Долгожданный трофей

Ну вот и ещё мой рассказ напечатала Российская охотничья газета.

Осень в тот год была теплой как никогда. Шли затяжные моросящие дожди. и первый снег выпал лишь в ноябре. Проснувшись утром, я выглянул в окно, все кругом бело. Землю будто кто-то накрыл белым покрывалом, словно по волшебству, преобразив все вокруг. Меня это порадовало. 

По-быстрому перекусив, решил пойти в лес поискать следы куницы и потропить зверька. 

Вышел из дома и уже через полчаса вошел в заснеженный лес. Какая красота! Все ветви покрыты снегом, словно белой паутиной, по- сыпанной пудрой.

Стоит дотронуться до ветвей, и тебя осыпает белыми хлопьями. Снег шапками висел на ветвях деревьев. Я шел по лесной дороге и любовался природой. Вот гладкую снежную дорогу пересекли долгожданные свежие следы куницы. Сердце учащенно забилось. Ну вот она, родная, смогу ли я тебя добыть, подумал я и закурил. Мех куниц относится к благородным мехам и при частых капризах и изменчивости моды ценности своей не теряет. Добыча куницы интересна не только ценностью меха, но и как охотничий трофей. Интересны ее ночной образ жизни, способность одинаково быстро передвигаться как по земле, так и по деревьям, прятаться в дуплах, в крупных гнездах птиц на деревьях, в беличьих гнездах (гайно), а также в лабиринтах корней. Лесная куница очень осторожна. При подходе к месту лежки куница довольно долго, порой несколько сотен метров, идет верхом (прыгает с дерева на дерево), скрывая следы, но за ночь может пройти до десяти километров, прежде чем залечь. Вот я и представил, сколько мне придется протопать. Знакомо... 

Перекурил и пошел тропить, обрезая следы то слева, то справа. Сначала след привел в ельник. Тропить было тяжело, снег пригнул в ельник. Тропить было тяжело, снег пригнул к земле ветви молодых елочек, и следов под ними не видно. Пришлось долго кружить, пока нашел выходной след. Он долго петлял и куница пошла верхом. Я стал обходить и высматривать, где осыпался снег с ветвей и мелкие иголки, чтобы определить ее направление хода. 

Определив, стал искать дупло, гнездо ястреба или беличье, где она могла залечь ястреба или беличье, где она могла залечь на дневку. Наткнулся на большое гнездо на старой березе. Сначала поскреб по стволу, но реакции никакой не последовало. Тогда я выстрелил по гнезду. Оттуда выскочил зверек на рядом растущую соседнюю сосну, но, не допрыгнув, упал и быстро скрылся в мелком подросте. На снегу осталась небольшая капелька крови. Что же, значит, зацепило, успел подумать я, но куда?

После этого еще пару часов пришлось за ней ходить. Зверек прошел через старый горельник, но в завалах не залег и привел меня в лощину, где залег в дупле старой высохшей ольхи с дуплом, где был виден заход по стряхнутому снегу на толстом суку. Дупло было высоко. 

Отдышавшись и закурив, стал думать, что делать дальше? Если начать прорубать щель топориком, чтобы пошевелить прутом внутри и выгнать зверька, то могу не увидеть, как он выскочит из дупла, и куница уйдет. Подумал уйти и в следующий раз по свежей пороше ее добыть. 

Уставший, пошел к дому. 

На следующий день с утра, взяв с собой три капкана номер один, я направился пройти по участку, поставить капканы, где летом был выводок куницы. По пути на станцию подстрелил трех сизарей на приманку. Пройдя километров десять, расставил капканы и, выложив голубей на приманку, немного ощипав перьев, разбросал их под деревом. Дальше путь лежал к солонцу. Через пару дней должна состоятся загонная охота зверь? На месте убедился, что лоси подходили, и, обойдя, замкнув круг, остался доволен. Лоси не ушли, охота будет. Оставалось лишь только каждые два-три дня проверять, не попался ли зверек. С этой мыслью направился к дому. 

Через три дня я отправился проверять капканы. Погода радовала. На дворе стоял ноябрь, но морозов пока не было. Снег почти весь растаял, на дороге его не было, лишь местами лежал в низинах. Небо было хмурое, затянутое серыми тучами. Но это не омрачало настроения. Еще по-прежнему перелетая с дерева на дерево, щебетали синицы, не отлетевшие ближе к жилью человека. 

Подходя к месту установки первого капкана остановился у сосны. Ее внимательно обследовал, передвигаясь по стволу поползень, совершенно не обращая никакого внимания на человека. Меня это развеселило. Такое чувство, сними шапку и можно его накрыть. Постояв так пару минут, направился к капкану. Издалека увидел, что капкан на поводке висит, и в него кто-то попал. Сердце учащенно забилось. Неужели попался зверек? 

Подошел ближе, и каково же было мое разочарование ближе, и каково же было мое разочарование… В капкан попалась сойка, а голубь, растрепанный, по-видимому, тоже сойками, валялся на земле. Установив капкан, решил замаскировать его аккуратно лапником. Получилось вроде укрытия. Куница любит проверять такие места и гнезда. Приманкой послужила мертвая сойка. Поход в тот день закончился неудачей. Проделав с двумя капканами то же, что и с первым, направился к дому в надежде, из трех капканов. Обходя свой участок, проверял поставленные капканы. Но безрезультатно. Так продолжалось целую неделю. 

Затем погода резко изменилась. Сменился ветер, небо закрыло свинцом темно-серых туч. Резко похолодало, пошел мелкий снег. Ближе к вечеру ветер усилился, и снег посыпал хлопьями, покрывая все вокруг белым покрывалом. Меня это порадовало. И теперь я смогу построить куницу, которую не добыл. На этот раз я решил, что добуду ее и удача будет на моей стороне. Настало утро, и я снова в лесу. Снег немного, сантиметров на пятнадцать укрыв землю. Это затрудняло поиск следа зверька и мое передвижение по лесу. Пришлось идти по лесным дорогам и вдоль канав, так-как под тяжестью снега все кусты прогнулись и передвигаться было тяжело. Даже небольшие березки и осинки прогнулись под тяжестью снега. Стояла тишина, лишь где-то вдалеке раздавался стук дятла. 

И вот уже потеряв надежду, подходя к шоссе, наткнулся на долгожданный след куницы, идущий в ту сторону. Я направился по следу, который пересек шоссе. У шоссе, постоял, покурил, обдумывая, как дальше тропить зверька. Те места я хорошо знал. В том лесу была сухая сосна без макушки, на которой было ястребиное гнездо. Туда, вероятно, и держала свой путь не спеша куница на дневку. Это было видно по ходу ее следов. Обрезав их, я направился к гнезду, ожидая, что она в нем устроит лежку. Но меня постигло разочарование, не обнаружив там ее следов. Пришлось делать круг и встать на ее следы. 

Долго тропить не пришлось. Пройдя километр, следы вошли в небольшой ельник. Ее следы привели меня к ели с небольшим бугром вокруг нее. В бугре был небольшой ход под корни дерева. Осмотревшись, убедился, что другого хода нет и дупла тоже. Я сломал палку и левой рукой пошевелил внутри, а ружье в правой, надеясь выгнать наружу зверька. Но все было бесполезно. Тогда достал стальную проволоку из рюкзака, из которой ставил силки на горностая. Соорудил петлю у выхода, закрепив концы проволоки к корням, направился отдохнуть к дому. 

Отдохнув, прихватил фонарь, поспешил убедиться, что куница попалась в петлю. Было девять часов вечера, но мне не терпелось до утра. Примерно через час я был на месте. Радости не было предела, я готов был кричать от фонарем и разглядывая. Это была каменная куница удовольствия. В петле лежал мертвый зверек. И как я был удивлен, взяв его в руки, освещая фонарем и разглядывая. 

Это была каменная куница, довольно редкий зверек в наших местах. В свете фонаря он казался дымчато-серым, похожий расцветкой на голубого песца. А грудка белая, а не желтая, как у лесной куницы. Я остался доволен, что добыл зверька. В надежде, что в капкан попадется не спеша зашагал к дому. Шло время. Прошло десять дней, но капканы были пусты. Я уже сомневался и хотел сменить место установки. Куница проходила рядом, раз буквально в сотне метров от капкана. Тропить на лыжах не хотелось. 

Однажды я встретил знакомого охотника в годах. Он занимался добычей куницы. Разговорились. Внимательно выслушав меня, он спросил, знаком ли я с пчеловодом? Да, знаком. Тогда нужно спросить у него кусочки сот с медом и немного самого меда. Куница очень любит мед диких пчел зимой. В нашей местности дупла с пчелами — редкость, но есть. Бывает так, что улей зароится и улетит, найдя дупло в лесу, и устроит там свой улей. Вот и можно приманить куницу, выложив кусочки сот у капкана и намазав ствол дерева чуть медом. Я так и сделал, по его совету. 

И вот через пару дней собрался обойти участок и проверить капканы. Погода радовала. Стоял десятиградусный мороз. Было ясно, на небе редкие перистые облака. Настроение было бодрое, встало солнце. Лыжи хорошо скользили, и было в удовольствие двигаться по набитой лыжне. И вот на просеке мне на голову кто-то сел. Я остановился и вытянул руку. Это была синица. Она села на ладонь. Тогда я присел, снял рюкзак, положил его на лыжи. Синица села рядом. Я достал свой термос. Отрезал кусочек колбасы и хлеб, наломав его маленькими кусочками, положил на снег. Птичка, взяв кусочек, улетела. Через несколько секунд вернулась, и все повторилось. Полюбовавшись этим, я наткнул колбасу на сучок, собрал рюкзак и направился дальше. 

День меня удивил еще раз. Пройдя по просеке километр, поднял из лунки рябчика. До стал манки и попробовал поманить. Каково же было мое удивление! Рябчик не откликнулся, но подлетел и сел недалеко от меня на сосне. Помог мне его увидеть осыпавшийся снег. Я снял с плеча ружье, прицелился и выстрелил. Птица комком упала в снег. Это был петушок. Убрал его в рюкзак и поспешил к капканам. Не доходя метров сто до первого, увидел висячий капкан, в котором кто-то был. Неужели наконец попалась? Сердце учащенно забилось. Подошел и убедился, что это так. Снял капкан, вынул зверька. Это была красавица лесная куница, ценный трофей. Убрал их в рюкзак и, перекусив, направился снять два других капкана. Такого удивительного дня у меня не было. 

Охота на куницу закончилась. Пришла пора поохотиться с приятелем на норах по лисе и еноту. Приятель держал норную собаку. Это был ягдтерьер. Но это уже другая история…

На фото не я. Редактор поставил.  Российская охотничья газета № 3-2020

 

Источник ➝

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх