Лось

Как-то так получилось, что данное повествование, написанное много лет назад, обошло наш сайт. И теперь я хочу исправить это упущение, не смотря на то, что многое в моей жизни по прошествии этих лет изменилось...

ЛОСЬ

То был обычный зимний день, когда запланированная охота на лося чуть было не сорвалась - как всегда жизнь вносила коррективы.

Но двое - я и мой напарник по многочисленным охотам Николай, все же решили не просиживать выходной дома, а отправится туда, где нас ждали испытания.

Несколько часов пути на скоростном автомобиле по выбитой большегрузами трассе Барнаул-Камень-на-Оби, и мы въезжаем на территорию одного из охотхозяйств Алтайского края.

В то время частников еще не было, и РООиРы тянули хозяйства на своих плечах, а так же и на плечах ответственных охотников - принимающих участие в трудоднях.

Наша активная помощь в "отработке", нежданно привела к тому, что председатель общества предложил выкупить горящую путевку на взаимовыгодных условиях и договор был заключен искренним рукопожатием.

Теперь даже странно слышать такое, что договорится можно было без каких-либо договоров, актов, предоплат и блата. Но такое было, и многие охотники моих, а тем более старших годов это прекрасно помнят.

-Удачи не желаю! Сами все добудете!- сказал нам на дорогу охотовед и снежная поземка стала прятаться в след служебного уаза.

Лес встретил нас прекрасными картинами,

шумными стонами деревьев, сочностью застывшего осеннего урожая дикоросов

и то и дело срывающимися снежными шапками.

Посовещавшись с товарищем отправились разными путями в поквартальный обход.

В то время практически ни у кого не было раций, не говоря уже о сотовых телефонах. Но у меня как раз была пара телефонов первенца в предоставлении сотовой связи на Алтае ООО "СоТел". Это были кирпичи Нокиа 640 с входящей и исходящей стоимостью аж в 64 цента, и это как для корпоративного клиента.

И вот телефон извещает меня, что товарищ нашел лосиную строчку в соседнем квартале, и мне стоит зайти в полветра в поперечную балку. Так началась погоня...

В который раз я на номере. В который раз?- не помню!

Что-то не клеятся наши с товарищем дела, и мы по-прежнему не можем взять лося.

Оно и понятно, перехватить лося вдвоем не так-то просто. Хотя нам и удалось пару раз перевидеть зверя, но все вне меры или возможности произвести точный выстрел.

В который раз я на номере, а напарник тропит.

В который раз я любуюсь нашей Сибирской природой, в тайне надеясь, что вот сейчас, или чуть позже, но ОН выйдет именно на меня, и именно там, где я стою.

Чуда не происходит, и сотовый сообщает, что пора менять позицию- лось ушел в другой квартал.

Я спешу на лыжах, хотя знаю, что товарищ будет ждать столько, сколько потребуется, и двинется дальше лишь после моего сигнала. Меня никто и не подгоняет, я просто замерз, и спешу согреется быстрым бегом.

Очередной километр обхода закончен и я располагаюсь на вершине похожего на десяток других лога, не сомневаясь, что лось если и пойдет в этом направлении, то он пойдет именно здесь.

Отмашка дана и я превратился в слух.

Сердце еще не восстановило свой ритм- я больше слышу его удары и удары пульса в весках, нежели звуки леса.

Постепенно кровь затормозила свой бег, дыхание выровнялось и я готов к выполнению своей задачи.

Но что это?! Слышу приближающийся хруст валежника. Глаза выискивают цель, а пальцы привычным движением снимают предохранитель, ставя ружье на боевой взвод.

Сердце пошло в разнос.

Колени прослабли, хотя я еще ничего и никого не вижу, но я уже чувствую, что это ОН, что он идет, и идет туда, где я его жду…

Зверь появляется в лощине.

Ветром вырывается из нее и стремится проскочить широкую просеку, которую он избегал все это время. Просеку, которую я простреливаю в обе стороны...

Стремителен и грациозен его бег. Делаю глубокий вдох и два коротких выдоха…

Уже более половины открытого пространства позади, а я все веду желанную цель, не спеша с выстрелом.

Ружье заряжено смертоносной Полевой-3, и я уверен в своем патроне, уверен в своем ружье, уверен в себе и своем глазе...

Толчок в плечо- громоподобный звук эхом покатился по просеке и тут же вернулся обратно, ударив по перепонкам.

Лесной гигант еще продолжает свой бег, не осознавая, что он побежден, повержен человеком…

А спасительная зелень леса вот она, совсем рядом, еще каких ни будь пара-тройка шагов.

И вдруг колени надломились…

Эти красивые, стройные ноги, более похожие на четыре молодых осинки, так легко несущие зверя и не раз спасавшие его от гибели, вдруг сдаются, подгибаются под весом тела, грудь подается вперед, голова тяжелеет и запрокидывается назад, касаясь могучими рогами хребта…

Что в этот миг чувствует зверь? Усталость? Обиду? Страх?- я не знаю. Я лишь вижу, как его грудь в последний раз наполняется воздухом, свежим, лесным ароматом, с которым он засыпал, с которым просыпался, и затяжной выдох- клубы пара из ноздрей и стон вырывается из могучей груди…

ВСЕ! Дошёл…

Подхожу, сажусь рядом- нет желания кинуться и вспороть белесую брюшину, нет желания кричать от радости, нет желания даже сфотографировать на память, хотя фотоаппарат вот он, на груди. Наоборот, хочется дотронуться и сказать: «вставай, иди в лес, радуйся жизни и живи долго»- но я смотрю на тело поверженного соперника и разряжаю ружье.

Напарник будет совсем скоро и я развожу огонь.

Есть время подумать, пережить заново.

А вот и мой товарищ.

Подошел, сел рядом, похлопал лося по задку и положив рукавички на него сказал: «Ну, здравствуй, красавец», и как водится закурил, - все понятно без слов.

Ещё довольно долго мы сидели молча, не то прощаясь с ним, не то прося прощение, а скорее отдавая дань уважения этому красивому, сильному и умному животному.

Но всему приходит конец, и на смену лирике пришли будни, с их черновой работой, о которой писать нет надобности…

Источник