Охота и рыбалка

25 592 подписчика

Свежие комментарии

  • Борис Осипов
    Именно молоки...Черный налим
  • Александр Ломоносов
    Может не молок, а печени? По енисейски, максы.Черный налим
  • Борис Осипов
    Уха из налима с добавкой молок ...объедение ...Черный налим

Мастер и «матрос»

Мастер и «матрос»

Как-то раз под свист мартовской метели надумал трактирщик Терхо украсить свое заведение. Приобрести новую мебель или починить дымоход «жаба душила». Решил испросить совета у человека образованного — картавого писаря Соломона. «Он мудрый — одно имя чего стоит!» — рассуждал Терхо, запрягая кобылу.

Взыскательный заказчик

Писарь, не отрываясь от вороха прошений, выдал подходящий рецепт:

— Если хочешь недорого, повесь картину. С рыбиной. Непременно — большой. В нашей округе все рыбалкой промышляют — оценят.

Трактирщик поблагодарил и отправился к единственному в уезде художнику. Армо писал портреты зажиточных горожан, малевал вывески, однако рыбу, кроме как на тарелке, видал всего один раз — в аквариуме обер-полицмейстера. Тем не менее согласился взяться за работу. Сторговались на серебряный «рупь» и три дня сроку.

В назначенный час Терхо важно принимал заказ.

— Отчего гвоздь вбит криво?

— А я так вижу! — отрезал живописец, ничуть не смутившись.

— Почему маленькая? Живец?

— Здесь другие не водятся.

Трактирщик славился крутым нравом. А как иначе управлять питейным заведением?

— Не стану платить!

— Принеси большую, — исправлю, — предложил ушлый мазила.

На том и порешили. Пришлось трактирщику вновь запрягать.

— Матти, — обратился с порога Терхо к самому опытному деревенскому рыбаку. — Поймай крупного окуня. Двугривенный не пожалею.

За такой неслыханный гонорар Виртанен готов был отложить в сторону и кота, и незаконченный бредень.

— Когда?

— Завтра. К обеду должен быть у мазилы.

— Жди.

Напарники-рыболовы

Матти позвал в помощники приятеля:

— Подсоби крупного окуня поймать. Пятак с меня.

Юхани рыбу ловить не умел. Но если за пятак… Отчего бы и не научиться?

Притопали на озеро. Матти прорубил пешней одну широкую лунку для себя и с полдюжины помельче вокруг — для друга.

— Мелюзга не дает крупному к наживке подойти, — пояснил Виртанен. — Будешь ее отвлекать.

Сказано — сделано. Юхани без устали сновал меж отверстий и крошил в них мотыль. Матти блеснил внушительной колебалкой. Вскоре пахучая, аппетитная приманка закончилась, а желанная рыбина все не клевала. Обещанный двугривенный тускнел на глазах.

— Этим завлекай, — Матти протянул напарнику крохотную блесну.

Юхани употел бегать, «матросики» — стучать по ускользающей наживке. Стемнело… Жертвой хитроумного замысла стал единственный полосатый «трофей» размером с мизинец, и тот — бедолага — зацепился боком за тройник. Видимо, спешил…

— Я обещал жене леденцы… — Юхани вертел в озябших руках горе-окунька.

С утра пораньше друзья наведались к художнику.

— Вот, — Виртанен вытащил из кармана одеревеневшую рыбешку.

На «рупь» трофей явно не тянул. Армо достал из шкафа чистый холст, отрезал лоскут с ладошку, приложил к нему окунька и аккуратно обвел химическим карандашом. Затем старательно раскрасил силуэт и поместил в недорогую рамку. Отошел метра на два, скрестил на груди руки:

— Ну как?

— На гривенник, не больше, — Матти удрученно почесал бороду.

— Я обещал жене леденцы, — вновь напомнил Юхани, уже жалея, что ввязался в «гриппозную» авантюру.

Выход из положения

— Хм, — мазила сложил пальцы на манер монокля и поднес к лицу.

Прищурив один глаз, взглянул на шедевр с позиции необразованного заказчика. Осознание, что повторно «Я так вижу!» не прокатит, больно ударило по карману. Другой бы на его месте выкинул белый флаг, но не таков был Армо — знаменитый уездный живописец.

— Улику коту скормите! — Мастер выпроводил свидетелей за дверь.

Вечером трактирщик с гордостью демонстрировал едва просохшую картину:

— Насилу в раму втиснули!

— Крупняк! — одобрительно качали головами посетители. — Береги. Надо родню позвать — пусть любуются.

— И губернских, — поддакивал хозяин. — Знай наших!

Даже униженный мельник не рискнул что-либо возразить. Наоборот, глядя, как внушительно смотрится рыбина на фоне темнеющего вдали крохотного старенького ветряка, он прикидывал, сколько мешков костной муки получит из полосатой натурщицы.

И все остались довольны. Но более остальных втайне радовался недооцененный при жизни «матросик». Он топорщил плавники, раздувал жабры и сетовал дотошным мухам: мол, нет пророка в своем отечестве…

Владимир Фомичев, г. Москва

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх