Открытие охоты, день первый

 

 

Моей мечтой последних трёх недель было выспаться, как следует! Выспаться крепко, всласть, чтобы проснуться посвежевшим, отдохнувшим и потом долго ещё, никуда не торопясь, нежиться на своей подушке, радуясь утреннему солнышку и урчащему рядом коту, который почувствовал пробуждение хозяина и пришёл общаться, соскучившись за длинную, безмолвную ночь.

Однако суровая реальность не оставляла никаких шансов на исполнение этой маленькой и совсем скромной мечты. На сон у меня приходилось по пять-шесть часов в сутки, причём не всегда одномоментно и не всегда эти часы можно было провести в мягкой уютной постели, частенько приходилось коротать их в дороге: в кресле автомобиля, самолёта, или в зале ожидания аэропорта.

Но даже когда я добирался до вожделенной подушки, то не проваливался в чёрную и бездонную яму сна, поскольку перевозбужденный мозг всё никак не мог отключиться от тех проблем которыми ему приходилось заниматься в течение рабочего времени, он всё искал какие-то решения, выстраивал некие схемы, пытался откопать что-то важное… А когда я, наконец-то, уходил в царство Морфея, мне снилась охота. Порою эти сны были очень реалистичными, в них я бродил по полям и сырым болотам, стрелял навскидку по взлетающим уткам, торопился укрыться, от вот-вот готового политься с неба дождя. Иногда же сны приобретали сюрреалистичный и гротескный характер, и стоял я в своём сне рядом с добытою мною уткой, размером с хорошего кабанчика, озадаченно соображая, как же мне тащить её до автомобиля и как потом мы с отцом вдвоём сможем забросить такую тушу в кузов грузовика, ведь в багажник легкового авто она точно не войдёт?..

Последние же дни перед открытием охоты и вовсе превратились в сущий кошмар. Я бороздил туда-сюда просторы Сибири и гадал, успею ли вовремя вернуться? Делать на работе совсем ничего не хотелось, а хотелось сидеть где-то в глуши у потрескивающего костерка, наслаждаясь тишиной и покоем, наблюдая за огнём, любуясь игрой света и тени. Тишина и покой, вот то, чего мне катастрофически не хватало. Но, всё же, я заставлял себя заниматься делом, из кожи вон лез, чтобы уложиться в установленные сроки и успеть вернуться домой.

И вот, наступила долгожданная пятница! Стрелки часов подбираются к полудню, значит, мой рабочий день на сегодня окончен. Открытие охоты на водоплавающую птицу уже завтра, в субботу, а мне ещё предстоит путь почти в полторы тысячи километров, которые следует преодолеть, чтобы уже сегодня вечером оказаться неподалёку от одного из облюбованных нами озёр.

 

И начался мой марафон. Сначала сорок минут движения в такси. Затем, ожидание в аэропорту, и почти два часа полёта. Бегу из аэропорта на автостоянку, падаю за руль автомобиля и ещё четыре часа движения по трассе до Барнаула. Ура! Добрался! Спешно собираю рюкзак, хватаю ружьё и патроны. Скорее! Время поджимает! На улице дождь и ветрено, хотя синоптики обещали хорошую погоду. Выезжаю за город, ещё полтора часа дороги и я уже возле родительского дома. Отца нет, он уже давно уехал к месту охоты и готовит наш лагерь. Я переодеваюсь, забираю кое-какие вещи, приготовленные и не взятые отцом, и снова сажусь за руль, на улице уже сгущаются сумерки. К месту облюбованной отцом стоянки я добрался в полной темноте.

 

Отец к тому времени подготовил место для наших автомобилей, напилил из валежника дров и в лагере уже весело горел костёр. Мы обнялись, и я не смог удержать довольной улыбки от радости нашей встречи. По-летнему тёплая ночь, приветливо потрескивающий костёр, купол звёздного неба над головой и мы с отцом вдвоём. Вот оно, маленькое счастье! Противный затяжной дождик, который сопровождал меня большую часть пути, до мест нашей охоты не добрался, что ещё больше способствовало укреплению хорошего настроения.

 

Я извлёк привезённые продукты: хлеб, помидоры, армейский сухпаёк. Складной лопаткой выкопал небольшую ямку, в которую установил подставку с сухим горючим (это защитило маленький огонёк пламени от ветра) и разогрел нашу вечернюю трапезу. На импровизированном столике мы расположили нашу снедь и не спеша, с удовольствием, за размеренной беседой, «приговорили» наш ужин.

 

Спать устроились в автомобиле, максимально откинув спинки кресел передних сидений. Я уже почти задремал, как вдруг услышал доносящиеся из-за полосы леса выстрелы. Кто и зачем стреляет в полной темноте?! Посмотрел на часы, стрелки показывали одну минуту первого. Всё ясно, какая-то компания, приехавшая на открытие охоты, принялась отмечать начало сезона. Что ж, радует, что до нас хотя бы не доносились звуки громкой музыки, дикого мужского ора и женских визгов, а в небо не летели салюты, а то был случай, два года назад…

Пальба вскоре утихла, и я погрузился в беспокойную дремоту, периодически просыпаясь, выглядывая в окно и посматривая на часы, проверяя, не пора ли вставать. Организму требовался сон, но душой и сердцем я ждал скорейшего приближения утра, хотелось выйти поскорее на зорьку, услышать посвист утиных крыльев, почувствовать толчок приклада в плечо, увидеть падающую птицу и ощутить запах пороха после выстрела.

Вот так, ворочаясь от нетерпения, разрываясь между желанием поспать и поскорее оказаться на берегу болотца, мы скоротали ночь и ещё затемно выдвинулись к облюбованным нами водоёмам.

 

Утро одарило нас невообразимой красотой родной природы и… полным отсутствием лёта утки. За всю зорьку мне довелось увидеть лишь трёх кряковых, которые прошли далеко стороной от нас с отцом, и мы не сделали тем утром ни одного выстрела. Не было слышно выстрелов и с соседних болот, что было весьма странно и несколько удручающе.

 

Вот так открытие сезона… Ни одного выстрела и ни одной добытой птицы.

- Может, на ходовую двинем? – предложил я.

- Давай! – согласился отец.

Очень уж не хотелось нам остаться в тот день без добычи. Да чего уж там добыча, после неудавшейся утрянки, хотелось хотя бы увидеть утку на дистанции выстрела! Мы быстро собрали лагерь, погрузили весь скарб в машины, прикинули маршрут и поехали к первому из намеченных озёр.

 

Ближайшие несколько водоёмов проверенные нами, оказались абсолютно пустыми. Мы недоумевали, куда подевалась утка?!

На одном из небольших болотец встретили двух охотников, которые утром встречали открытие сезона километрах в двадцати от нас, а сейчас, также как и мы, наматывали километры в поисках дичи. Им тоже не довелось произвести в это утро ни одного выстрела по уткам, да и иные охотники стреляли, с их слов, очень мало. Что ж, пожелали друг другу ни пуха, ни пера и поехали дальше.

 

Настроение было на нуле. Да и от чего ему быть иным? Гудели от долгой ходьбы ноги, одежда была мокрой от пота и липла к телу, хотелось кушать и спать.

- На последнее в нашем сегодняшнем маршруте озеро заезжать будем? – спросил я. Спросил вяло, без энтузиазма, поскольку, честно говоря, ехать туда мне уже не хотелось.

- Ну, давай заедем. – также без особого воодушевления откликнулся отец. Было видно, что и ему тоже не очень хочется в очередной раз топтать густые заросли по берегам водоема, в бесплодной попытке отыскать волшебным образом исчезнувшую утку.

Приехали, расчехлили ружья, пошли. Утки снова не было видно.

 

В очередной раз, выходя к берегу водоёма и уже еле волоча ноги, я думал о том, что мне ещё предстоит возвращаться до машины, что ружьё уже тянет руки и к тому же очень хочется спать, что, пожалуй, не нужно было сюда заезжать, а стоило сразу ехать домой...

Стая уток, взлетевшая из под самого берега с громким кряканьем и шумом, ошарашила меня и на некоторое время повергла в ступор, я потерял несколько драгоценных мгновений, но ещё не упустил свой шанс окончательно.

Бах! Бах! Бах! Загремели выстрелы моего ружья. В мгновение ока пятизарядный магазин моего полуавтомата опустел. Две утки упали на воду, одна на противоположный берег. Утиная стая разделилась, часть полетела прочь от меня в сторону реки, часть полетела в противоположную сторону, туда, где шёл отец.

Я торопливо перезаряжал ружьё, когда послышались выстрелы отцовской двустволки. Загоняя последний из пяти патронов в магазин своего полуавтомата, увидел двух стремительно несущихся уток, которые летели со стороны отца. Вскидываю ружьё, делаю выстрел, второй, и одна утка падает на противоположном берегу. По другой утке стрелять не стал, она была уже далеко. Что не говорите, а полуавтомат даёт определенное преимущество перед обычной двустволкой!

Азарт и адреналин взбодрили меня, усталость сняло как рукой! Две битые утки лежали на открытой воде, и я без особого труда смог их достать. Однако мне ещё предстояло найти двух пернатых, упавших на противоположный берег.

Отец, огорчённый тем, что за весь день и зорьку ему довелось выстрелить всего два раза и те мимо цели, пошёл дальше, вдоль берега водоёма, а я зачехлил ружьё, положил свою добычу в автомобиль и поехал на другой берег, искать битую птицу.

Обогнув озеро, остановил машину и полез в прибрежные заросли, стараясь при этом не провалиться в каналы прорытые бобрами, коих тут водится с избытком. И когда уже я освою охоту на этих «саблезубых»? Обязательно нужно будет взять на них путёвку в этом сезоне. Выбравшись на берег, на относительно чистое место, я вдруг замер, увидев сидящих вдалеке, на самом краю озера уток и отца, осторожно подбирающегося к ним по противоположному берегу через заросли травы и кустарника. Но вот утки заметили его (может, просто услышали) и начали взлетать. Раздались сухие щелчки выстрелов отцовской двустволки, и на воде осталась лежать одна утка. Я радостно улыбнулся, вот и папа открыл сезон охоты добытой дичью, теперь мы оба с трофеями!

 

Отец достал свою добычу и поспешил на помощь ко мне, поскольку мои старания были пока что абсолютно бесплодными, найти битую птицу в густой траве никак не удавалось. После долгих и продолжительных совместных поисков, одна утка всё же была найдена отцом среди густой травы в канале, прорытом бобрами, а отыскать вторую, к нашему глубочайшему сожалению, так и не удалось.

 

Ну, вот и славно! Домой едем не с пустыми руками!

 

При разделке утки решили слегка поэкспериментировать и не ощипывать птицу, а снять все перья вместе со шкуркой (хотелось поскорее разделать добытую дичь и лечь спать). Тем не менее, результат нас не слишком впечатлил. Во-первых, получилось не намного уж и быстрее, а, во-вторых, не слишком это удобно и эстетично. Так что, с двух уток сняли шкурку, а двух традиционно ощипали, после чего я наконец-то смог добраться до кровати и крепко уснул.

 

Источник ➝

Рыба калуга занесёна в международную Красную Книгу

Пресноводная рыба рода белуг, семейства осетровых. Длина до 5,6 м (не исключено существование 6-метровых особей), весит до 1 т. Рот большой, полулунный. Распространена калуга в бассейне Амура, встречается в Аргуни и Шилке, есть в Сунгари. В море за пределы Амурского лимана не выходит. Различают проходную, лиманную, быстрорастущую калугу, поднимающуюся для нереста в Амур из лимана, и жилую амурскую калугу, не совершающую больших передвижений по Амуру и никогда не спускающуюся в лиман. Перед нерестом немного поднимается вверх по реке.

Половозрелой калуга становится по достижении длины 230 см и не ранее 16—17-летнего возраста, главным образом в 18—22 года. Она достигает возраста 48—55 лет, длина до 5-6 метров и веса 382 (вес выше не регистрирован, пределы до 1200) кг и более. Обычный промысловый вес от 150 кг. Плодовитость её от 665 тыс. до 4100 тыс. икринок, средняя — 1,5 млн икринок. Нерестилища калуги разбросаны от Шилки до Тыра. Нерест происходит в мае — июле. Калуга — хищник: на первом году жизни питается мелкой рыбой и беспозвоночными, более крупная пожирает и лососей. В лимане Амура во время хода дальневосточных лососей она питается кетой и горбушей; в связи со снижением численности лососей в настоящее время у калуги участились случаи каннибализма. Пищу жилой речной формы калуги составляют донные рыбы. 

Рыба КАЛУГА.  Вид Калуга занесён в международную Красную Книгу.

В низовьях рек западной Камчатки встречается единично, но, по-видимому, регулярно. Численность ее здесь, вероятно, определяется общим состоянием популяции лиманной формы в бассейне Амура. На Амуре издавна используется промыслом, который жестко лимитирован и контролируется. 

Рыба КАЛУГА.  Вид Калуга занесён в международную Красную Книгу.

Представляет научный интерес как феномен протяженной морской миграции у вида, ведущего в целом пресноводный образ жизни, но способного успешно адаптироваться к обитанию в несвойственной ему морской среде. 

Рыба КАЛУГА.  Вид Калуга занесён в международную Красную Книгу.

Благодаря длительному запрету на вылов в советской (ныне российской) части бассейна Амура, запасы калуги сейчас постепенно восстанавливаются и с 1980 г. начат строго лимитированный отлов данного вида. Молодая калуга нагуливается в Сахалинском заливе у западного побережья острова Сахалин. Несмотря на запреты, местное население постоянно производит отлов краснокнижной рыбы ставными сетями. Средний размер добываемой калуги составляет от 5 до 20-30 килограммов.

Рыба КАЛУГА.  Вид Калуга занесён в международную Красную Книгу.

Калуга считается ценнейшей промысловой рыбой. Ее вылавливали так много, что к середине прошлого века она чуть было не вымерла вовсе, но вовремя принятые меры по охране вида позволил восстановить численность популяции. Сегодня вылов калуги строго регламентирован, а некоторых местах полностью запрещен.

Картина дня

))}
Loading...
наверх