Последние комментарии

  • Владимир
    Уважуха!Почти зима!
  • Звягинцев Егор
    Крыса он вонючая и трусливая.Орловец зарезал племенных гусей во время рыбалки
  • Звягинцев Егор
    Тот же вопрос и че дальше.Дикий случай

Шери

миниатюрная такса

Щелк! Пасть захлопнулась со стуком бабушкиного зубного протеза. Туз потер лапой ушибленную о крыльцо челюсть и растерянно огляделся по сторонам. Рыжая бестия растворилась, словно ее никогда и не было. Вместе с ней исчез и говяжий мосол, еще секунду назад лежавший под самым носом и так дразнивший кулинарную фантазию голодного кобеля.

Со стороны картина представлялась весьма забавной, но не для всех участников действа.

Висевший под навесом ощипанный тетерев-косач покосился на кипящий котелок и назидательно изрек:

— В кругу друзей не щелкай клювом! Эх…

Минут через 15-20 похитительница вкусной косточки нарисовалась и как ни в чем не бывало вновь принялась уговаривать Тузика поиграть в скачущего верхом индейца по прозвищу Хитрый Лис.

Кобель, вздохнув, покорился. Миниатюрная такса сноровисто оседлала могучую спину элитного курцхаара, ухватилась зубами за его роскошное ухо и пришпорила острыми когтями.

— Шери! — не выдержал я. — Ты его долго не гоняй! Белым поселенцам еще на вечернюю зорьку идти. За утиными скальпами…

Однако озорной щенок не внял моей просьбе и мучил Туза до самого вечера…

Вспомнить об этом осеннем казусе меня заставил телефонный звонок с настойчивым предложением вновь взять на дачу Шери:

— …Ведь сезон не кончился… она рвется в бой.

Пришлось выложить хозяйке таксы все, без утайки. Расскажу и вам.

Первая проба

Начнем с того, что в тот памятный пасмурный день я проявил непростительную слабость и согласился испытать щенка на предмет способностей к охотничьему ремеслу. Мой опыт в работе с норными собаками начинался и обрывался некогда виденным фрагментом передачи на тематическом телеканале.

Но убедить темпераментную даму в том, что подобные куцые познания вряд ли пригодятся в столь ответственном мероприятии, мне не удалось, сколь ни старался. Я вообще не умею отказывать женщинам и поэтому держу исключительно кобелей. Скажу больше: еж, проживающий под моим сараем, с гордостью носит имя Яков, несмотря на ухмылку Тузика и постоянный колючий приплод.

Добытый накануне «черныш» утолил на время охотничий пыл, и я повел подопечного щенка на болота искать енотов. Туз затею не одобрял, но, сделав вид, что плетется позади, шмыгал по топким закраинам без надзора, чему в душе безумно радовался.

Буквально через полчаса Шери проявила неподдельный интерес к вытоптанному пятачку у самого среза воды. Отутюжив носом подозрительное, с ее точки зрения, место, рыжая малютка принялась копать под кустом волчьей ягоды. Трудилась такса азартно, с огоньком. Иногда от волнения взлаивала.

Прибежавший на шум кобель решил перехватить инициативу и подключился к процессу не хуже землеройной машины. Повелся на интригу и я: скинул ружье и после недолгих раздумий зарядил усиленной «единицей».

Тревожила мысль о том, что ушлый зверек сможет уйти запасным выходом где-либо за пределами видимости. Строят ли еноты отнорки, я доподлинно не ведал, но на всякий случай мониторил окрестности в пределах результативного выстрела.

Раскопав примерно на штык лопаты, собачки повели себя диаметрально противоположным образом: Туз уселся на виновато поджатый хвост, а Шери бесстрашно нырнула в яму. Испугавшись, что «таксеныш» не сумеет выбраться обратно или падет в неравной схватке, я бросился на подмогу.

Как оказалось, юная охотница ни в чьей помощи не нуждалась — банки из-под рыбьих консервов опасности не представляли. Чувство досады уравновесила радость за пристойное поведение незнакомцев, закопавших объедки, хотя лично я предпочитаю уносить мусор прочь.

Продолжать эксперимент по вовлечению Шери в пагубную страсть таскаться по опасным бровкам расхотелось. Тем паче, что кобель резонно заметил:

— Чего-чего, а консервов тут хватает.

— Тебе виднее, — не удержался я, чтобы не съязвить.

Актриса в угодьях

Мы переехали ближе к лугу. Осенью топтать птицу после рассвета сподручнее: жировой след хорошо держится на влаге, а многие пернатые днюют недалеко от «барной стойки». Опять же не жарко, не в пример августу, и настроение боевитее, нежели спросонья.

Поиску мешали многочисленные кабаньи лежки и разрывы.

— Культурных посевов здесь отродясь не наблюдалось. На кой ляд хрюшки приходят?

— Догоню, поинтересуюсь, — Туз с трудом оторвался от следов заманчивых копытец.

— Не смей! Наваляют!

Беда в том, что, будучи первопольной собакой, Туз был единожды притравлен по барсуку. На том настоял заводчик N — хозяин его «матери» и участник оргкомитета по комплексным испытаниям легавых по совместительству. Ему — корифею — уж очень хотелось, чтобы пес принял участие в четырехборье. Многие тогда об этом пожалели…

— Холодец, ах! Отбивные, ох! Котлетки, уй! — глаза Тузика выпучились, словно у поднятой со дна глубоководной рыбины. — Все одно местные по-тихому «приватизируют».

— Нельзя! В перечне разрешенной к отстрелу дичи свинина у нас не значится.

— А мы скажем, что они на щенка напали. Правда, Шери?

Такса быстро смекнула и очень правдоподобно заверещала. «Актриса. Вся в «мать», то бишь в хозяйку. И окрас тот же», — подумал я, но на провокацию не поддался:

— Прекратить спектакль! Занавес! Тузик, ищи в рамках дозволенного!

Осенняя птица сторожкая — не так сложно найти, как подойти на выстрел. Ближе к середине луга, пока Туз распутывал наброд, поднялась стайка куропаток — дюжина, не меньше.

Стрелять не имело смысла: далеко и без стойки. Мы таких птиц «шумовыми» называем. Правильный легашатник в них палить не станет. Лучше дать дичи отсидеться и навести собаку на перемещенную. Работать ее сложнее, ибо потревоженная вдвойне осторожна. Тем почетней трофей.

Я проводил выводок глазами и посоветовал кобелю больше обращать внимание на птиц одиночных, потому как разбираться в хитросплетениях семейных запахов значительно сложнее. Шери от комментариев воздержалась: по причине малого роста наблюдать за происходящим она не могла.

По правде говоря, меня больше волновала опасность потерять щенка, нежели желание хозяйки убедиться в породности питомицы. Хотелось сунуть рыжую бестию в рюкзак — от греха подальше. Охотиться мадам наверняка не станет, а врожденные инстинкты таксы можно и на крысах проверить (не обязательно на лабораторных).

За трофеем!

Мои сомнения прервал Туз, застыв в стойке аккурат под заброшенной высоковольтной линией. Мы частенько «кормились» в этом хлебном месте, и я ускорил шаг. Тяжелый коростель поднялся неохотно, и пришлось его немного отпустить. Первый выстрел лишь согрел осеннюю прохладу, но второй уронил беглеца в густое разнотравье.

Щенок дуплета испугался — спрятался за мою спину, однако высунул любопытную мордочку промеж сапог. Вскоре прибежал Туз с подбитой птицей. Дабы покрасоваться перед гостьей и преподать ей урок мастерства натаски, я нарочито небрежно скомандовал:

— Подай грамотно. Как положено.

Кобель нехотя положил трофей к моим ногам. С истошным криком «Мое! Мое! Мое!!!» Шери молнией метнулась к добыче и так же шустро покинула сценическую площадку.

— Докомандовался? — Туз укоризненно покачал головой. — Теперь ищи ветер в поле!

Что и говорить — оплошал. Разыскать хитроумную воровку на бескрайнем, заросшем по ватерлинию поле — дело априори безнадежное. Пришлось бить поклоны кобелю:

— Досточтимый господин Эйс! (Туз в переводе с английского. — Прим. автора.)

— Продолжайте, слушаю…

— …На нашей планете, да что там Земля… во всей Галактике!.. Не родился еще на свет равный Вам…

— Ну…

— …Солнце стыдливо прячется за горизонт, едва кончик Вашего носа покажется из-под одеяла…

— Ну ты говори-говори, да не заговаривайся. Я, что ж, до вечера сплю?!

— Простите великодушно — обмолвился. Ммм … прячется за кроны деревьев. Так пойдет?

— Короче, дядя! Не то трофей сгодится разве что шляпу пером украсить. Будешь должен!

Туз уверено взял след и уже через пару минут аккуратно подвел к беглянке. Щенок был настолько увлечен разделыванием дичи, что потерял бдительность и позволил ухватить себя за хвост, а затем и пристегнуть поводок.

Трофей, увы, безнадежно пропал, зато оставался целехоньким юный талант, и мне не терпелось вернуть его грозной мадам — любительнице миниатюрных такс, так выгодно оттеняющих высоких статных женщин.

Владимир Фомичев, г. Москва

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх