнями вывороченного дерева. Направление чела (отверстия берлоги) — на север. Подстилки в берлоге нет. Окружающий лес — еловая рамень. Ближайшая дорога — в 12 км. При вскрытии медведя в левом локтевом суставе под кожей обнаружена старая пуля 32-го калибра в организовавшейся соединительнотканной капсуле. Желудок и кишечник зверя пусты. В прямой кишке сгусток кала, состоящего из старой еловой хвои. 
2. Медведь-самец, вес 73 кг. Убит 1 января. Берлога устроена под корнем вывороченного дерева, чело ее смотрит на север. Подстилка в берлоге из еловой хвои, обломанной с окружающих берлогу елей. Окружающий лес — еловая ровнядь. Это был медведь, первый год ложившийся самостоятельно. Два года тому назад он был рожден и полторы предыдущие зимы провел в берлогах с матерью. При вскрытии: желудок сильно сокращен, пуст. Каловый камень состоит из еловой хвои, собственных волос, овса и листьев черники. 
3. Медведица весом 110 кг и три медвежонка-сосуна весом: 1-й — 2 кг 100 г, 2-й — 2 кг 150 г, 3-й — 2 кг. Убиты 24 февраля. Место вокруг берлоги — сосново-еловая суборь. Найдена берлога лайкой при охоте на куницу. Направление чела берлоги на юго-запад. Берлога под корнями вывороченной ели, подстилки нет. У медведицы хорошо выражены три пары сосков. Желудок пуст, слизь нейтральной реакции. Каловый камень состоит из остатков овса, еловой хвои и собственных волос. 
4. Медведь весом 160 кг. Убит 29 марта. Берлога в 1 км от деревни Пятая Доля, расположена под корнем вывороченной ели. Направление чела на юго-запад. Берлога облаяна собакой при охоте на куницу. Подстилки нет. Медведь лежал, свернувшись клубком «по-собачьи». Лес — еловая ровнядь. Ближайшая дорога в 0,25 км. При вскрытии: желудок пуст; каловый камень состоит из волос и старой еловой хвои с муравейника. 

Температура тела медведя, измеренная мной пять раз ртутным термометром, вставленным в прямую кишку спустя несколько секунд после выстрела по зверю, лежавшему в берлоге и не успевшему подняться, колебалась между 29° и 34° С. 
Во время спячки обмен веществ ограничен соответственно незначительным жизненным проявлениям лежащего в покое зверя, его минимальному теплопроизводству и ничтожной сердечно-легочной и мускульной работе. Пищеварение у медведя в спячке прекращается. Реакция в желудке становится нейтральной. 
С осени медведи, залегающие в спячку, сильно жиреют. В осенние месяцы перед залеганием на зиму они переходят преимущественно на растительные корма, максимально насыщая свои жировые запасы витаминами и другими веществами, определяющими полноценность кормов. Только так и можно понять то замечательное явление природы, что зверь не только перезимовывает шесть зимних месяцев без корма, но что в этот же зимний период происходят роды и кормление новорожденных детенышей молоком, в котором должны быть все элементы, обеспечивающие рост и развитие молодняка. 
У медведя, находящегося зимой в берлоге, резко снижается потребление кислорода и продукция углекислоты; вследствие этого промежутки между отдельными дыхательными движениями удлинены, а иногда и нерегулярны: вслед за 5—10 дыхательными движениями наступает пауза продолжительностью иногда в 2—4 минуты, в течение которой дыхательные движения прекращаются. Автор имел возможность с часами в руках наблюдать в течение 15 минут лежащего в верховой берлоге зверя, находясь всего в шести метрах от него, в ясный зимний день. За минуту удалось насчитать у него не более двенадцати дыхательных движений вместо тридцати, в среднем производимых в норме в активном состоянии. 
При обильном введении углеводов с осени часть их откладывается в печени в запас в виде гликогена, а часть переходит в жир. 
Во время зимнего покоя зверь, не получая воды из окружающей среды, выделяет ее в значительном количестве при дыхании. В этом случае вода добывается самим организмом из накопленных запасов жира. 
У двух убитых медведиц автор исследовал кровь на содержание гемоглобина при помощи гемоглобинометра, причем количество его оказалось равным у одной медведицы 65%, у второй — 67%. Способность крови к свертыванию зимой понижается, и раны кровоточат сильнее. 
Ходячий рассказ, что медведь, лежа в берлоге, сосет лапу, является вымыслом, основанным на любви маленьких медвежат к этому занятию. У убитых автором зимой медведей находились между пальцами лап остатки земли, засохшей еще с осени. 
Родит медведица не ежегодно, большей частью трех, реже двух и еще реже одного медвежонка, в январе или в феврале. 
В гнезде часто встречаются медвежата, отличающиеся друг от друга ростом и весом. Разница эта доходит иногда до нескольких килограммов. Объясняется она тем же, чем объясняется и разница в щенках одного и того же помета у собаки и т.п. 
Медведица ходит с медвежатами все лето и обязательно, при нормальных условиях, вместе с ними же ложится и на следующую зиму; по выходу из берлоги на следующий год, т.е. через 15—16 месяцев после родов, она отгоняет их от себя. Ни охотникам, ни местным жителям не удавалось, насколько известно автору, видеть 4—5-месячных медвежат в июне или июле одних, без матери. Щенная медведица никогда никого не берет к себе в берлогу и всегда щенится одна. 
Точно так же не было найдено берлог, в которых лежали бы лончаки — годовалые медвежата, а вблизи них мать, готовящаяся дать второе потомство. Не приходилось также слышать, чтобы при медведице были найдены и лончаки, и новорожденные сосуны. Но берлога, в которой лежит вместе с лончаками медведица, — явление обычное. Этим, по-видимому, подтверждается, что одна и та же медведица, в условиях свободной жизни в лесу, не приносит медвежат ежегодно. 
В печати иногда встречаются сообщения, что в берлогах находят пестунов. Под именем пестуна понимается взрослый, от прошлого помета, медведь-самец, оставляемый медведицей при себе в качестве няньки для новорожденных медвежат. Однако вряд ли это утверждение обоснованно. 
Автору удалось видеть 62 медвежьи семьи. В числе их были медведи, убитые им на охоте, а также виденные случайно во время охотничьих поездок. Было осмотрено около ста сорока медвежат. О еще большем количестве медвежьих семей удалось слышать от старых зверовых охотников из крестьян. И должен сказать, что ни автору, ни другим известным ему охотникам не приходилось встречать в берлогах пестуна с медведицей. 
Наконец, не лишнее сказать об отношении медведицы как матери к своим медвежатам. Летом медведица всегда ревностно выступает на защиту своих детей. Они чрезвычайно любопытны, лезут к человеку, и крестьяне особенно часто страдают из-за этого от раздосадованной медведицы, которая пытается увести медвежат, а если ей это не удается, может наброситься, на человека. 
Зимой — дело другое. Тогда в берлоге нарушается покой, лают собаки, слышится людской разговор. Все это нервирует медведя. Медведица забывает о медвежатах. 
В Подосиновском районе автору пришлось быть на берлоге медведицы, залегшей с тремя медвежатами-лончаками. Медведица сразу стала уходить, в то время как медвежата продолжали оставаться в берлоге. И если бы не своевременно пущенная пуля, медведица ушла бы, оставив своих детей. 
В другой раз в Слободском районе пришлось охотиться на медведицу, за два дня перед тем родившую трех медвежат. Звуки, издаваемые ею при родах, очень похожие на громкое оханье, слышали два охотника, наткнувшиеся на эту берлогу. Медведица лежала в такой густой чаще, что стрелять по ней нельзя было иначе, как подойдя к елке, под нижними сучками которой она укрывалась в двух шагах. Погода была мягкая. Не успели мы подойти к берлоге шагов на 10, как уже услышали, что медведица покинула постель, медвежат и попыталась уйти. Медведица была из крупных (160 кг), но на нас не кинулась, а предпочла уйти, оставив новорожденных медвежат. Медвежата были еще так малы, что заскочившая минутой раньше в берлогу лайка успела, пока мы прыгали в яму, съесть одного из них. 
Зимой в Слободском районе лесорубами была случайно обнаружена берлога. Собаки их тут же выгнали медведицу. В берлоге остались три медвежонка-годовика, которые спокойно пролежали одни до следующего дня и были перебиты местным охотником. 
Несмотря на то, что медведицу в продолжение первых суток не преследовал никто, она не пожелала вернуться к детям, а устроилась на новой лежке, километрах в семи от берлоги. Многие из слободских охотников помнят эту медведицу, так как в продолжение месяца после этого случая на нее охотились неудачно несколько групп охотников. Пишущий эти строки самым нелепым образом упустил эту медведицу, обложенную уже на четвертой лежке. Она лежала так плотно, что позволила заниматься порубкой мешавших стрельбе молодых елок на расстоянии 3 м от себя. Во время охоты был очень сильный мороз, с механизма ружья не была удалена смазка, и оно дало шесть осечек подряд по выскочившему в 4 м зверю. 

В другое время года в любом из описанных случаев медведица стала бы обязательно защищать медвеж

Источник ➝

Незабываемое путешествие

Тяга к путешествиям у меня с детства. Благодаря отцу, заядлому рыбаку и охотнику, первое знакомство с лодочным мотором у меня состоялось в четыре года. Тогда отец купил мотор «Москва», и мы с братом с нетерпением ждали, когда у него будет выходной, чтобы поехать с ним на рыбалку на лодке «Казанка».

Свою первую лодку «Обь-М» с подвесным мотором «Вихрь-30» я приобрел в 1990 году. Затем у меня была «Обь-3» с таким же мотором. И все вроде бы было хорошо, но хотелось чего-то большего и надежного.

Места в этих лодках было мало, двигатели почему-то постоянно ломались и всегда, как на зло, в самом дальнем месте очередного путешествия. Поэтому в дальнее путешествие мне сходить так и не получалось.

И вот в 2006 г. на лодочной базе «Якорь» я увидел катер «Томь-605». Внутри что-то приятно шевельнулось, и я понял — это то, что мне надо. Я связался с предприятием-изготовителем, выпускающим катера «Томь», приехал в г. Юргу и познакомился со всеми выпускаемыми моделями, а также прошел на них по реке Томь.

Из всех катеров я выбрал «Томь-525» как модель, на мой взгляд, более подходящую для меня.

Применение российского «движка» от УАЗика в качестве стационара меня порадовало, так как двигатель мне хорошо знаком. Осмотрев «внутренности» катера, я остался доволен: надежное крепление узлов и механизмов, добротный монтаж проводов.

В мае 2007 г. я приобрел катер, и наступил долгожданный момент испытать то, что я так долго искал.

Сначала прошел акваторию Оби: от нашей ГЭС и до протоки Симан, что в Томской области, привык к управлению катером и, как говорится, узнал его поближе. Кроме того, оснастил катер отопителем и эхолотом, потому что производители не комплектуют ими катера стандартной комплектации.

К августу месяцу решил освоить маршрут р. Казыр, Саяно-Шушенское водохранилище и Красноярское водохранилище.

В путешествие пошли вчетвером: трое взрослых — все опытные рыбаки, «13-летний капитан» — мой сын и наш верный спутник — спаниель. Погрузив катер на трейлер и прицепив его к «Патриоту», двинулись в путь. Уже где-то на второй трети прицеп, одолженный у товарища, слегка прогнулся и просел под тяжестью катера. А ведь юргинцы предлагали свой прицеп, честно предупреждая, что он немного дороже аналогов из-за большего запаса прочности, заложенного в конструкцию. Мы, слегка поумерив пыл «Патриота», а также переложив часть поклажи из катера в машину, продолжили путь чуть с меньшей скоростью.

И вот река. Спуск катера на воду прошел без сучка и задоринки. Переносим вещи на катер и снаряжаем его в поход. Сразу же оценили прелесть релингов на крыше сдвижной рубки, нагрузив ее не сильно тяжелым, но объемным грузом. Катер и команда готовы к отплытию. На ум пришел отрывок из Марк Твена и, немного перефразируя, получилось: «Катер — лучший дом», тем более что нам предстояло провести на нем в ближайшее время не один день.

Итак, по Казыру нам предстояло пройти от деревни Гуляевки через Убинский порог и до Базыбаевского порога.

Катер, мерно работая и добросовестно поедая бензин, идет без сюрпризов, четко подчиняясь всем поворотам руля. Еще на протоках Оби мы убедились, что заявленная катеростроителями как достаточная глубина в 30 сантиметров на глиссере, на наш взгляд, завышена — вполне хватает воды «по щиколотку» (15—20 см). Поэтому идем по фарватеру смело. Пороги реки преодолеваем безбоязненно, но соблюдая все же предельную внимательность.

Однажды, решив чуть срезать путь, вышли на такое мелководье, что слышно было, как шумят камни, поднимаемые кильватерной струей водомета. И… оказались на мели. Первой была мысль: «Как там водомет и импеллер в частности?» Осмотр показал, что все в порядке. Решетка была забита камнями, но ни один из них не повредил водомет изнутри. Уф, пронесло! Раскачивая катер из стороны в сторону, мы сантиметр за сантиметром затолкали его в русло. На будущее уяснили для себя, что катер может проскочить мель и в 10 сантиметров, но идти все же надо на глубине не менее 15—20 см.

Герметичная рубка несколько раз надежно защищала нас от непогоды. Капли дождя яростно колотили снаружи, а внутри, расположившись кому как удобно, мы устраивали себе отдых. Места хватало всем.

Бывали случаи, когда, утомленные рыбалкой, мы, причалив к берегу, ночевали в катере. Разложив сиденья, мы получили довольно комфортное для всех спальное место. В очередной раз были довольны выбором именно этого катера.

За время нашего путешествия двигатель и водомет работали исправно. Даже наш четвероногий друг оценил по достоинству катер. Во время пути он занимал место на носу, и ни в какую не хотел идти к нам в салон.

И вот позади Казыр.

Катер вновь на трейлере, прицеплен к «Патриоту», и мы едем дальше, на Саяно-Шушенское водохранилище. Оно находится среди гор, в 120 километрах от г. Абакан. Глубина достигает отметки 250 метров. Единственным, но, пожалуй, самым главным недостатком водохранилища является обилие топляка. Целые острова из бревен плавают по его поверхности, гонимые ветром. Для нашего катера замусоренный фарватер не помеха.

Но зато какие там щуки! Экземпляры от килограмма до пяти мы ловили без проблем, а вот к более крупным наши снасти были не готовы. Попадались очень большие особи. Для примера, ведешь блесну — удар и тишина. Думаешь, что это зацеп за очередное бревно. Начинаешь подтягивать катер, чтобы отцепиться — и в этот момент из воды вылетает огромнейшая щука, все рвет, ломает и уходит в бездну, оставив нас без снастей, но с изрядной долей адреналина. И так было несколько раз.

В это же время мы ходили в устье реки Кандегир, на Красноярском водохранилище, на реке Енисей, где брали в основном окуня.

Вернувшись из Хакасии, уже в сентябре 2007 г. мы ходили в Венгеровском районе Новосибирской области, прошли по речкам Тартас и Омка. Рыба — щука. На Тартасе щука крупная, а на Омке — мелкая.

Я не обманулся в выборе: за сезон 2007 г. катер и двигатель меня не подвели ни разу. Выбор же в качестве топлива бензина АИ-80 оправдал себя на все сто. Заправляясь в отдаленных деревнях, мы не раз обращали внимание на отсутствие 92-го и тем более 95-го бензина.

В планах этого года — пройти по Телецкому озеру.

Станислав Бабушкин, г. Новосибирск

Картина дня

))}
Loading...
наверх