С ружьем и корзинкой

Конец августа… Пролетели две недели с открытия охоты «по перу», с бесполезными поисками уток на пересохших пойменных озерках, превратившихся в болотца. С многочасовыми стояниями в местах их прошлогодних пролетов.

Фото автора.

Фото автора.

То стоишь с темноты до слепящего восходящего солнца, то, наоборот, вечером, провожая светило, скармливая прожорливым комарам свою кровь.

А то придешь на озеро, куда собираются вечером все деревенские охотники посудачить о том о сем и, сидя на стульчиках, иногда делая ритуальные выстрелы по уткам, спугнутым пришедшим не вовремя рыбаком.

…Плавает и бегает по ряске камышница, подпуская иногда на выстрел.

Но как ее, битую, достать с воды, не имея лодки? А в сапогах-комбинезоне можно и провалиться в яму (которых предостаточно) или быть засосанным донным илом.

Когда я был моложе, плавал за подстреленной камышницей, разгребая свободной рукой водоросли и ряску, подымая со дна вонючие пузыри. Так, бывало, и отпустишь, провожая взглядом, болотную курочку, спешащую по своим делам.

…Пролетает над головой на огромной скорости запоздавший на ночевку голубь-витютень. И закралась в мою голову мысль: «А что все утки да утки? Надо бы и голубя добыть! В путевку-то он вписан!»

— Ты что, дядя Саша,  — говорит напарник,  — не знаешь, что ли, что садятся они по вечерам на засохшую ветлу у другого озера. Осмотрятся, нет ли врагов, да и спикируют к воде жажду утолить, наклевавшись за день пшеницы.

— Да знаю,  — отвечаю я,  — видел их весной на этом дереве, только по утрам, когда гусей из засидки караулил.

— Это они и есть. Стая огромная.

— Сходим покараулим?

Так мы договорились и в один из вечеров спрятались под этой схой ветлой. И появился голубь и сел напротив напарника, и стрелял он в него, и голубь улетел. Как в анекдоте: «Броневой — подумал Штирлиц».

— Ветки дробь раскидали,  — говорю я ему.

Солнце село, комары нами насытились и больше никто не прилетал. Даже ворона.

… Весь июль и август нам с женой везло с грибами. Началась грибная страда с опят, сбор которых был скоротечным — всего несколько дней. Потом мы собирали сухие, перезрелые подберезовики, годные лишь на то, чтобы их пожарить.

А позже наступило наше грибное счастье: приезжая на одно и то же место, мы снимали урожай, небольшой — всего полкорзинки, но зато почти каждый день. Подосиновиков, красноголовиков, других их разновидностей (шляпки серые, серые с паутинкой) и даже

белых.

И на фоне грибной эпопеи решил я съездить за несколько километров от дома, посмотреть то место, где в начале июля видел пару витютеней, вылетающих из леса на не убранное пшеничное поле. Кроме ружья, взял ножик и корзинку.

Поле собранной пшеницы с катушками прессованной соломы. Я, привалившись грудью к такому тюку, положил на него готовое к выстрелу ружье, ожидаю пролет голубя. Грибная корзинка стоит у ног. Справа, из леса, донеслись голоса грибников.

Спугнутый ими голубь вылетел прямо на меня. Я бабахнул (по другому не скажешь) ему навстречу. Витютень встрепенулся и, как-то неуверенно свернув в сторону, уселся вне выстрела на засохшей верхушке дерева.

Я не отрывал от него взгляда в течение какого-то времени и, конечно, отвлекся на что-то. Когда же взглянул на то место, где сидел голубь, его там не было. Улетел, подумал я,  и продолжал ожидать кого-нибудь. Этот «кто-нибудь» оказался вороной, усевшейся на место голубя. Покаркав, она нырнула под дерево.

«Что-то здесь не так» — говорил герой известного фильма. Я подумал так же и направился к подножию этого дерева. Чертыхнулась вспугнутая ворона, и я увидел его, витютеня, лежащего на спинке, а на части груди его отсутствовали пух,  перья и была сорвана кожа. Видно, каркуша решила помочь мне его ощипать.

«С полем!» — поздравил себя, отнес голубя в машину и углубился в лес за грибами.

С ружьем и корзинкой пошел я по следам грибников, спугнувших для меня голубя, так и не догнав их, чтобы сказать «спасибо». По пути попадались подосиновики, белые. Набрал те же полкорзинки, что и в предыдущие дни. Две охоты удались: громкая и тихая!

Через несколько дней довелось мне встретить одного охотника, живущего недалеко от того озера, где мы с напарником выжидали витютеней и кормили комаров. Охотник этот ехал в город на работу, а в сумке его лежал «тормозок» с несколькими жареными вяхирями, как он называет этих голубей…

А мы с женой съели всего одного, но зато как вкусно!

Автор: Александр Лебедев

Источник ➝

Как оно вообще живет?

На картинке ракооброозная амфипода - Hyperiid Amphipod Cystosoma. Биологические ткани сами по себе прозрачные, коэфицииент преломления в самой ткани мало различается между тканевой жидкостью, клетками и клеточными структурами, отчего что-либо различить можно лишь под фазовым контрастом. 

Как оно вообще живет?

Окраска тканей достигается наличием неспециализированных пигментов, имеющих цвет как основную функцию, например миоглобина, дающего мясу серо-розовытый оттенок и спецализированных пигментов, способных задерживать свет как основную функцию.

Как оно вообще живет?

Эта животинка живет в вечной тьме в глубинах океана где холодно, круглый год не больше +4-8, соответственно метаболизм низкий, а растворимость кислороде в воде большая, отчего ей не нужны дыхательный пигменты типа миоглобина, гемаглобина или гемоцианина. В мыщцах пигмента тоже нет и оттого они совершенно прозрачные (самих мыщц много,это же ракообразное).

Как оно вообще живет?

Так как нет гемоглобина, то нет гема и соответсвенно нет желчных пигментов, способных придавать желтовато-зеленую окраску органам пищеварения. Специализированные пигменты, напримеру человека меланин, находятся в коже, волосах, глазах, защищая эти структуры от воздействия света, в особенности УФ излучения. У многих животных они вообще много где находятся, в том числе во внутренних органах, у тропических часто это не просто пигменты, а флуоресцентные вещества. На глубине где нет света, нужды в этих пигментах тоже нет, отчего многие глубоководные или пещерные обитатели прозрачны или розоваты (за счет дыхательных пигментов). 

Как оно вообще живет?

Третий источник окраски - содержимое кишки. Это ракообразное давно ничего не ело. Прозрачность - удобная альтернатива защитной окраске или мимикрии, и самая удобная вещь на глубине. Но прозрачные обитатели встречаются везде. Их нет только среди амниот - рептилии, птицы, млекопитающие. Большое потребление кислорода требует наличия больших запасов мио- и гемоглобина, толстая кожа, подставленная под палящие лучи солнца, нуждается в запасах меланина, а хороший аппетит заполняет ЖКТ желчью.

Как оно вообще живет?

Популярное в

))}
Loading...
наверх