Жених

Поздняя осень – и как всегда, полная боевая готовность. Сети в мешках, соль, спальники и мы с Рыжим в суетливых сборах. «На север», какие тут вопросы?

Тогда ещё не было нашей спетой и спитой компании. Это было время, когда за водкой стояли большие очереди, и с продуктами были большие проблемы.

Ваня – наш координатор и участник всех вылазок на северо-восток не смог поехать с нами. И как-то не навязчиво предложил взять помощника.

- Жених – так представился этот парень.

- А звать то как?

- Лучше Женихом, я привык.

Да как скажешь, главное что жена, заведующей ОРСОМ работает. В то время, это дорогого стоило.

Быстро сориентировавшись, составляю список продуктов, бессонная ночь, машина у вертолёта и мы в воздухе

.

А вот и наша речка. Присаживаемся на болото, как обычно быстрая выгрузка шмоток, бортмеханик помогает. Сквозь грохот молотящих над головой винтов, в голове отложился какой-то странный звенящий хруст.

Заскакиваю в борт – проверяю сам, всё ли забрали. Командир машет рукой – до встречи, хлопнула дверь, крутой взлёт с резким разворотом и тишина.

Ура! Наконец-то дождались – целый год мечтал об этом. Рыжий уже со спиннингом на реку. Жених нарезает сало на бочке – а вот это правильно, налить надо местному владыке – иначе удачи не будет.

А вот с водкой проблема, раскрывает рюкзак – Кто же так бутылки складывает? – Всё вдребезги, всего семь целых из ящика, а стекла-то.

Да, сокол, в другой компании тебя придушили бы моментально за такое преступление.

- Рыжему не говори, узнает расстроиться сильно.

- Да не переживай Гена, я же «НЗ» взял, - и вытаскивает из мешка пятилитровую канистру.

Что тут скажешь – Наш парень! Ну что с болота надо уносить всё. Время – рыба.

Для непосвящённого народа дико, как это закинуться в тайгу на две недели осенью и без избы. Но это не про нас. Всё так просто, когда знаешь, что делать.

Обычно в середине дня мы на месте, до вечера выкапываем яму до плеч 3х4 метра. Ночуем у костра, в спальниках, а кто и без них, смотря по состоянию. Утром выпиливаем и укладываем пару накатов брёвен по кругу, на них лесину (матку) и застилаем в наклон жердями. Сверху дернит, брезент – крыша готова. Внутри с боков нары, в середине стол, в углу печка.

Так и в этот раз. Землянка получилась шикарная с двумя окнами и от воды метров тридцать в густом кедраче. Обустроились с комфортом. Морозец врезал резко и сразу шуга, а утром река встала.

За пару дней настраиваемся на рыбацкую волну. Ночная рыбалка – это три проверки сетей через каждые четыре часа. Утром вырубаемся - подъём в обед, готовим поесть, солим рыбу.

Внимательно наблюдаю за новым членом бригады. Беспрекословно и с удовольствием выполняет все поручения, а работы в лесу в это время всегда хватает.

Но все же, какой то странноватый, чуть свободное время – уходит в тайгу. Весь потолок в пучках травы, в углу кора деревьев сушится.

- Откуда ты все это знаешь? Нас не отрави, а то завариваешь неизвестно что, подкалываю его.

Бабушка у меня целителем была в деревне, что успела, передала – вот оттуда и знаю. А вообще не люблю я говорить об этом, так что не приставайте ко мне.

Живем как по расписанию: на столе икра в блюде, рыба малосольная. Ставлю на печку в котелке две банки сгущенки варить - так она вкуснее, и идем на вечернюю проверку.

Зажигаем летучую мышь у проруби и пошла работа. Сеть на льду, выпутываем рыбу. Есть чему порадоваться, в конце нельма кило на 6, будет классный балык на завтра. И вдруг «бабах», над головой выстрел, следом еще один.

Что это было? Крутанулся волчком, припадая на колени.

Откуда и почему по нам? Ведь мы не на войне, да и не на чужих сетях.

Рыжий с ружьем откатился под обрыв, лампа потухла. Время полночь. Советуемся что делать. Разделяемся, парни к дому, а я вокруг, на всякий случай со стороны болота.

От землянки крики и веселый смех. Подхожу, заглядываю – весь потолок и стены в сгущенке, это вода выкипела в котелке, они и рванули. Смешно, конечно же, а убирались до утра.

Проснулся поздно, вышел на берег за водой и замер, на верхушке лиственницы глухарь, пячусь задом за ёлку и к землянке. В стволах два нуля, выстрел – глухарище комом вниз, а у земли выровнялся и боком утянул и упал в низину за ручей.

Прошел по кругу, не видать, только перья на мху под деревом. Вернулся, парни спят как убитые – разбудил, идем искать. В устье ручья небольшие ямы, уж больно правильной формы. Справа в кедраче блеснуло стекло на солнце, в бугре землянка, ну очень старая. Внимательно осматриваем все вокруг.

Такое впечатление, что хозяин ушел не далеко и почему то не вернулся. Нож на столе, патроны от карабина на полке, вещи, спальник и еще много мелочей, которые не бросают вот так просто. По всему видно, что здесь жили, и не просто месяц, а долго.

Самое интересное было в пристройке инструменты, лотки, корыта. Вникаем в тему – золото, конечно же, оно родимое и шурфы в устье ручья – теперь все понятно.

Надо бы самим попробовать, золотоискателями стать – вдруг получиться? Нашли глухаря на краю поляны. Идем на стан варить шулюм. Две недели пролетели не заметно, скоро улетать.

Жених достает колоду карт, каких - то необычных и разукрашенных. Раскладывает, бубнит под нос что то.

- Ну, ну, посмеиваемся с Рыжим, - Хорош колдовать, ведь завтра домой, веселей надо быть.

- Да нет ребята, вертолета не будет!

- Это как это не будет? Ты чего? Там у нас Ваня на контроле, да и мама моя в аэропорту – все по серьезному.

- Вы, конечно же, можете не верить, но нас заберут только в четверг, то есть через 3 дня, так карты говорят,

- Ха, рассмешил, карты.

- Блин, вот достал, психанув ушел на берег, чтобы не конфликтовать.

Обычно, за день перед отлетом начинаем собираться к отъезду, а тут за нами не прилетят!

Но, на душе уже не спокойно, такая железная уверенность, даже не по себе как то.

Три мешка каких-то трав, якобы от всех болезней. Да и от жестокого поноса нас излечил, заварив травяной настойки, категорически запретив пить таблетки из аптечки, собранной моей женой.

Вот и утро, проверяем сети, уносим рыбу на болото. Еще не поверив до конца во все эти предсказания, но засомневавшись, оставляю сети на реке. Несем рюкзаки и спальники на вертолетку.

Жених даже вещи свои из землянки не выносил. Не выступаю, если что, пока грузимся, притащит.

И вот на часах двенадцать, а вот и два – тишина, это совсем не шутка. Несём всё обратно. Ночью, совсем серьёзно, прошу еще раз раскинуть и погадать.

Я сказал через три дня – так и будет, на работе у экипажа проблемы. Ещё два дня тренировок со спальниками.

А вот и четверг – в обед гул вертолёта, это за нами. Грузимся; я к командиру – Что случилось?!

- Да медкомиссию только вчера прошел, давление подскочило.

Слов нет, вот тебе и карты. Хочешь, не хочешь, а во все это поверишь!

Воспоминания, нахлынули на меня, как холодный осенний ветер с северо-востока. И как будто я снова на берегу той речки у наклоненной лиственницы, на камне муксун на малосол, в руке нож.

Налил водки помянуть друзей. Давно уже нет с нами Вити-Жениха. В этот год не стало и Рыжего – моего надежного напарника по всем нашим скитаниям и поездкам на север.

Царство им Небесное.

Источник

Нежданный гость

Лето уже было на излете. Сижу с удочками под обрывом, берег позади — обрывистая стена, по которой чуть ли не до воды свисают девичьими косичками переплетающиеся меж собой корни шиповника. Ягоды на кустах уже налились, краснеть начинают — вот-вот созреют.

Пока еще не вечер, клева почти нет. Взялся только окунек с четвертушку, но заглотил червя так глубоко, что чуть ли не со всеми внутренностями пришлось крючок вынимать. В садке он трепыхнулся несколько раз и заснул, перевернулся вверх брюхом и затих.

Я ждал новых поклевок. Аркаха — напарник мой — расположился за кустами поодаль, притаился, сидел ниже воды, тише травы: тоже, видать, стороной удача обходила. Безмолвие царило полное: ни рыбьих всплесков, ни птичьих пересвистов.

Осторожный зверек

Вдруг сверху услышал какие-то звуки непонятные — кто-то фыркал или носом шмыгал. Обернулся, поднял голову и взглянул на шиповник: вот это да! Гость объявился! Да и какой!

С тропы, по которой я подходил к обрыву, на меня смотрела маленькая остроносая мордочка. Лисенок! Я только чуть приподнялся — он тут же исчез. Мне пришлось затаиться снова, но теперь уже сидел в полоборота и наблюдал сразу и за поплавками, и за проемом на тропинке — не появится ли зверек снова.

И он не заставил себя долго ждать. Сначала робко показалась его мордочка, потом лисенок осмелел и вновь поднялся во весь рост на самом краю обрыва и снова фыркнул, словно давал знать о себе. Но, только стоило мне шевельнуться, зверек тут же развернулся... и поминай как звали, будто его и не было!

Подарок для лисенка

Решил я этого неожиданного и боязливого гостя угостить. Достал из садка уже недвижимого окунька и немного поднялся наверх по склону, придерживаясь за свисающие лианы корней. Потом будто на высокую полку выложил на примятую траву заснувшую рыбку и, осыпая песок, скатился к торчащим над водой удочкам.

Пока я их проверял да обновлял на крючках насадку, не до лисенка было. Даже головы не задирал на свисающие с берега заросли шиповника. Закончил с удочками, забросил их, обернулся и... даже замер, стоял, как вкопанный, даже шевельнуться боялся!

Маленький лисенок был там, на прежнем месте. Он вытягивался и мордочкой по сторонам водил. Пугливости, как я заметил, у него уже меньше стало. Не убежал при первом моем движении, а лишь попятился и сжался в комочек.

Вторая порция

У меня появилась догадка: похоже лисенок уже стрескал окунька и еще выпрашивает. Я наклонился к садку, вынул второго и осторожными шагами подошел к обрыву. Тут уж у зверька смелости не хватило: убежал, только хвостом махнул.

Пришлось мне альпинистом карабкаться наверх. Я оперся локтями на притоптанную дернину и оглядел тропинку, уводящую в густые заросли. Ни окунька того, ни лисенка…

Выложил вторую рыбку, немного подождав, с шумом скатился вниз. Только отряхнулся и снова уселся на стульчик, как мой лесной гость тут же объявился. Он глянул на меня, схватил угощение и... был таков!

Сомнения напарника

Тут верхом сквозь густые колючие заросли пробрался ко мне Аркаха. Надо, мол, рыбу ловить, а ты все куда-то ползаешь!

— Или у тебя там клев начался? — поинтересовался напарник.

Я рассказал ему о своем необычном госте, но Аркаха, похоже, не принял это за чистую монету.

— Да ну, мол, показалось тебе… — отрезал он. — Какой может быть лисенок? До леса отсюда палкой не добросить…

До самого вечера я нет-нет да и стрелял глазами на обрывистый берег. Но зверек так больше и не показался. То ли Аркаха его напугал и он убежал куда-нибудь с глаз людских, то ли — уже сомнения меня начали брать — его и не было вовсе. Может, птица какая меня объегорила или кошка из ближайшей деревни прибегала?

Ночной визитер

Опустилась ночь. Мы с Аркахой сидели у костра, чаи гоняли, тихо беседовали, чтобы перезвон бубенчиков не прослушать. И вдруг в стороне от нас глаза чьи-то сверкнули. Притихли мы, стали присматриваться и увидели, что это лисенок крадется.

Вот он все ближе и ближе, совсем скоро рядом будет. Но тут костер громко стрельнул, и зверек сразу же с шумом бросился наутек. Вскоре появился снова, но уже с другой, плохо освещенной, стороны.

А я тем временем уже приготовил ему угощение — трех или четырех уклеек. Осторожно подбросил их навстречу гостю. Он сначала испуганно отпрянул в темень, а потом показался вновь и одну за одной отнес всех рыбок в непроглядную чащу.

Пригодившаяся рыбья мелочь

Утром, когда мы уже были около удочек, зверек снова подходил к костру и даже осматривал наши рюкзаки, что-то вынюхивал, находил и подбирал за нами. Уезжая домой, я и Аркаха отложили под кустик неподалеку от костра рыбьей мелочи, которую специально не выбрасывали, а оставляли для столь смелого и доверчивого лисенка. Однако он в тот день больше не появился.

Но до конца сезона, когда мы приезжали рыбачить на это место, рыжий зверек был тут как тут! Он или сразу показывался нам на глаза, или вечерами приходил к полыхающему костру. И мы всегда первым делом запасались мелочью, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостем, чтобы было чем его угостить...

В начале октября я вновь побывал там. Приезжал не столько из-за рыбы, которая уже начала скатываться с перекатов, сколько из-за него, маленького лисенка. Всю ночь палил костер, оглядывался по сторонам. Но он так и не пришел. То ли охотники его напугали суматошной пальбой по уткам, то ли повзрослел и осторожнее стал — решил прятаться где-то от глаз людских… А впрочем, все может быть…

Алексей Акишин, Костромская область

Картина дня

))}
Loading...
наверх